четверг, 24 ноября 2011 г.

О народе России

Игорь Харичев
24 ноября 2011 г.


Подкачал в России народ. Любит власть. И не любит нести ответственность за себя. Первое для власти приятно. А второе — нет. Приходится напрягаться, решать многие проблемы, которые валятся на голову как из рога изобилия. А вот бы по-другому: и власть любит, и все проблемы сам решает. Это был бы хороший народ. Но где ж такой взять?

С нашим народом в самом деле проблемы. Он в своей массе не ценит свободу, проявляет рабскую психологию, не считает высшей ценностью человеческую жизнь и наплевательски относится к правам человека, не признает незыблемость честно нажитой частной собственности, во всем уповает на государство. Странно в этой ситуации удивляться тому, что более половины жителей России неизменно поддерживают национального лидера, что их устраивает суверенная демократия, хотя в большинстве регионов они живут практически в условиях феодализма и у многих своя «кущевка», хотя они еле сводят концы с концами, а российские миллиардеры становятся все богаче.

Вот свежие примеры. Согласно опросам Левада-центра — пожалуй, единственной социологической службы, результатам опросов которой можно доверять, 82% наших сограждан не видят возможности влиять на политику. Но это не только характеристика государства, власти, это и характеристика нашего народа, который позволил этой власти выстроить такое государство. На вопрос «Какая демократия нужна России» 49% дают ответ: «Совершенно особая, соответствующая национальным традициям и специфике России», 14% — «Такая, как была в Советском Союзе», 7% — «России не нужна демократия» и только 19% — «Такая, как в развитых странах Европы, Америки». На вопрос «Какими словами вы могли бы обозначить свое отношение к Владимиру Путину?» 3% дают ответ: «Восхищение», 24% — «Симпатия», 33% — «Не могу сказать о нем ничего плохого». Итого 60%! Такова наша культура, во многом сохранившая черты традиционной. Это обусловлено нашей историей.

Еще в начале XX века подавляющее большинство подданных Российской империи было сельскими жителями, то есть носителями традиционной культуры. Проходивший тогда вполне успешный процесс индустриализации прервала гражданская война, которая вконец разрушила промышленность и отбросила страну в прошлое. Для того чтобы преодолеть катастрофическое отставание от Запада, Сталин жесткой рукой осуществил индустриализацию. Начало ей положил первый пятилетний план в 1927 году.

Тогда, в тридцатые годы, значительные массы сельского населения за короткий исторический период переместились в города. Известно, что в ходе индустриализации происходит не только перетекание сельского населения в города, но и модернизация традиционного общества, которое в конце концов становится постиндустриальным. Подобный процесс происходил и в СССР. К 1937 году, по прошествии десяти лет, его последствия были уже ощутимы. Однако наметившиеся подвижки в обществе не устраивали Сталина, поскольку грозили обернуться в будущем потерей власти. И он нашел способ остановить их.

Репрессии продолжались весь период правления «отца народов». Но особый размах они приобрели именно в 1937-1938 годах, охватив самые разные социальные группы. Страну окончательно пропитала атмосфера страха. В итоге были сохранены родовые черты традиционного общества. Прежде всего это отсутствие уважения к человеческой личности, непринятие человеческой жизни и, соответственно, прав человека высшими ценностями, непризнание незыблемости частной собственности (она вообще отсутствовала в СССР), непринятие того, что человек выше государства. Это неумение нести ответственность за себя, стремление во всем полагаться на государство и рабская психология.

Все эти черты сохранились у основной массы советских людей к 1991 году. Вот почему подавляющая часть населения России не могла и не хотела понять, что либеральные реформы требуют изменений не только в экономике, но и в обществе — то есть во всех нас. Большинство из тех, кто сохранял традиционное мышление, ожидали новой, устроенной, сытой жизни как само собой разумеющегося, что следовало получить без каких-либо собственных усилий. А когда через три-четыре-пять лет не получили этого, тут же разочаровались в новой власти и начали поддерживать коммунистов. Фактически граждане России в своей массе не готовы были к жизни в демократическом обществе и рыночной экономике, чем сполна воспользовались чиновники и чекисты.

Сегодняшняя Россия так же далека от демократии, как и пятнадцать лет назад. Но причина этого отнюдь не в нынешней власти. У нас такая страна, потому что такой народ. И если поменять власть, нет гарантии, что мы получим другую страну. И гарантий не будет, пока не изменится культура основной части граждан.

Такая позиция вызывает резкое неприятие у ряда известных представителей либеральной мысли. Прежде всего хочется упомянуть Эмиля Паина. Он обвиняет в упадничестве ту часть либеральной интеллигенции, которая признает преимущества западного пути развития, но при этом уверена, что Россия — страна рабов и пока не готова присоединиться к западной цивилизации. По мнению Паина, эта позиция недопустима, поскольку выгодна нынешней власти, так как оправдывает ее недемократические действия. Близкую точку зрения высказывает политолог Игорь Клямкин, считающий, что если все определяет культура, то ситуация фактически безвыходная. А потому подобная трактовка неприемлема.

Но разве не правда, что большинство наших соотечественников по сей день не приняли те ценности, на которых зиждется западная цивилизация? (А те, кто в заметном числе уезжает на постоянное жительство в успешные страны, как раз представляют другую, меньшую часть общества, которая истончается.) Разве полное равнодушие к политике и нежелание проявлять даже минимальную общественную активность являются выдумкой? Разве многие наши общественные деятели и представители творческих профессий не демонстрируют публично примеры рабской психологии? Как писал в одной из своих работ культуролог Игорь Яковенко: «Подавление личностного начала — одна из магистральных функций русской культуры». А известный философ Вадим Межуев подчеркивал: «Отличие России от Запада следует… искать не в цивилизации — здесь можно говорить лишь об отсталости России от Запада, — а в культуре».

Ситуация и в самом деле тупиковая. Надежда может быть только на власть. Разумеется, не нынешнюю. А ту, которая, по-настоящему думая о будущем страны, станет осуществлять широкую просветительскую деятельность. Подобную по влиянию на общество той, какая проводилась после Второй мировой войны в Германии и Японии. Попутно эта власть должна подавать обществу пример в законопослушности, порядочности, в реальном неприятии коррупции. Так что речь в любом случае о не столь близком будущем.

С нашим народом действительно проблемы. Но в этом не его вина, в этом его беда. Как бы разъяснить нашему народу, что уважение к личности напрямую связано с экономическим процветанием. Что эффективна вовсе не та власть, которая держит все в кулаке, а та, которая обеспечивает действие закона для всех без исключений. Что нести за себя ответственность надежнее, чем доверять это государству.

Автор – генеральный директор журнала «Знание-сила», секретарь Союза писателей Москвы

Ссылка: О народе России - Ежедневный журнал

Комментариев нет:

Отправить комментарий