вторник, 28 июня 2011 г.

Товарищ Сталин. Только хорошее!


Тофик Шахвердиев
Алексей Поликовский
обозреватель «Новой»
25.06.2011


Россия, котрая всегда с тобой

Предисловие к фильму от Алексея Поликовского

Это фильм о стране. Она является нам в фильме такой, какой была и осталась: страна старой кирпичной кладки, убогого быта, покосившихся бараков, железных дверей, замызганных рабочих роб. Уберите из кадров фильма старые советские лозунги на стенах, и тогда это будет картина любого провинциального городка сегодня в ста километрах от Москвы. Но над всем этим вечным неуютом нашей жизни, над всей этой всегдашней неприкаянностью жилистых татуированных мужиков звучит золотая труба, и мелодия на наших глазах вдруг отрывается от серых стен и печальных заборов и забирается в небо. Это наша жизнь. И на заднем ее фоне, как навязчивое привидение, скользит низкорослый грузин с узеньким лбом и сухой рукой — Сталин.

О нем написаны сотни книг, но я никогда не слышал такого ясного, простого и  грустного изложения, которое дает на камеру заключенный с вытатуированным Сталиным на груди. Мелки и нелепы оказываются наши исторические анализы перед его простым вопросом об Иване Грозном, Петре Первом, Сталине и иных людях власти: "Ну что же они все такие злые?" Этот вопрос пробивает насквозь. Так мог бы спросить ребенок, тот самый, чьими устами глаголет истина, но в России на месте ребенка оказывается взрослый мужчина, отец семейства, за какой-то невеликий проступок брошенный за проволоку. И что ему ответить?

В эпоху сплошной пропаганды и ночных расстрелов в людях почему-то были честность и достоинство. В эпоху террора люди пели действительно прекрасные песни, и у них действительно светились лица. Пустой рукав пиджака у старого фронтовика и его лицо, когда он поет, говорят об этой эпохе больше, чем слова, которые мы произносим в наших оголтелых спорах. Но не нужно спорить, не нужно впадать в экстаз осуждения или в пафос восхваления, лучше просто посмотреть на эту серо-белую хронику, на эти человеческие лица, на этих людей, любящих Сталина, на этих заключенных в черных робах и на этого честного сталиниста, знающего, что во времена вождя он был бы первой жертвой доноса.

Там, где фильм показывает — скромно и честно показывает — он завораживает. Там, где фильм пытается объяснять, он проваливается. Невозможно объяснить огромную эпоху и скопление страстей, героизма, честности, достоинства, подлости и мерзости через плоскую ассоциацию советского народа со стадом баранов. Невозможно понять природу веры, любви и самопожертвования через две-три сцены с гипнотизером и его подопытными. И ассоциации с Гитлером и Мао ничего не объясняют и никуда не ведут. Потому что мы не немцы, которым их прошлое выбили из голов победители. И не китайцы, тысячу лет живущие в конфуцианском чувстве долга.. Мы другие. Мы неподвластны никакой внешней силе, и поэтому у нас свои особые отношения с прошлым, которые мы не можем осудить в пять минут и выбросить на помойку — потому что там, в этом прошлом, ходят по улицам, варят суп на примусах в коммунальных кухнях, стоят в очередях за пайком хлеба и слушают речи вождей из репродукторов наши родные, наши любимые, наши близкие.

Если телевидение за 22 года не нашло одного часа, чтобы показать нам этот тревожащий фильм с таким тонким и точным отбором героев и кадров, фильм, не дающий ответов, но задающий один-единственный неизбежный вопрос, то такое телевидение следует закрыть. Оно не нужно.

Есть фильмы, в которых главное — лица. Они возникают в фильме как бы сами собой, но режиссер должен был их найти, их постичь и остановить на них камеру. И потом, когда забудутся частности, когда фильм истает в памяти под напором ежедневной суеты, лица из фильма вдруг выплывут перед внутренним взглядом в очередной ночной бессоннице. Это лица истовых советских людей времен веющих флагов, гордых парадов и сильной веры. И лицо заключенного эпохи перестройки, играющего в лагерном оркестрике на барабане. Посмотрите на это лицо, посмотрите на эти глаза, на то, как он подмигивает нам из безымянного проулка уже не существующей страны, этот безвестный советский барабанщик в лагерной робе, исполненный жизни и мудрости.

Ссылка: Товарищ Сталин. Только хорошее! - Новая газета

Вышла в свет книга о взаимоотношениях Сталина и религии


28 июня 2011 года

Издана книга старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Игоря Курляндского "Сталин, власть, религия (религиозный и церковный факторы во внутренней политике советского государства в 1922-1953 гг.)".

Жанр книги - исторические очерки. В монографии освещен ряд недостаточно изученных аспектов темы государственной политики по отношению к религии в 1922-1953 годах, говорится в предисловии к книге.

В вводной части рассмотрен вопрос о влиянии духовного образования на становление личности Иосифа Сталина и на его деятельность.

В первой главе монографии по новым документам впервые изучено участие И.Сталина в антицерковной кампании 1922-23 годов, объясняются ее причины, особенности проведения и роль в ней Владимира Ленина и Льва Троцкого, обстоятельства создания Антирелигиозной комиссии ЦК РКП - ВКП. Уделяется внимание участию И.Сталина в репрессиях против духовенства и мирян в 1922 году и в "деле" патриарха Тихона.

Во второй главе анализируются причины поворота советской политики к т.н. "религиозному нэпу" весной-летом 1923 года.

Третья глава посвящена малоизученной проблеме свертывания "религиозного нэпа" и перехода к политике гонений и репрессий против разных религиозных организаций (1926-1930 годы).

Серьезное внимание уделено истории подготовки и последствиям принятия постановления ЦК "О мерах по усилению антирелигиозной работы" (1929 год), который оказал существенное влияние на дальнейшую антирелигиозную политику власти.

Используя новые архивные документы, автор остановился в четвертой главе книги на реакции советского руководства на протесты зарубежных кругов по поводу преследования религии и Церкви в СССР в 1930 году.

В пятой главе дается оценка "религиозной" мифологии большевизма и сталинизма, особенности которой передал в своем творчестве писатель Андрей Платонов. В шестой главе освещены некоторые малоизвестные аспекты отношения власти к религии в годы "большого террора" 1937-1938 годов, осмысливаются причины неудачных попыток реализовать в этот период систематическую антирелигиозную пропаганду.

Седьмая глава посвящена некоторым особенностям церковно-государственных отношений в 1939-1941 годах, которые складывались на фоне разоблачения распространяемых в публицистике фальшивок, призванных подтвердить тезис о радикальном изменении И.Сталиным церковной политики в 1939 году.

В восьмой главе со вступительной статьей публикуется полный текст записки министра государственной безопасности Виктора Абакумова об "антисоветской деятельности" священнослужителей в 1948 году.

В заключении работы рассматриваются некоторые проблемы сталинского "нового курса" церковно-государственных отношений 1943-1953 годов, в том числе политика в отношении открытия церквей, положение духовных учебных заведений и состояние приходского духовенства в этот период, делаются выводы о некоторых особенностях "нового курса" и недопустимости его идеализации в историографии.

Ссылка: Вышла в свет книга о взаимоотношениях Сталина и религии - ИНТЕРФАКС

воскресенье, 26 июня 2011 г.

Игорь Мельников. КАТЫНЬ. Палачи и жертвы


Игорь МЕЛЬНИКОВ
26.06.2011




В своих предыдущих материалах я много писал о жертвах НКВД, рассказывал о преступных приказах, которыми отправляли тысячи людей, словно скот, на бойню. Сегодня я хотел бы назвать несколько фамилий тех, кто был непосредственным исполнителем смертных приговоров. Кроме того, картину того страшного времени я дополню воспоминаниями польских граждан, которые в начале 1940-х оказались в минских тюрьмах и сполна изведали ужасы бесчеловечной сталинской системы. 

На одном из минских кладбищ покоится прах Степана Григорьевича Кобы. В конце 1930-х этот человек служил начальником комендатуры внутренней тюрьмы НКВД («американки») в Минске. Именно он был одним из тех, кто лично в 1940-1941 годах приводил в исполнение смертные приговоры узникам минских тюрем. Среди них львиную долю составляли те, чьи фамилии значатся в Белорусском катынском списке.

С марта 1941 года этот человек был комендантом Административно-хозяйственно-финансового отдела НКГБ БССР. В ноябре 1941-го его откомандировали в Особый отдел НКВД Резервного фронта. С декабря 1941-го Степан Коба — комендант Особого отдела НКВД Западного фронта, с мая 1943-го по март 1945-го — комендант АХФУ НКГБ БССР, с марта 1945 года — заместитель начальника АХФУ НКГБ БССР, с октября 1946-го — заместитель начальника Административно-хозяйственного отдела МГБ БССР. С августа 1952-го — заместитель начальника АХО, он же комендант МГБ БССР. Умер 45-летний Коба в собственном кабинете, на два месяца пережив Сталина.

Другими палачами минских тюрем были сотрудники НКВД БССР Владимир Никитин, Иван Ермаков, Иван Кмит, Иван Бочков, А. Острейко. Кстати, последний работал старшим надзирателем «американки». В 1937 году Острейко был назначен дежурным помощником коменданта комендатуры административно-хозяйственного отдела НКВД БССР, а через год вновь возвращен на должность старшего надзирателя тюрьмы. В 1943-м А.Острейко назначили дежурным помощником коменданта комендатуры Наркомата госбезопасности БССР.

пятница, 24 июня 2011 г.

В Якутске открыт памятник литовцам – жертвам политических репрессий


24 июня 2011

23 июня в Якутске в ограде костёла по благословению епископа Кирилла Климовича (ординария Римской католической епархии в Иркутске) состоялось открытие памятника литовцам и жителям Литвы – жертвам политических репрессий 1941-1956 гг.

Почтить их память пришли потомки ссыльных, представители национальных общин РС (Я), журналисты и простые горожане. Торжественная и скорбная церемония началась поминальным колокольным звоном.

Затем историк Инна Юрганова напомнила собравшимся о печальных событиях 70-летней давности. Депортация 1941 г. была самой страшной, людям давали всего полчаса на сборы. Более трёхсот тысяч граждан Литвы были отправлены на Север, многие из них погибли от голода и болезней. Для выживших Якутия стала второй родиной. Среди якутян-литовцев немало известных, уважаемых людей - заслуженных геологов, врачей, артистов, внесших свой вклад в развитие республики.

Одной из главных задач литовская община «Гинтарас» с момента своего образования (в 1996 г.) считала увековечение памяти погибших. Проект памятника был готов ещё в 2002 г., но прошло немало времени, прежде чем наступил этот знаменательный день.

«Долгие восемь лет я не могла найти поддержки ни в одной инстанции, – сказала председатель «Гинтарас» Регина Трофименко. – А сегодня, несмотря ни на что, мы открываем этот обелиск – в память о тех, кто выжил, и о тех, чьи могилы остались неизвестными». Регина Антоновна с теплом вспоминала чурапчинских переселенцев, благодаря поддержке которых ссыльные смогли выжить в холодном крае, научились строить юрты, ловить рыбу на Севере. В самой Литве помнят об этом: в Каунасе установлен памятник, выполненный в виде якутской юрты, куда приходят поклониться люди со всей Европы.

Ксёндз прочитал отрывки из Евангелия и провёл обряд освящения памятника. Президент Европейского оргкомитета Гинтаутас Вилейта вручил о.Йозефу дар для католического прихода – картину с религиозным сюжетом работы художника XIX в. Вилейта выразил благодарность Р.Трофименко, ксёндзу и всем, кто принимал участие в деле увековечения памяти репрессированных и сообщил, что на Севере отбывали ссылку и его родственники.

От национальных общин выступили Зоя Аскарова, Людмила Медведева (отец которой был расстрелян в 1937 г. по приговору «тройки»), Хорен Саакян (его родственники отбывали ссылку на Алтае), а также известные якутские журналисты Валентина Прибыткина и Алевтина Птицына, которым литовцы благодарны за цикл телепередач о репрессированных из Прибалтики, помощь в создании книги «Литовцы у Ледовитого океана». Памяти погибших в ссылке была посвящена музыкальная композиция, которую исполнила на хомусе Валентина Гаушене.

После открытия памятника в костёле состоялась месса.

Ссылка: В Якутске открыт памятник литовцам – жертвам политических репрессий - ИА SakhaNews

Сталин как дешевка. Победные цифры


Дмитрий Орешкин
24 июня 2011 г.


Не об истории пишем, а об устройстве голов. Типовая советская голова так замечательно спроектирована, что не умеет видеть действительность, если та противоречит постулатам. Ничего удивительного: партия прямо ставила задачу «воспитания нового человека». То есть человека с новым устройством головы. На остальные части тела, слава богу, не покушались.

Надо отдать должное — они многого достигли. Научили не видеть то, что есть, и видеть то, чего нет. Например, обострение классовой борьбы по мере построения социализма. Коммунисты с условными фамилиями Зиновьев, Каменев, Радек, Троцкий или, скажем, Рыков сначала вступают в непримиримый классовый конфликт с коммунистами (условно) Дзержинским, Менжинским, Ягодой и Ежовым. А потом уже сами победители падают жертвой классового антагонизма с коммунистом Берией. Потом Берия классово конфликтует с Хрущевым и Маленковым. А потом они между собой… Самое интересное — граждане верят. Анализируют признаки работы на иностранную разведку, рассматривают фальсификат с лица, с изнанки, на просвет — и убеждаются в его бесспорной истинности. Не может же, чтобы созидатели самого прогрессивного и справедливого общества, выходцы из народной гущи, примитивно грызлись за власть, как бульдоги под ковром?! Значит, точно борьба классов. Ну да, автор сталинской Конституции Бухарин — лютый классовый враг. Вдвойне опасный, ибо под личиной главного редактора «Известий»… Что тут непонятного? Расстрелять, как бешеную собаку.

Уникальный по масштабу эксперимент с отключением головного мозга Homo sapiens и заменой его жеваной газетой «Правда».

В частности, на уровне аксиомы принято считать, что при Сталине приписок не было. Мол, так строго, что все отчитывались по правде. А если вынуть из головы бумажный шар и пораскинуть оставшимися мозгами? Когда перед хозяйственником стоит простой выбор — подать честную сводку и стопроцентно сесть за срыв плановых заданий или подать фальшак, а там, глядишь, пронесет или вышестоящие товарищи по несчастью прикроют, то выбор вовсе не так очевиден. Это если исходить из логики. Но советский человек не приучен исходить из логики. Он приучен исходить из аксиомы. Даже если эмпирические данные ей прямо противоречат.

Репрессии не забыты

ВЕДОМОСТИ

Репрессии не забыты

В отличие от властей граждане поддерживают программу по увековечиванию памяти жертв тоталитарного режима и готовы даже лично поучаствовать в этом
Проект по десталинизации был обнародован в марте 2011 г. советом при президенте по развитию гражданского общества и правам человека.
Читать целиком


четверг, 23 июня 2011 г.

«Россия такая же жертва тоталитаризма, как и Литва»


Денис Тарасенко
23 июня 2011


Инициатива Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ, который опубликовал «Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» несколько месяцев назад, произвела эффект разорвавшейся бомбы. С одной стороны, программе аплодировали, говоря, что это шаг России навстречу таким странам, как страны Прибалтики.

В самой же России разгорелась жаркая дискуссия, в которой оппоненты идеи «десталинизации» увидели попытку пересмотреть весь исторический контекст современной России с попыткой возложить вину за развязывание Второй мировой войны на СССР, пересмотреть итоги событий 80-летней давности, а победителей приравнять к оккупантам. «Литовский курьер» встретился с председателем Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Михаилом Федотовым и расспросил про оцениваемую противоречиво программу из первых уст.

Для Благовещенска выбрали эскиз памятника жертвам репрессий


23.06.2011

В Благовещенске подведены итоги конкурса на лучший эскизный проект памятника жертвам политических репрессий. Мемориал планируется установить в сквере воинов-интернационалистов, что напротив Дома молодёжи. На конкурс поступило 13 работ от 11 человек. Лучшим в итоге признан проект художественно-исторического объединения «Знамя» из Москвы.

Эскиз выполнили скульптор, народный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств Салават Щербаков и архитектор, член Союза архитекторов России Галия Ишкильдина. Им присуждёны диплом первой степени и премия в размере 35 000 рублей.

Вторым стал проект благовещенского архитектора Елизаветы Коваленко, члена правления амурского отделения Союза архитекторов России. Третье место досталось также благовещенцу – скульптору Павлу Никитину, члену Союза художников России. Призёрам полагается вознаграждение в 25 000 и 15 000 рублей соответственно.

Ссылка: Для Благовещенска выбрали эскиз памятника жертвам репрессий - Амур.инфо

Фрагмент передачи "Грани недели с Владимиром Кара-Мурзой"


Ведущий: Владимир Кара-Мурза 
Суббота, 18.06.2011 

В. КАРА-МУРЗА - В эфире программа «Грани недели». В студии Владимир Кара-Мурза. Продолжаем наш выпуск. 70 лет назад органы советской госбезопасности провели массовую чистку гражданского населения недавно присоединённых к сталинской империи государств Прибалтики. 14 июня в странах Балтии отмечается как день памяти жертв коммунистических репрессий. В этот день в 1941 году за неделю до открытого столкновения гитлеровской Германии и Советского Союза в Латвии, Литве и Эстонии прошли массовые депортации населения.

Эпицентр урагана


Анатолий Шикман
23.06.2011


Мифы сталинизма еще не стали историей 

Карл Шлёгель. Террор и мечта. Москва 1937/ Пер. с нем. В.А.Брун-Цехового.
– М.: РОССПЭН, 2011. – 742 с. (История сталинизма).

Мироощущение зависит от точки зрения. Перенаселенная коммунальная московская квартира с ее очередями в туалет и ванную и склоками соседей представлялась чудом цивилизации с отоплением, газом, электричеством и водой обитателям бараков, где вместе с крысами и вшами в вони керосина и немытых тел обитали в жуткой тесноте люди, поочередно пользовавшиеся нарами и узкими кроватями без белья. Но и барак был вожделенной мечтой тех, кто ютился в землянках или шахтах метро. А еще страшнее была жизнь заключенных, строивших у ворот столицы канал Москва–Волга. Их высаживали в чистом поле и заставляли работать в воде, болоте или при почти тридцатиградусном морозе, выдавая 200 г каши, 200 г макарон, 100 г растительного масла на человека в месяц, и требовали выполнения норм выработки…

В своей новой книге немецкий историк и писатель Карл Шлёгель рассматривает огромный комплекс тем, выбирая их субъективно, но не произвольно, а следуя сталинской логике создания нового мира, центром которого был великолепный город, долженствовавший превратиться в символ воплощенной мечты.

На месте безжалостно снесенной старины появились ярко освещенные по ночам широкие улицы, высотные дома, великолепные мосты, оттенившие красоту Москвы-реки, потрясавшая воображение роскошь метро, огромный Парк имени Горького, множество театров, Красная площадь и Мавзолей Ленина, на трибуне которого стояли руководители страны и боготворимый вождь, смотревшие на многочасовые демонстрации и парады физкультурников. В этой новой Москве работали огромные заводы, летчики совершали беспосадочные полеты а Америку, звучали джаз Утесова и песни Дунаевского, а в многочисленных кинотеатрах зрители не только наслаждались блистательными игровыми фильмами «Цирк» или «Волга-Волга», но и проникались канонической и прочной картиной миропонимания, о чем бы ни шла речь – об Александре Невском или Ленине в Октябре.

Автор объясняет, как воспринималась Москва 1937 года не привилегированными потомками, а современниками, выбора не имевшими. Он показывает механизм созидания тоталитаризма: «Раздувание урагана, в котором критику более нельзя было отличить от доносительства, объединяло сообщество против фиктивного общего врага и в то же время разрушало все самостоятельные структуры, которые могли бы противиться безграничному произволу». Развязанный сверху террор во имя великой цели был с готовностью подхвачен и использован множеством структур и граждан для решения своих проблем.

Расстрелянные государственными террористическими организациями на полигоне в Бутове или «Коммунарке» – верующие и атеисты, подростки и старцы, священники и партработники, крестьяне и рабочие, безграмотные и академики, русские и нерусские, иностранцы и «бывшие», инвалиды и странники – лишь часть жертв всесильного полицейского государства. Шлёгель убедительно доказывает, что бесспорные достижения страны в сталинскую эпоху были сделаны не благодаря, а вопреки самоубийственной политике власти в войне против собственного народа.

Именно тогда, в 1937–1938 годах, к власти пришло поколение тех, кто формировал облик СССР во второй половине ХХ века и для кого сталинизм (в словотворчестве Сталина «марксизм-ленинизм») оставался идеологией Советского государства до его крушения. Сталинизм и его мифы все еще не стали историей. Вот почему и сегодня осознание московских событий 1937 года необходимо. В предисловии Шлёгель отметил: «Этот процесс еще далек от завершения, и он найдет свой счастливый конец лишь в том случае, если Лубянка – символ безграничного презрения к человеку, символ власти убийц в центре Москвы – однажды, в не столь уж далекий день, будет превращена в музей и место поминовения».

Ссылка: Эпицентр урагана - Независимая газета

среда, 22 июня 2011 г.

Советские военнопленные. 15 лет с клеймом предателей


22.06.2011 

«Отношение большевистской власти к воинам Красной Армии, попавшим в плен, сложилось еще в годы Гражданской войны. Тогда их расстреливали без суда и следствия»… Такими словами фронтовик академик Александр Яковлев в своей книге «Сумерки» обозначил одну из самых страшных бед Великой Отечественной, с первого дня которой плен стал жестоким испытанием для миллионов советских солдат и офицеров. Большинству он стоил жизни, а выжившие почти полтора десятка лет носили на себе клеймо предателей и изменников. 




Статистика войны 

Точных данных о советских военнопленных нет до сих пор. Германское командование указывало цифру в 5 270 000 человек. По данным Генштаба Вооруженных Сил РФ, число пленных составило 4 590 000.

Статистика Управления уполномоченного при СНК СССР по делам репатриации говорит, что наибольшее количество пленных пришлось на первые два года войны: в 1941 году — почти два миллиона (49%); в 1942-м — 1 339 000 (33%); в 1943-м — 487 000 (12%); в 1944-м — 203 000 (5%) и в 1945 году — 40 600 (1%).

Подавляющее большинство солдат и офицеров попало в плен не по своей воле — брали раненых, больных. В плену погибло до 2 000 000 солдат и офицеров. Обратно в СССР репатриировано свыше 1 800 000 бывших военнопленных, из которых около 160 000 отказались вернуться.

Согласно сводке донесений немецких штабов, с 22 июня 1941-го по 10 января 1942 года фашисты взяли в плен 3 900 000 человек, среди них более 15 000 офицеров.

Меж двух огней 

Однако вся эта человеческая трагическая цифирь появилась лишь после Дня Победы. В первые же дни Великой Отечественной еще не было данных о ходе боевых действий, но репрессивный аппарат советской власти уже предвидел возможные негативные последствия и считал нужным их пресекать на корню.

Как сотрудник НКВД Жумабай Шаяхметов дослужился до первого секретаря


Асылхан МАМАШУЛЫ
22.06.2011


Жумабай Шаяхметов сделал карьеру от простого сотрудника НКВД до первого секретаря Компартии Казахстана. Его служба на высоких должностях пришлась на годы сталинских репрессий.

Исследователи общественно-политической деятельности Жумабая Шаяхметова в первую очередь обращают особое внимание на то, что «он был первым из казахов, кто занял руководящую должность в Казахстане».

В 1924 году населенные казахами земли, бывшие в составе Туркестанской АССР, отошли Казахской АССР. В действительности же, и тогда, когда определились границы современного Казахстана, казахским коммунистам не были даны полномочия по руководству территорией.

ОТ НКВД ДО СЕКРЕТАРЯ

Жумабай Шаяхметов, в 1936 году назначенный заместителем начальника НКВД Северо-Казахстанской области, в декабре 1937 года получил награду к 20-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД, в июне 1938 года был утвержден на должность заместителя управления Алматинской области, в июле 1938 года его выбрали на должность третьего секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана.

Жумабай Шаяхметов занимал ответственные посты в разгар сталинских репрессий – с 1927 по 1938 год. Считается, что подозрительное отношение к людям, достигшим большой власти благодаря службе в НКВД, начало формироваться именно тогда.

Презентация в Музее истории ГУЛАГа


22.06.2011


Государственный музей истории ГУЛАГа при участии Ингушского общества «Мемориал» и Постоянного представительства Республики Ингушетия при Президенте Российской Федерации 24 июня 2011 г. в 18.00 приглашает на вечер, посвященный французскому изданию первых воспоминаний о трудовых лагерях в СССР.

Sozerko Malsagov, Nikolaï Kisselev-Gromov. Aux origins du GOULAG. Récits des îles Solovki. Paris, François Bourin Editeur, 2011

Созерко Мальсагов, Николай Киселев-Громов. У истоков ГУЛАГа. Рассказы о Соловецких островах. Париж, Издательство Франсуа Бурена, 2011



Публикация воспоминаний Созерко Мальсагова и Николая Киселева-Громова, осуществленная издательством Франсуа Бурена, является первым научным изданием этих источников. Французский перевод сделан по первым русскоязычным изданиям 1925 и 1936 гг. и снабжен справочным аппаратом, предисловие к книге написал известный исследователь-советолог Николя Верт. Появление такой публикации, несмотря на существование нескольких русскоязычных изданий обоих текстов, несомненно, является библиографическим событием, важным для исследователей истории ГУЛАГа.

Оба текста, помещенные под одной обложкой, обладают своей уникальностью и замечательно дополняют друг друга. Созерко Мальсагов – бывший офицер белой армии, узник Соловков, которому удалось бежать. Его рассказ, опубликованный в Риге в 1925 году в эмигрантской газете «Сегодня» (а год спустя – отдельной книгой в издательстве Филпота в Лондоне), стал самым первым свидетельством о жестокости и беззаконии советских лагерей. Мемуары Николая Киселева-Громова, изданные в Шанхае в 1936 году, относятся к чуть более позднему периоду – концу двадцатых – началу тридцатых годов, и, как бы продолжая рассказ Мальсагова, свидетельствуют о новых чертах развивающейся лагерной системы (например, о начале «исправительно-трудовой» пропаганды). Кроме того, воспоминания Киселева-Громова развернуты в несколько иной перспективе, поскольку написаны не узником, а бывшим лагерным охранником.

Можно сказать, что рассказы Созерко Мальсагова и Николая Киселева-Громова лежат у истоков формирования жанра лагерных мемуаров: это самые ранние свидетельства о работе советской исправительно-трудовой машины, фактически – о ее зарождении и формировании. Тем не менее, многое из запечатленного авторами в узнаваемой форме будет возникать в рассказах узников ГУЛАГа последующих десятилетий. Лаконизм и сухость изложения этих свидетельств (по сравнению с более поздними), определен самой целью их создания: оба автора, эмигрировав в Европу, писали свои мемуары как обличительный документ, который должен был стать орудием борьбы против советского режима.

Созерко Мальсагов (1893–1976) сражался в рядах Добровольческой армии на Юге России, в 1923 году попал в застенки Закавказской ЧК, прошел этапом через тюрьмы Тифлиса, Баку, Махачкалы, Грозного, Владикавказа, Ростова-на-Дону, Москвы и был отправлен на Соловки в январе 1924 года. Недолгое пребывание там (январь 1924 – май 1925 гг.) завершилось удачным побегом в Финляндию, самым первым в истории СЛОНа. В Финляндии С. Мальсагов начал писать своё свидетельство. С 1927 по 1939 гг. он жил в Польше и служил в Польской кавалерии. Начало Второй мировой войны встретил в боях в Поморье в качестве командира эскадрона, попал в плен в сентябре 1939 года и как польский офицер вывезен в лагерь для военнопленных в Германию. Из плена бежал, сражался в диверсионных отрядах на территории Франции как боец польского Сопротивления. После войны С. Мальсагову было предоставлено право на въезд в Великобританию, где он получил статус военного беженца Польской армии. Имя ингуша Созерко Мальсагова внесено в «Антологию борцов за свободу Польши».

Николай Киселев (литературный псевдоним – Киселев-Громов) в период Гражданской войны служил добровольцем в 1-м конном полку генерала Алексеева. При эвакуации Новороссийска был брошен своей частью в госпитале. Спасая жизнь, объявил себя красноармейцем Карповым. Под этой фамилией он служил в Чрезвычайных Комиссиях разных городов Северного Кавказа. В 1927 году после одной из ревизий чекист Карпов был обвинен в халатности и отправлен на службу в управление СЛОН. Там он служил в течение трех лет в Инспекционно-Следственном Отделе и в штабах Военизированной Охраны лагерей. 21 июня 1930 года Карпов нелегально перешел границу СССР с Финляндией. В своей автобиографии он затем писал, что совершил этот побег, чтобы целиком посвятить всю оставшуюся жизнь делу освобождения России от большевиков, и именно с этой целью им были созданы и опубликованы воспоминания.

Ссылка: Презентация в Музее истории ГУЛАГа - Ингушский информационный портал

Наш народ может преодолеть любые испытания и победить


Мартин Шаккум
21.06.2011


То, что страна выстояла в первые дни войны, - это не чудо, а плод титанических усилий всех советских жителей

Днем памяти и скорби назван день 22 июня: ровно 70 лет назад фашистская Германия без официального объявления войны приступила к военным действиям на территории Советского Союза. В канун этой скорбной даты, вечером 21 июня, ровно в 22:00 тысячи огней в память о погибших зажгли ветераны и активисты молодежных и общественных организаций на воинских захоронениях, мемориальных комплексах, в окнах домов.
Своими размышлениями и своим видением того страшного этапа, когда наша страна вступила в самую затяжную и кровопролитную войну, делится председатель комитета по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум:

"Еще в юности, будучи курсантом военного училища, слушая рассказы о войне моего отца-фронтовика, читая воспоминания наших выдающихся военачальников, научные исследования и художественную литературу, я пытался найти для себя ответы на два важнейших вопроса, над которыми я размышляю и сегодня.

Виктор Аксючиц: Резюме катастрофы 22 июня 1941 года


21.06.2011

Основная причина катастрофического поражения в начале войны - неготовность СССР к войне вследствие того, что:

- репрессии против гражданского населения ослабили человеческий, государственный и хозяйственный потенциал страны;

- репрессии в Красной Армии ослабили её перед войной;

- сталинская военная политика привела к низкому уровню военной подготовки "рабоче-крестьянской" Красной Армии;

- советская пропаганда Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом дезорганизовывала, идеологически и психологически демобилизовывала население и армию: кто свои, кто чужие...;

- армия была не готова к обороне из-за насаждения политическим руководством страны наступательной военной доктрины;

- действия Сталина дезорганизовывали управление страной и армией непосредственно перед нападением Германии;

- большинство народа не желало воевать за ненавистный коммунистический режим.

Репрессии всех слоёв населения за несколько лет перед войной понизили уровень государственного и хозяйственного управления страной, выбили из нормальной жизни или из жизни как таковой огромное количество не худших представителей народа.

вторник, 21 июня 2011 г.

«Мы говорим о примирении, а не о разобщении»


Записал Михаил Тюркин
21 июля 2011



В гостях у «НВ» побывал Михаил Федотов, председатель Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека

Михаил Федотов - правозащитник, преподаватель,
государственный чиновник
Михаил Федотов широко известен и как правозащитник, и как преподаватель, и как государственный чиновник. Потомственный юрист, он в 1966 году поступил на юрфак МГУ, в 1968-м был отчислен за участие в правозащитном движении, но по настоянию профессоров восстановлен на вечернем отделении Университета, после чего некоторое время совмещал учебу с журналистикой. Сотрудничество с рядом столичных СМИ предопределило его интерес к проблемам информационного права. В 1992–1993 годах он занимал пост министра печати и информации, а затем работал послом РФ при ЮНЕСКО. Сегодня Михаил Федотов возглавляет Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Особенно много шума наделала подготовленная рабочей группой совета программа по увековечиванию памяти жертв тоталитаризма, которую СМИ называют программой десталинизации и десоветизации. О ней и о ряде других резонансных проектов Михаил Федотов рассказал журналистам «НВ».

Энтузиасты репрессий


Илья Баринов
21.06.2011

Алексей Соловьев о «культе личности» и цене Победы

Бордовые тома «Книги Памяти». В каждом – фамилии тысяч забайкальцев, ставших жертвами сталинских репрессий. Всего восемь томов: перелистывая один за другим, чувствуешь, как мороз пробегает по коже. Презентация последнего из томов прошла в Чите 15 июня. Так завершился многолетний проект, с одним из вдохновителей которого, историком Алексеем СОЛОВЬЕВЫМ, мы и решили поговорить о Сталине, сталинизме и десталинизации.

- Алексей Владимирович, в октябре 2010 года руководство страны объявило о разработке программы по десталинизации. На ваш взгляд, это реверанс перед Западом или «суд времени»?

- Ещё не время давать оценку Сталину, поскольку живы те, кто его почитает, несмотря на все репрессии. Живы ветераны, шедшие на смерть с его именем на устах. Сталин – фигура противоречивая. В течение двух десятилетий ему удалось превратить аграрную и отсталую страну в индустриальное государство, укрепить обороноспособность Советского Союза. Если бы не он, мы бы войну не выиграли, - это моё мнение.

- В ходе коллективизации только в Забайкалье репрессировали 8370 человек…

- Репрессии «тридцатых» - серьёзная ошибка Сталина. Ведь изначально в партии считали, что коллективизация должна идти постепенно, чтобы люди поняли: совместный труд производительнее. Но эта политика себя не оправдала: планы по заготовке зерна были сорваны, а в отдельных регионах даже начался голод. И тогда Сталин, отступив от НЭПа, стал ускоренно создавать колхозы, через которые было удобно забирать у людей всё для осуществления индустриализации. Это вызвало волну крестьянских восстаний, участники которых, разумеется, были расстреляны. Так что массовые репрессии – это не только «перегибы на местах», но и осознанная политика центра. Многие тогда обвинили Сталина в отходе от ленинских принципов, и он, переориентировавшись, сложил всю ответственность на низовые уровни. А 8370 человек – это ведь только персоналии, репрессировали-то семьями. Большими, крестьянскими семьями. Поэтому эту цифру можно увеличивать в разы. Как и число репрессированных в 1937-39 годах.

- Мы беседуем в канун 70-летия начала Великой Отечественной войны. По мнению Михаила Веллера, Виктора Суворова и других историков, Сталин собирался первым напасть на Германию.

- Я не согласен с этим, поскольку Сталин неоднократно говорил, что Советский Союз к войне не готов. Он считал, что к 1941 году оружие и опыт Халхин-Гола уже устарели, что нужно проводить перевооружение. К тому же, Россия никогда не вела захватнических войн. Это не её идеология. Если мы и расширяли свои территории, то путём мирной колонизации.

Другое дело, что предполагалось сразу отразить удар противника и продолжать войну уже на его территории. Был даже фильм «Третий удар», где советская армия молниеносно отбивает вражеские войска и начинает наступление. «Короткая и победоносная война». Этого, как мы знаем, не получилось. Более того, такая теория сыграла с Россией злую шутку.

- Говорят, нападение фашистов было для Сталина столь внезапным, что он первые дни даже не знал, как быть.

- Это миф! Если открыть дневник сталинского секретаря Александра Поскрёбышева, видно, что Иосиф Виссарионович сразу начал работать – за сутки он встретился с десятками генералов и руководителей. В отличие от других советских деятелей, перебравшихся в Куйбышев, Сталин все военные годы провёл в Москве, что воодушевляло и солдат на фронте, и рабочих в тылу.

- Вернёмся к репрессиям. Кто, на ваш взгляд, большее зло – Сталин или тысячи тех, кто слепо исполнял его подчас чудовищные приказы?

- Жители Читинской области столкнулись с «энтузиастами репрессий» - Хорхориным, Крыловым, Куцорубовым... Крылов, к примеру, был настолько рьяным сторонником репрессий, что даже Хорхорину приходилось его сдерживать. В январе 1938 года, подводя итоги расстрелов, Хорхорин писал, что ещё три тысячи забайкальцев нужно репрессировать, из них две тысячи – к стенке. Затем он спрашивал у центра разрешение на казнь ещё трёх тысяч. Так он просил три раза! А потом, 28 ноября 1938-го, его самого арестовали. На втором допросе Хорхорин признал себя «японским шпионом», а в 1939 году скончался. Официальная причина смерти – туберкулёз.

По документам можно увидеть, что к концу 1938 года Сталин ужаснулся масштабам репрессий. И тогда руководители НКВД и Наркомата внутренних дел были расстреляны.

- Можно ли поставить знак равенства между Сталиным и Гитлером, фашизмом и коммунизмом?

- Фашизм – это самая бездушная политическая система, осуждённая, кстати, международным Нюрнбергским трибуналом. Идеология Гитлера заключалась в порабощении всего мира одной, арийской, нацией. Коммунизм же, напротив, призывает к равенству и свободе всех людей. Он стремится сделать всех счастливыми! Неслучайно, коммунизм вобрал в себя многие христианские принципы. Только христиане, по словам Энгельса, строят рай на небе, а коммунисты – на земле.

- Фашизм – рай для арийцев, коммунизм – рай для пролетариата. Все прочие – к стенке. Разве не так?

- А что лучше, когда небольшая группа олигархов владеет всеми богатствами России? А основная часть населения находится на грани выживания? Это ли выход? Или всё же лучше, чтобы было классовое равенство? Маркс говорил, что лучший вариант, чтобы буржуазия сама отдала награбленное, но в нашей стране она этого не сделала. А вот в Китае история сложилась иначе, и там богатые социально направлены.

- Так с чем же тогда связано объявление программы десталинизации?

- В канун выборов всегда наносится удар по коммунистам, одним из ярчайших символов которых остаётся Сталин. Так что, возможно, десталинизация – это лишь часть предвыборной кампании. Общество вновь отвлекается и начинает спорить не о тех вещах. Показателен опять-таки пример Китая, где были оценены как достижения Мао Цзэдуна, так и его преступления.

- Многие спорят: кто победил в войне? Америка? СССР? Китай? Или фашизм был разгромлен всем человечеством?

- И Рузвельт, и Черчилль, и другие лидеры признавали решающую роль Советского Союза в разгроме фашистской Германии, поскольку количество немецкий дивизий на восточном фронте в разы превосходило число фашистских войск на всех прочих направлениях вместе взятых. Без Красной Армии не было бы Победы! Хотя большой вклад внесли все: и англичане, и американцы, и китайцы, и югославы. Но решающая роль – роль советского народа!

- Алексей Владимирович, большую часть своей жизни вы посвятили службе в органах госбезопасности. Сегодня, в день своего 80-летия, можете ли вы назвать фразу, ставшую вашим девизом?

- Это слова Юрия Андропова: «Мы служим не руководителям. Мы служим народу».

СПРАВКА

Алексей СОЛОВЬЁВ - председатель Совета ветеранов УФСБ России по Забайкальскому краю, Почетный гражданин Читинской области, кавалер ордена «Знак Почёта», член Союза журналистов. Родился в Чите 21 июня 1931 года. С 1967 по 1991 годы – работ в органах госбезопасности. За успехи в служебной деятельности награжден нагрудным знаком «За службу в контрразведке» III степени. После выхода на пенсию посвятил себя изучению и популяризации истории спецслужб Забайкалья.

Ссылка: Энтузиасты репрессий - ЗАБмедиа.ru

понедельник, 20 июня 2011 г.

Игорь Мельников. КАТЫНЬ. Иностранные заложники Сталина


Игорь МЕЛЬНИКОВ
19 июня 2011

В 1939 году Генриху Вецеку было 17 лет. Перед самой войной молодой парень из Пинска вступил в батальон национальной обороны. В одном из боев Генрих оказался в советском плену…

Место расстрелов в минском
парке Челюскинцев
А спустя несколько дней он и еще несколько десятков его сослуживцев оказались в товарном вагоне поезда, едущего на Восток. Всю дорогу польским «пленным» твердили, что они едут «домой». На каждой станции состав плотным кольцом окружали военнослужащие войск НКВД. К поезду постоянно добавлялись новые вагоны с людьми.
Граница в районе Столбцы-Негорелое произвела на «пассажиров» эшелона гнетущее впечатление. Вырубленная двухсотметровая полоса посреди леса, туннели под железнодорожными путями и десятки солдат в характерных синих фуражках с винтовками, к которым были примкнуты штыки. Молодому парню запомнился такой эпизод. В Негорелом, прямо перед железнодорожной станцией, была насыпана огромная, высотой с двухэтажное здание, пирамида зерна. Пшеница была советским трофеем. Ее привозили и сгружали на первой советской станции. «Что же они делают?», — думал Генрих. — Ведь сейчас конец сентября, дождь, холодно, зерно пропадет». Вскоре поезд с польскими «военнопленными» двинулся дальше. Минск, Смоленск… И даже там этим несчастным людям говорили, что они едут «домой»…

Хрущев в плену не был


Юрий Гаврилов
20.06.2011


Сергей Фридинский о реабилитации невинно осужденных в годы войны


Накануне трагической даты - 70-летия начала Великой Отечественной войны корреспондент "РГ" попросил заместителя Генерального прокурора РФ Сергея Фридинского рассказать, как возвращают честные имена репрессированным в фронтовые годы.

Российская газета: Сергей Николаевич, реабилитацией жертв политических репрессий военные прокуроры занимаются с середины прошлого века. И конца этой работе не видно.

Сергей Фридинский: Помните, как один из героев кинофильма "Место встречи изменить нельзя" просил Шарапова: "Если не мою жизнь, то хотя бы честь мою спасите".

Это действительно очень сложная задача - реабилитировать невинно осужденных людей. Их - сотни тысяч, и с каждым надо детально разбираться. Расстрелянных, сгинувших в лагерях НКВД уже не вернешь.

Но мы продолжаем восстанавливать справедливость. Тем более что об этом просят родственники репрессированных.

РГ: По вашим материалам можно судить о масштабах трагедии?

Фридинский: Решайте сами. Только в период с 1953-го, когда военные прокуроры впервые занялись этой работой, по 1961 год были сняты обвинения почти с 270 тысяч невинно осужденных. А вот более свежие данные. С октября 1991-го по январь 2011 года наши сотрудники проверили в архивах более 271 тысячи уголовных дел на 302212 человек. Более 124 тысяч были признаны жертвами политических репрессий. Нельзя забывать, что немалая часть из них - это осужденные в годы войны военнослужащие.

воскресенье, 19 июня 2011 г.

Ассоциация жертв политических репрессий: 20 лет на страже прав безвинно пострадавших


17 июня 2011
Фото Анны Храновской

На сегодняшний день в столице Урала проживает около 5 тысяч реабилитированных и более 2 тысяч человек, пострадавших от политических репрессий - дети и жены репрессированных.

Свердловская областная Ассоциация жертв политических репрессий была основана 19 апреля 1991 года. Огромный вклад в развитие  и становление ассоциации внес ее первый председатель Александр Кривоногов. Под его руководством был разработан проект Мемориального комплекса. Большую лепту в реализацию этого замысла внесла и сменившая его на этом посту Ольга Зубарева.

Вот уже 20 лет Ассоциация является важным партнером органов власти в деле социальной поддержки жертв политических репрессий. Она оказывает благотворительную помощь этой категории граждан, помогает сохранить и увековечить историческую память, участвует в сооружении памятников и издании региональных «Книг Памяти». На территории Мемориального комплекса организована выставочная комната, в которой хранятся экспонаты - свидетели тех событий, в том числе и личные вещи жертв политрепрессий.

Председатель Ассоциации жертв политических репрессий Виктор Черкасов:

C Администрацией Екатеринбурга и ее районными администрациями нас связывает давнее и тесное сотрудничество. Так, в каждом районе города у нас действуют свои советы во главе с районными координаторами. Активисты Ассоциации посещают закрепленных за ними пожилых людей, помогают им решать социальные проблемы, доводят необходимую информацию о деятельности Ассоциации, об изменениях в региональном и областном законодательстве.

Регулярно в столице Урала проводятся памятные мероприятия. Начиная с 1991 года дважды в год - в Родительскую (Троицкую) субботу и в октябре, в День памяти жертв политических репрессий на 12-м километре Московского тракта - на месте одного из самых массовых захоронений расстрелянных соотечественников - собираются сотни екатеринбуржцев и гостей города. Как правило, это люди, которые приходят почтить память безвинно погибших своих родных и близких к мемориальным плитам, на которых увековечены имена и фамилии восемнадцати с половиной тысяч репрессированных жителей Свердловской и Пермской областей.

Чтобы память о них сохранилась в сердцах ныне живущих и последующих поколений екатеринбуржцев, был создан этот уникальный мемориальный комплекс.

Члены Ассоциации проводят большую работу по увековечению памяти жертв политических репрессий: выступают с лекциями перед школьниками и молодежью, оказывают социальную поддержку репрессированным и членам их семей.

Справка

Свердловская областная общественная благотворительная организация пенсионеров и инвалидов «Ассоциация жертв политических репрессий» создана 19 апреля 1991 года. Основные направления ее деятельности:

защита интересов и законных прав жертв политических репрессий, оказание им социально-правовой и моральной поддержки;
проведение культурно-просветительской работы среди людей, пострадавших от репрессий и их семей.

Ссылка: Ассоциация жертв политических репрессий: 20 лет на страже прав безвинно пострадавших - Официальный сайт Екатеринбурга

Пережившие ГУЛАГ

Наталья Голицына
18.06.2011

Обложка книги Стивена Коэна
"Жертвы возвращаются"
В Великобритании в издательстве "I.B. Taurus" опубликована книга профессора Нью-йоркского университета Стивена Коэна "Жертвы возвращаются" ("The Victims Return") с подзаголовком "Пережившие ГУЛАГ после Сталина". Новое исследование видного историка сочетает научные изыскания с обширными интервью, которые на протяжении последних 30 лет автор брал в Советском Союзе и постсоветской России у возвратившихся из сталинских лагерей жертв коммунистических репрессий.

Профессор Коэн начинает книгу со сравнения сталинского террора с гитлеровским и называет его "вторым Холокостом". По его словам, за время государственного террора в Советском Союзе было уничтожено больше невинных мужчин, женщин и детей, чем погибло в ходе реализации "окончательного решения еврейского вопроса" нацистами. При этом, подчеркивает автор книги, 70 процентов жертв сталинского террора – рядовые люди, не принадлежавшие к советской элите и не бывшие членами большевистской партии. Общее число жертв сталинских репрессий, пишет Коэн, всё еще остается предметом споров в научном сообществе из-за неполного доступа к архивам советских времен. Историк считает, что если оставить в стороне 26,5 миллиона погибших во время войны, то жертвами террора за время правления Сталина с 1929 по 1953 год стали от 12 до 20 миллионов человек, включая жертв коллективизации и массовых депортаций.

Идея книги "Жертвы возвращаются" зародилась у Стивена Коэна в 1983 году, но его встречи с жертвами ГУЛАГа начались еще раньше – в середине 70-х в Москве. Книга посвящена памяти Анны Лариной – вдовы советского государственного и партийного деятеля Николая Бухарина, которая провела в ГУЛАГе более 20 лет. Именно она познакомила Коэна со многими пережившими террор бывшими зеками. Пожалуй, главный недостаток книги – отсутствие в ней информации о жертвах террора в российской провинции и о судьбах простых людей. Герои книги – московская интеллигенция из круга Лариной.

В интервью РС Стивен Коэн говорит о том, что побудило его написать эту книгу, и почему для него так важна проводимая им аналогия сталинского террора с Холокостом:

– Нам многое известно о людях, переживших нацистский Холокост, – о тех евреях, которые выжили в концлагерях и попытались начать новую жизнь. На эту тему написаны исторические работы, художественные произведения, психологические исследования. Но о людях, переживших ГУЛАГ, практически не известно ничего. Существует очень много книг о жизни и смерти в самом ГУЛАГе, но неизмеримо меньше информации о тех пяти или шести миллионах его жертв, которые пережили заключение. 

Именно они стали персонажами моей книги. Аналогия с Холокостом необходима для того, чтобы показать читателю, что мы много знаем об одной категории выживших, и очень немного – о другой категории.

Стивен Коэн рассказывает, что многие выжившие в ГУЛАГе крайне неохотно шли на контакт и в советские времена испытывали страх при встречах с иностранцем. О многих личных проблемах выживания в ГУЛАГе они отказывались говорить:

– Когда я встречался с этими людьми в середине 70-х, это было для них всё еще опасно. Они не хотели говорить с иностранцем, особенно с американцем. Причина, по которой они всё же со мной беседовали, была написанная мной книга о Бухарине, которая была издана в Америке в 1973 году. В эпоху перестройки она была переведена в России и выдержала несколько изданий. Во-вторых, меня рекомендовала вдова Бухарина Анна Ларина, которую знали многие из этих людей. Она заверила их, что со мной можно говорить. Именно поэтому у меня возникла такая возможность. Однако было две темы, которых избегали: секс и как и почему они выжили. В этом они похожи на выживших в нацистских лагерях. Выжили очень немногие, и большинство из этих невинных людей вынуждены были признать надуманную вину. Даже если у них и были причины признать вымышленные преступления, им было очень неудобно говорить о том, как это происходило – особенно обращая внимание на гибель очень многих других жертв. Меня очень интересовала тема секса в лагерях. Но это очень интимное дело, а у многих, особенно у женщин, с этим связаны трагические воспоминания. Меня также интересовало, сохранилась ли у них способность любить после освобождения из лагеря, в частности способность к физической любви. Честно говоря, я очень нечасто задавал эти вопросы, поскольку понимал, что вторгаюсь в очень интимную сферу.

Стивен Коэн рассказывает, что многие персонажи его книги сохранили и в лагерях коммунистические убеждения и восстанавливались в партии после реабилитации. Среди них Лев Копелев, Евгений Гнедин, Галина Серебрякова, Ольга Шатуновская, Алексей Снегов и другие его респонденты. Кое-кто из них впоследствии был вновь исключен из КПСС. Но еще большее число людей в лагерях прозрело. Среди них историк Антон Антонов-Овсеенко – создатель Государственного музея истории ГУЛАГа в Москве. Многих, как считает американский историк, опыт ГУЛАГа заставил серьезно пересмотреть свои убеждения:

– Я столкнулся с самыми разными реакциями на то, что случилось с этими людьми. Была группа людей, которых я хорошо знал и кто принадлежал к элите ленинской партии. Некоторые из них и по возвращении из лагерей оставались верны ленинским идеям и во всем винили только Сталина. Героем для них был Хрущев после его речи на ХХ съезде в 1956 году. Однако и среди этой ленинской элиты были люди с полностью изменившимися сознанием и убеждениями. Считается, что в наше время примерно 30 процентов российского населения напрямую или через детей и внуков связаны с людьми, которые были арестованы, расстреляны или погибли во время сталинского террора. Они всё знают об этом. Так что с этой точки зрения сталинское наследие всё еще довлеет над будущим России, и его влияние еще не ушло в прошлое.



Ссылка: Пережившие ГУЛАГ - Радио Свобода

пятница, 17 июня 2011 г.

Ренальд Симонян: С позиций международного права "советской оккупации" Прибалтики не было

17.06.2011

17 июня в столице Латвии - Риге состоится международная конференция на тему "Ущерб, нанесенный Прибалтике Советским Союзом". Конференция будет проходить под девизом "Правильное понимание истории для общего будущего".
К открытию этой конференции ИА REGNUM публикует интервью с профессором, доктором социологических наук, директор Российско-Балтийского Центра Института социологии РАН, руководителем балтийского направления Центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО Ренальдом Симоняном.

ИА REGNUM: Каково ваше отношение к перспективам работы российско-латвийской исторической комиссии?

Я член этой комиссии, но она пока не работает. Думаю, что продолжается процесс формирования ее проблематики. Но, в конечном итоге, она, разумеется, будет работать.
Эта комиссия возникла на волне улучшения межгосударственных отношений России и Латвии. Поэтому на заседаниях этой комиссии целесообразно обсуждать исторические проблемы в конструктивном ключе, чтобы способствовать дальнейшему развитию этих отношений. Но здесь существуют трудности. Прежде всего, это гипертрофированное внимание к негативным событиям исторического процесса, которое замедляет поступательное движение общества. Зацикленность на том, что было в прошлом (а в прошлом в Европе были постоянные конфликты, две мировые войны, которые дорого ей обошлись - Европа лишилась мирового лидерства) не способствует не только процветанию стран, но и добрососедству народов. Прежде всего, это касается ответственности интеллигенции. Для развития страны непродуктивно, если у элитной части этноса акцент с ценностей действия смещается на ценность переживания. Это относится и к русской интеллигенции. Постоянно рефлексировать - занятие, конечно, очень увлекательное, но совсем не плодотворное. Если бы немцы и французы до сих пор занимались анализом своих обид и претензий, то вряд ли бы они смогли и процветать, и объединить Европу. Убедительный пример даёт нам Финляндия, которая в XX веке дважды воевала с нашей страной. Обид у неё к России не меньше, чем у стран Балтии, но уже более 50 лет Финляндия успешно решает свои хозяйственные проблемы благодаря эффективному сотрудничеству с Россией. Не случайно, что из всех стран Евросоюза, Финляндия в наименьшей степени ощутила глобальный кризис. Кооперация гораздо лучше, чем конфронтация. Поэтому я сторонник того, чтобы рассматривать исторические события объективно, извлекая из них полезные уроки, ценный опыт для развития добрососедских отношений.
Ответственность обществоведов перед человечеством сегодня велика как никогда ранее. Наша цивилизация находится в очень серьезной стадии возрастания рисков - природных, социальных, техногенных. По существу, человечество вошло в зону повышенных опасностей. И так как Латвия и Россия соседи, то в этом рискогенном, а может быть теперь уже и катастрофогенном мире необходимы сотрудничество, взаимопомощь. Когда в прошлом году горели леса в России, то соседние страны принимали активное участие в тушении пожаров. Латвия также оказала нам помощь в трудную минуту, и мы выразили ей свою искреннюю благодарность. Сотрудничество соседей - сегодня это условие выживания. И наука,- в том числе и история, - должна внести свой вклад в это сотрудничество. Ведь люди науки - это наиболее мыслящий, наиболее эрудированный, наиболее объективный, а, следовательно, и наиболее авторитетный слой общества. Но если они не могут нести объективные знания тем, кто менее умен, менее информирован или менее объективен - зачем они нужны тогда вообще?
Социальное знание в современных условиях становится все более ценным и все более востребованным. Но в нынешних обстоятельствах мало добыть научное знание. Неотъемлемой профессиональной задачей обществоведов становится транслирование этого знания в общество: из достояния узкой группы специалистов в широкие слои населения. Только так можно избавиться от мифов, ложных стереотипов, предрассудков, искаженных представлений, да и просто от дезинформации, распространяемой ангажированными СМИ, как в России, так и в странах Балтии.

среда, 15 июня 2011 г.

Длинная тень Большого террора


Алексей Левинсон
15 июня 2011

В истории Советского Союза, России одна из самых известных драм носит название «тридцать седьмой год». Были ли проведенные в этом году в СССР репрессии самыми массовыми или самыми жестокими, историку было бы сказать не легко, но в силу разных причин именно «37-й» стал для многих зловещим символом политических репрессий вообще. Так, большинство (52%) россиян убеждены, что среди всех стран, в которых в ХХ веке проводились массовые репрессии, наибольшие жертвы (в процентах от населения) понес Советский Союз при Сталине, а среди всех несчастий сталинской эпохи именно те репрессии, что были в конце тридцатых, унесли больше всего жизней. Это показал опрос о событиях 1937-38 гг., проведенный с дистанции восемьдесят лет, в 2007 году. Опрос был повторен в нынешнем 2011 году.

Исследования показали, что в российском обществе не было, и нет полного согласия в оценке событий тех памятных лет. В 2007 году нашлись 9% граждан, которые считали, что репрессии тридцать седьмого года являлись «политической необходимостью» и были «исторически оправданы», в 2011 году таких стало 11%. Кто эти люди в сегодняшней России? Темные старики, оболваненные сталинской пропагандой? Вовсе нет. Ищущих исторического оправдания этим репрессиям больше не среди пенсионеров (9%), а среди активного трудоспособного населения (15%). Их больше всего не среди малограмотных и бедных, а среди самой образованной и самой зажиточной части населения. И максимум – 23% - наблюдается среди студентов, будущей элиты общества. Этот феномен мы попытаемся объяснить, но пока отметим, что во всех случаях речь идет о мнении меньшинства в каждой названной аудитории. Меньшинством являются и те 17%, кто не смог или не захотел выбрать между оправданием и осуждением этих репрессий и были зарегистрированы в опросе как «затруднившиеся ответить». Доля таких респондентов доходит до четверти среди самой молодой части населения и поднимается почти до трети среди таких непохожих групп, как домохозяйки и военнослужащие.

Таковы позиции меньшинства. А большинство думает иначе. Мнение, что репрессии конца тридцатых гг. ХХ века в СССР были «политическим преступлением и ему не может быть оправдания», является абсолютно доминирующим во всех группах опрошенных. В среднем оно представлено почти 70% ответов. Среди тех, кто имеет или должен иметь авторитет, так сказать, по должности а именно, среди руководящих работников, квалифицируют репрессии как политическое преступление 78%, среди тех, кто обладает или должен обладать авторитетом в силу пожилого возраста или в силу высокого образования – 73%-74%.

70 лет назад началась июньская депортация из Прибалтики

Татьяна Косинова14 июня 2011
Фото: Виртуальный музей Гулага. Копия из Палангского музея сопротивления и ссылки / Palangos Rezistencijos ir tremties muzejus


70 лет назад началась июньская депортация из Прибалтики
Сегодня, 14 июня 2011 года, минуло 70 лет с начала первой массовой депортации из Прибалтики...
С 1941 года 14 июня отмечают в Литве, Латвии и Эстонии как день памяти и скорби, день национального траура. Памяти о первой и самой варварской депортации тысяч людей из их городов и сел в лагеря и ссылки в Коми, Красноярске, на Алтае и других местах. Скорби о тысячах погибших на этапах, в лагерях, тюрьмах, в ссылке от голода и болезней - в результате этой операции литовцах, латышах и эстонцах.
Краткий обзор источников в Интернете
Сегодня в Интернете на разных ресурсах доступно много документальных и мемуарных материалов. Статья в Википедии "Июньская депортация 1941 года"не полна и не закончена (кстати, при этом на русском - самая подробная).
Наиболее скрупулезно  депортация описана Александром Гурьяновым ""Мемориал", Москва) в статье "МАСШТАБЫ ДЕПОРТАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В ГЛУБЬ СССР В МАЕ-ИЮНЕ 1941 г."
Здесь приводятся цифры депортированных 14 июня 1941 года по российским документам конвойных войск и эшелонным спискам (при написании статьи использовались архивные материалы из фонда Отдела трудовых и специальных поселений (ОТСП) ГУЛАГа НКВД СССР в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), а также из различных фондов конвойных войск (КВ) НКВД СССР в Российском государственном военном архиве (РГВА)):

из Литвы на поселение и в лагеря военнопленных было выслано 17 501 человек; из Эстонии - 10 016 человек; из Латвии - от 14 693 до 16 108 человек. 

Подробнее о всех принудительных депортациях в годы Второй Мировой войны и после ее окончания (1941-1953) можно прочитать в отдельной главе книги Павла Поляна "Не по своей воле: История и география принудительных миграций в СССР"

Некоторые личные воспоминания об этой депортации можно в нескольких доступных мемуарах, интервью и исторических сочинениях:
Интервью с Анатолием Смилингисом "Чем больше знаешь, тем больше тайн"

14 июня 2011 в Петербурге
С 1990-х в Петербурге этот день отмечали торжественной траурной литургией. Иногда общую службу совершали представители трех церквей прибалтийских государств.
Сегодня в Петербурге Генеральное консульство Литовской Республики и НИЦ "Мемориал" этот день отмечают открытием выставки "Хроника насилия: Литва 1939–1941 годов» в Интерьерном театре на Невском, 104.
Выставка будет демонстрироваться в Петербурге только один день. Завтра он отправится в Сыктывкар. В Республике Коми ее покажут в Ухте, Печоре, Инте, Воркуте и в самом Сыктывкаре. Фрагмент этой выставки уже демонстрировался в марте и начале апреля во время показа в городах Коми и НАО спектакля Интерьерного театра "Александр Галич: Возвращение"
Выставка, подготовленная Музеем жертв геноцида и резистенции жителей Литвы.

После открытия выставки в Интерьерном театре состоится научный семинара и круглый стол «Память о депортированных литовцах в современной России». Сначала с докладами выступят Эдита Янкаускене (Вильнюс), Михаил Рогачев (Сыктывкар), Юлия Кантор (Санкт-Петербург). Затем состоится общая дискуссия.


14 июня 2011 на Енисее
14 июня 2011 траурные мероприятия состоялись и в других регионах России. В Красноярске состоялась организованная обществом "Мемориал" траурная акция на Речном вокзале на берегу Енисея.
Здесь опустили венки в воду:
"Часть депортированных из Прибалтики попала в Красноярский край. Без знания языка, с минимумом вещей, которые разрешили взять с собой. В вагонах для перевозки скота, а потом в трюмах пароходов и баржах. Жильё для депортированных не было подготовлено. Первую зиму жили в палатках, землянках, стайках, конюшнях. Многие умерли.
Рассказывает Рута Янкович: "На станке Агапитово (45 км) мы увидели палаточный городок, где в 30-местных палатках лежали примерзшие к жердям и подстилке люди, в основном женщины, дети и меньше — старики. В палатках нет железных печек, не видно дров и вообще признаков жизни массы людей. Обходить все палатки нам было страшно — кругом трупы. И все-таки "живого скелета" мы нашли и узнали от него, что сюда перед самым ледоставом Енисея на пароходе было доставлено порядка 500 человек, в основном немцев из Поволжья и Прибалтики. Людям дали только палатки — ни печек, ни труб для них, ни топоров и пил для заготовки дров, и, главное, без питания. По сути, людей списали полностью. И вот результат — люди умерли с голоду и замерзли".
Многие под Красноярском выжили – благодаря помощи сибиряков и высланных сюда десятью годами раньше раскулаченных крестьян. Люди давали одежду, делились кровом, подкармливали детей.
В пятидесятых годах многие литовцы, латыши и эстонцы вернулись на родину. Многие остались – здесь, в Сибири, они женились, вышли замуж, основали хозяйство. Они уже сибиряки. Но чтут национальные традиции и помнят о тех чёрных днях, когда их родителей везли сюда в товарных вагонах. 14 июня они почтят их память".

См. также на Когита!ру:

"Там было не только плохо, там было и красиво..."

вторник, 14 июня 2011 г.

Доброе имя вернут по закону


Ирина Владимирова
14 июня 2011


В Омской области продолжается работа по реабилитации жертв политических репрессий 

В 1938 году чабан из далекого села Цогал-Олу Борзинского района Читинской области Ним Абидаев попал в переделку. Его объявили японским шпионом. Престарелый Ним и по¬русски¬то изъяснялся плохо, был неграмотным, а тут такую кашу заварили – на чужую державу работал, империалистам помогал. Несчастного арестовали, завели следственное дело. Время тогда было такое, что пришлось бы чабану отправляться на лесоповал. И это в лучшем случае. Но, как видно, нашелся у деда хороший заступник. Вернее, человек, который мыслил сугубо прагматично. В 1939 году оперуполномоченный вынес постановление о прекращении следственного дела в отношении Нима Абидаева, потому как «этот Нима имеет преклонный возраст и совершенно непригоден к физическому труду».

Неизвестно, как сложилась дальнейшая судьба престарелого и больного человека, год отсидевшего в тюрьме явно по чьему­то навету. Но если свободу он получил в 1939¬м, то доброе имя вернулось вместе с официальной реабилитацией лишь год назад.

По словам старшего прокурора отдела управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Омской прокуратуры Александра Маслова, на протяжении последних двух лет спада в обращениях граждан о реабилитации родственников не наблюдается. Если в 2009 году таких заявлений поступило 115, то в прошлом – 133. Реабилитированы соответственно 60 и 75 человек.

понедельник, 13 июня 2011 г.

Еврейские корни комсомола


Иосиф ТЕЛЬМАН, 
кандидат исторических наук, Нешер
12 июня 2011


"Отец народов" в один год отправил всех троих создателей комсомола "на плаху"


Борис Бажанов, личный секретарь Сталина, бежавший на Запад, рассказал, что основателем комсомола был Лазарь Шацкин, очень умным, культурным и способным юношей из богатой еврейской семьи. Шацкин придумал комсомол и был его создателем и организатором.

В период "большого террора" Шацкин в числе первых подвергся репрессиям. Имя его было предано забвению. И даже после ХХ съезда КПСС, после его реабилитации, руководители ВЛКСМ и их старшие наставники из ЦК КПСС никак не хотели вспоминать, что создателем комсомола был еврей Шацкин. А может быть не один, а даже три еврея, ибо Оскар Рывкин и Ефим Цетлин вместе с Лазарем создавали комсомол, и в первые годы его существования были первыми секретарями ЦК комсомола.

И только уже в период горбачевской перестройки появились интересные публикации о первых организаторах комсомола в старейшем молодежном журнале "Смена".

Александр Галаган и Анатолий Зиновьев опубликовали в этом журнале (номер 1460 за март 1988 года) очерк о Лазаре Шацкине. Авторы подчеркивают, что это был самый молодой руководитель за всю историю ВЛКСМ - он возглавил Центральный Комитет, когда ему только исполнилось восемнадцать лет. Три года Лазарь пробыл на этом посту, но его вклад в становление комсомола был значительным. Весомым был и его вклад в создание Коммунистического интернационала молодежи. Шацкин был одним из первых теоретиков истории комсомола, автором многих книг и брошюр. Его работы и по сей день интересны. Мы не погрешим против истины, если назовем Лазаря Шацкина самой популярной фигурой в коммунистическом молодежном движении 20-х годов.

В гостях проекта «Лица» - Галина Михайловна Захарова, председатель городского историко-просветительского общества «Мемориал»


11 июня 2011
  
В гостях проекта «Лица» человек, который научился ничего не бояться в этой жизни — Галина Михайловна Захарова, председатель городского историко-просветительского общества «Мемориал», которое изначально является отделением международного общества «Мемориал», со штаб-квартирой в Москве.


Тихий приятный голос, необыкновенно вежливая манера общения, которая на фоне мариупольских реалий звучит как пощечина окружающему нас хамству и бескультурью. Маленькая, хрупкая — смотришь и диву даешься, как эта женщина смогла взвалить на свои плечи такое неимоверно тяжелое бремя — она вот уже 20 лет помогает родственникам невинно убиенных, закатованных в сталинских застенках реабилитировать их честное имя.

Это бремя не было бы таким тяжелым, если бы и сейчас, спустя столько лет после развала советской империи, ей не приходилось преодолевать упорное сопротивление чиновников всех мастей.

Долгие годы возглавляя комиссию по реабилитации граждан, она так и не стала своей в Мариупольском горсовете. Ее сторонились, разговаривали, что называется «без свидетелей», в коридорах, а на общих совещаниях руководителей отделов нередко «забывали» представить, как бы не замечали ее присутствия – лишь бы не бередить «былые раны» тех, кто так или иначе был причастен к безжалостной, страшной, бесчеловечной машине сталинских репрессий.

Так было и при Юрии Хотлубее, и в годы руководства демократа Михаила Поживанова.
20 лет титанической работы по сбору сведений о жертвах репрессий в Мариуполе, и в течение всех этих лет в отношении властей к ее работе ничего не менялось – настороженность и опаска…

воскресенье, 12 июня 2011 г.

Прошлое России и попытка самоидентификации


Алексей Миллер,
доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИНИОН РАН
11 июня 2011 


Баталии в российском обществе по поводу политики памяти будут нарастать. Они могут стать важной идейной составляющей процесса переформатирования всего общественно-политического пространства. Правда, пока невозможно предсказать, какой «исторический миф» придет на смену тому, который является предметом полемики последние два десятилетия.

Полный вариант статьи готовится к печати в книге под редакцией А. Миллера и М. Липман «Историческая политика в XXI веке».

За двадцать пять лет, прошедших с начала перестройки, отношения между политикой и историей в России пережили несколько крутых поворотов. Очередной такой поворот, последствия которого пока неясны, начался на исходе первого десятилетия XXI века, в 2009–2010 годах. Пересмотру подверглись принципы российского варианта «исторической политики», то есть распространенного во многих посткоммунистических странах использования избирательно подобранных элементов из прошлого в конъюнктурных политических целях. Сами эти принципы, как казалось, сформировались в первой половине и середине 2000-х годов. Перемены дискурса в сфере исторических интерпретаций, возможно, связаны со вступлением России в эпоху более широкой социально-политической трансформации, в ходе которой на смену постсоветской повестке дня, в основном реставрационной после кардинального слома, будет приходить нечто другое.