вторник, 27 декабря 2011 г.

Последний декабрь Осипа Мандельштама

Александр Ситников
27 декабря 2011 года

Предназначение поэта оказалось выше инстинкта самосохранения

27 декабря 1938 года во время санобработки умер заключенный одиннадцатого барака пересыльного лагеря 3/10 Управления северо-восточных исправительно-трудовых лагерей Мандельштам Осип Эмильевич. Похоронили его без гроба в общей канаве, на глубине чуть больше полуметра. Обстоятельства его смерти и последних дней жизни известны скудно. По рассказам очевидцев, поэт, не найдя в себе силы преодолеть кошмарные условия, и панически боясь смерти, медленно сходил с ума.

Последнее письмо, адресованное брату Александру, было написано ориентировочно 3-4 ноября, в так называемый «день писем», установленный в честь 21-й годовщины Великого Октября. Всем заключенным без права переписи выдали по половинке тетрадного листа и разрешили написать о себе весточку родным. «…Здоровье очень слабое, истощен до крайности, исхудал, неузнаваем почти, но посылать вещи, продукты и деньги не знаю, есть ли смысл. Попробуйте все-таки. Очень мерзну без вещей», - писал Осип Эмильевич. В этом лагере Мандельштам прожил всего 77 дней. В качестве причины его смерти был указан паралич сердца.

пятница, 16 декабря 2011 г.

Рождение приказа №00447

16 декабря 2011

Мы публикуем фрагмент вступительной статьи к сборнику документов "Через трупы врагов на благо народа..." Кулацкая операция в Украинской ССР 1937-1941 гг", вышедшеву в серии "История сталинизма" в издательстве РОССПЭН. Серия подобных публикаций на "Полiт.ua" будет продолжена - в ближайшее время Вас ждет много интересных материалов как из "Истории сталинизма", так и из архивов общества "Мемориал"...

Для сотен тысяч советских граждан начало роковых событий, вошедших в историю как Большой террор, датируется 3 июля 1937 г. В этот день секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин телеграфировал народному комиссару внутренних дел СССР Н. И. Ежову и региональным руководителям партийных организаций о принятом днем ранее постановлении Политбюро «Об антисоветских элементах». В постановлении указывались контингенты репрессий — бывшие кулаки и уголовники — и применяемые в отношении их репрессивные меры. Для осуждения виновных предусматривалось создание внесудебных органов — троек. Их кровавый след ретроспективно прослеживается еще со времен Гражданской войны.

Они свое уже получили

Екатерина ВОРОБЬЕВА
16.12.2011

Теперь выжившим жертвам политических репрессий (их было больше 50 млн) полагаются копеечные пенсии

Исполнилось 20 лет со дня принятия Верховным Советом Российской Федерации закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Для того чтобы создать механизм реализации этого закона, Президиумом Верховного Совета 16 декабря 1991 года было издано Постановление, которое рекомендовало органам власти разных уровней создать комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Аналогичная комиссия федерального уровня при Президенте РФ была образована в 1992 году.

Основная задача таких комиссий — мониторинг исполнения закона «О реабилитации жертв политических репрессий».

В 2011 году федеральная комиссия направила Президенту России и обеим палатам парламента рекомендации по изменению законодательства, касающегося прав жертв политических репрессий.


Авторы рекомендаций, в частности, предлагают:

— включить в число тех, кто имеет льготы по данному закону, тех, кто подвергся репрессиям в бывших советских республиках, но из-за отсутствия соответствующего законодательства в ряде новых государств, возникших на их территориях, не был реабилитирован и не имеет социальных льгот;

— отменить положение о трехлетнем сроке подачи заявления в комиссию на выплату компенсации за незаконно конфискованное имущество — на практике часто происходило так, что люди, которые были репрессированы, не смогли воспользоваться своим правом из-за того, что в силу разных причин не успели подать заявление в трехлетний срок;

— установить право реабилитированных и пострадавших от политических репрессий на получение одновременно двух пенсий: по инвалидности и трудовой пенсии по старости, как это уже было сделано ранее в отношении жителей блокадного Ленинграда.

В.О. Дунаева, возглавляющая региональную общественную организацию жертв репрессий «Московский Мемориал», говорит, что эти предложения — не новость. Вопросы о внесении соответствующих изменений в законодательство ставились объединением репрессированных уже давно, но безуспешно. Даже в Думе прошлых созывов, где еще присутствовали СПС и «Яблоко», так и не удалось внести существенные изменения в Закон о жертвах репрессий, а строки целевых расходов бюджета в этой области из года в год сокращались. Приведенные выше предложения попали в президентскую комиссию тоже с подачи «Мемориала», точнее — от А.Б. Рогинского, возглавляющего Международный «Мемориал» и одновременно являющегося членом этой комиссии.

Депутат Государственной думы ФС РФ трех созывов и один из авторов закона «О реабилитации…» Ю.А. Рыбаков оценивает эти предложения как правильные, но… бесперспективные. Он считает, что нынешние депутаты заниматься этим не будут:

«Те поправки и дополнения, о которых идет речь, должны утверждаться Государственной думой, но правящая политическая партия, которая снова получила господство в нашем парламенте, вряд ли займется восстановлением справедливости по отношению к тем, перед кем мы в неоплатном долгу».

За долгие годы члены общественных организаций и потомки расстрелянных так и не смогли договориться с государством об установке, например, памятника жертвам террора в Коммунарке. В Москве вообще нет памятника жертвам репрессий. Нет и мемориального комплекса, о необходимости создания которого историки и представители общественности говорят уже больше 20 лет.

Юлий Андреевич Рыбаков, который занимался и защитой прав репрессированных, и восстановлением исторической правды о политических репрессиях в нашей стране, знает о них изнутри. Сын узника ГУЛАГа, он родился в лагерной больнице, а позже не смог начать военную карьеру из-за того, что имел «неподходящие» анкетные данные. Позже, уже в «вегетарианский» период советской истории — сам стал политическим заключенным. Я обратилась к нему за комментарием о работе Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. То, что написал Ю.А. Рыбаков, выходит за рамки этой узкой темы и обращает нас к сути и истокам тех проблем, которые пришли к нам из прошлого и которые так и не решены в настоящем:

«…В Государственной думе я нашел отчет МВД о количестве жертв политических репрессий за годы советской власти, подготовленный для Верховного Совета по запросу Комитета по правам человека. В нем было подробно расписано число жертв по областям, районам и городам. В конце, кажется, на 60-й странице, стояла страшная итоговая цифра: 50 миллионов 100 с лишним тысяч человек. Не поверив своим глазам, я показал отчет другим людям, но и они увидели ту же восьмизначную цифру.

В это число вошли не только расстрелянные и осужденные на заключение, но также и все сосланные, раскулаченные, лишенные имущества и прав по социальным, классовым и религиозным признакам.

Красная чума прошедшего века лишила тогда наше общество значительной части деятельных, сохранивших свое достоинство, способных к труду людей. Последствия российского Холокоста ощутимы до сих пор. Они — в той рабской покорности, с которой и сегодня общество подчиняется третирующей его власти.

А что же те, кто выжил в годы репрессий?

Верховный Совет принял основы законодательства о льготах и материальных компенсациях для жертв политических репрессий и поручил правительству регламентировать порядок применения этого закона. Оно не спешило, и соответствующее Постановление появилось лишь спустя три года. Жалкие льготы, унизительные бюрократические процедуры, перекладывание финансового обеспечения на региональные бюджеты — все это обернулось издевательской пародией на то, что действительно заслужили оставшиеся в живых. Но если тогда, в «тощие» 90-е годы, мизерная помощь пострадавшим хоть как-то объяснялась нехваткой финансов, то теперь, когда наше правительство разбрасывается миллиардами на олимпийские стройки и президентские дворцы, равнодушие власти к тем пострадавшим, чье число сокращается с каждым днем, недопустимо и позорно. Они уходят из жизни с незажившими душевными ранами и обидами на забывшее их общество.

Еще не поздно помочь оставшимся. Об этом и пишет Комиссия по восстановлению прав реабилитированных президенту РФ Дмитрию Медведеву. Но не думаю, что этот глас будет услышан, даже если президент скажет несколько приличествующих ситуации слов».

Ссылка: Они свое уже получили - Новая Газета

четверг, 15 декабря 2011 г.

От "Забайкальского подворья" до УВД Приморья

Сергей Корнилов
15.12.2011

Это здание по улице Алеутской, 44 известно всем владивостокцам. Сегодня в нем расположено Управление внутренних дел МВД по Приморскому краю.

Здание занимает целый квартал между улицами Фонтанной и Пологой (бывшими Дзержинского и Менжинского). "Большой ремонт" Владивостока не миновал и это место: дом заново штукатурят, выкладывается тротуарная плитка, фасад ободрали от зеленого "туалетного" кафеля. Дому возвращается более или менее естественный облик, не раз менявшийся на его веку.

"На его веку" - не образное выражение, недавно зданию по Алеутской, 44, действительно исполнилось 100 лет.

Но не всегда это здание занимали органы правопорядка. Строго говоря,  первоначально это был не один дом, а, по меньшей мере, два, построенных в начале ХХ века, и позже соединенных третьим в единый комплекс. Так, левое его крыло с массивным парадным входом, где сейчас проходная УВД, построено в 1909 году. Здесь располагалась гостиница "Дальний Восток", принадлежавшая местным предпринимателям Хаиму и Давиду Циммерманам. А вот правый корпус - тоже был гостиницей, только рангом пониже. Называлось оно - "Забайкальское подворье". Владелец Александр Федорович Закатов держал в нем номера для приезжающих.

Позже здание гостиницы братьев Циммерманов перешло в собственность братьям Хлудневым. Братья-славяне изрядно переделали гостиницу, превратив ее, говоря современным языком, в пятизвездочную и дали другое название - "Ницца". Говорят, здесь все поражало роскошью и комфортом. Таким образом, Хлудневы постарались переплюнуть самый изысканный, по тем временам, во Владивостоке "Гранд-отель", находившийся рядом с железнодорожным вокзалом. В годы гражданской войны (1918-1922) в отеле "Ницца" проживали преимущественно командный состав белой армии и иностранные офицеры экспедиционных войск.  Ресторан на первом этаже отеля "Ницца" славился своей кухней.

При советской власти гостиница просуществовала недолго. Где-то в середине 1920-х на здание положило глаз могущественное ОГПУ, и решением бюро Приморского губкома ВКП(б) оба здания были переданы органам госбезопасности. Здесь в кабинетах следственной части стали проводится допросы сначала бывших белых офицеров, жандармов, граждан из лояльных к старому режиму, а затем на протяжении многих лет и всех остальных, кого советская власть считала своими политическими врагами.

В 1936 году здания в ходе реконструкции обрели общую крышу и превратились действительно в единый комплекс, называемый в народе не иначе, как "Дом НКВД". За это время к чекистам подселили Управление Рабоче-Крестьянской милиции и особый отдел НКВД на железнодорожном транспорте. Два этих учреждения имели отдельный вход со стороны ул. Дзержинского (Фонтанной). На первом этаже, по видимому, в залах бывшего ресторана, "бойцы невидимого фронта" оборудовали столовую, буфет, красный уголок, отдел по вопросам экономической госбезопасности (ЭКО) на крупных предприятиях - Дальзаводе, ДВМП, Дальрыбе и т.п. Во второй этаж "внедрились" контрразведка (КРО), отдел по борьбе со шпионажем, диверсиями, террором, отдел по агентурной работе за рубежом. Третий этаж занимали Особый отдел Тихоокеанского флота, отдел по борьбе с политическим бандитизмом, регистрационно-информационная служба, а также картотека спецучета арестованных.

На последнем, четвертом, этаже находился Оперативный отдел (Оперод) по задержанию подозрительных лиц, Секретно-политический отдел (СПО) по борьбе с кулаками, церковниками, и прочим "чуждым элементом", а также отделение КРО по работе с иностранцами, оно же отвечало за агентурную работу в Маньчжурии (Маньчжоу-Го).

Самое страшное место в здании, да, пожалуй и во всем Приморье - в правом крыле на четвертом этаже располагалась внутренняя тюрьма УНКВД. Именно здесь, в двух десятках камер содержались те, кого новая власть считала особо опасными. В период массовых репрессий, в каждую из этих камер, рассчитанных на 5-7 человек, умудрялись втискивать до 50-ти. Часто здесь проводились дознания "с пристрастием". Тот, кто попадал в эту тюрьму, чаще всего выходил на свободу "ногами вперед".

Предположительно, в те же годы часть окон на торце здания были искусно заделаны так, что добропорядочный горожанин, проходящий мимо, даже не подозревал о происходящем внутри. Приговоры всевозможных "троек", "особых совещаний", "военных трибуналов" приводились тут же во внутреннем дворе в специально оборудованном для этих целей боксе.

Отсюда тела расстрелянных тайно вывозились для захоронения в район 14 километра или в район Шаморы, на так называемые "спецобъекты" - места тайных захоронений.

В 1939 году Управление НКВД почти со всеми отделами переехало в здание бывшего Коммерческого училища на Суханова, 8, ныне административный корпус ДВФУ. До середины 70-х на Алеутской оставался только Особый отдел ТОФ. С 1939 года по настоящий момент здание занимает УВД Приморского края. Последний раз здание перестраивали в 1943 году, когда известный владивостокский архитектор Александр Порецков придал фасадам здания по Алеутскй,44 тот вид, который мы наблюдаем и сегодня.

Ссылка: От "Забайкальского подворья" до УВД Приморья - ИА "Приморье24"

среда, 14 декабря 2011 г.

К стенке ставили за национальность

Алла РЕПИНА
14 декабря 2011

Так были расстреляны в Ленинграде в октябре — ноябре 1938 года более 5000 человек. Их имена — в 11-м томе Книги памяти «Ленинградский мартиролог», только что представленной общественности

— Очень тяжело этот том дался. Более пяти тысяч человек были расстреляны практически за месяц с небольшим, — рассказывает Анатолий Разумов, руководитель проекта.
Анатолий Яковлевич возглавляет центр «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке. Этот центр аккумулирует сведения и издает многотомную Книгу Памяти: списки расстрелянных в Ленинграде и Ленинградской области, в состав которой входили до войны Новгородская, Псковская, Мурманская и часть Вологодской областей. Центр собирает документы семейных архивов, воспоминания, фотографии. Трагических страниц — минимум на 17 томов.

— Вышедший том — 11-й по счету из подготовленных и изданных за 20 лет работы, — говорит Сергей Чернов, представитель архива УФСБ по Петербургу и Ленобласти.

Сергей Владимирович, как и Анатолий Яковлевич, стоял у истоков создания Книги памяти.

Постоянным читателям «ВП» можно и не напоминать: первые списки расстрелянных начали публиковаться в январе 1990 года в газете «Вечерний Ленинград», в ту пору печатном органе Ленгорисполкома. Публикация продолжалась до тех пор, пока не был налажен выход списков отдельными книгами. В 11-м томе — не только список погибших, но и более 80 воспоминаний и очерков о них.
Виктор Карлович Булла с сыном Юрием, 1919 года рождения. Юрий Викторович Булла помянут в 17-м томе Книги Памяти ленинградцев, павших на фронтах Великой Отечественной войны. Погиб в декабре 1941 года на Ленинградском фронте. Фото: Фото предоставлено центром «Возвращенные имена»


В 1937 — 1938 годах НКВД сверхскоростными методами проводил, согласно планам партии и правительства, сразу две карательные операции: одну — против «бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», вторую — по «национальным линиям». Заранее были составлены так называемые альбомы шпионов, диверсантов, вредителей и террористов по линиям: «Поляки», «Латыши», «Немцы», «Финны», «Эстонцы», «Иранцы», «Харбинцы», «Англичане» и даже «Сборные» списки. Осенью 1938 года как раз и проходил завершающий этап карательной операции по национальным спискам. Попадали в них, конечно, и русские, украинцы, белорусы — представители любых национальностей.

— Это были люди, не вовлеченные в большую политическую орбиту, далекие от борьбы партийных сил, — рассказывает Разумов. — Около 1500 рабочих, около 1400 крестьян, около 300 железнодорожников. Политэмигранты, перебежчики в СССР, те, кто поддерживал отношения с родственниками за рубежом, и, наконец, те, кто просто вызывал подозрение своим происхождением.

Известные имена также исчезали из Северной столицы. Так, по «немецким» спискам не стало Клодтов, за «шпионаж» был приговорен представитель династии фотографов Виктор Карлович Булла — беспартийный кинооператор президиума Ленсовета, а на момент ареста — фотограф Дома санитарного просвещения.

— При изучении Большого террора в Ленинграде, в особенности при работе над 11-м томом нашей Книги памяти, — говорит Разумов, — выяснилось, что обреченных переводили в отделение тюрьмы госбезопасности на Нижегородской, ныне улице Академика Лебедева. Очевидно, там и происходили массовые расстрелы, которые завершились 6 ноября, к очередной годовщине Великого Октября. А 12 ноября начальник УНКВД ЛО Михаил Литвин покончил жизнь самоубийством. Карательная кампания в СССР завершалась, предстояла замена и уничтожение части аппарата НКВД.

Первоначальный план на расстрелы для Ленинградской области составлял 4 тысячи человек. Но в итоге в 1937 году в Ленинграде были расстреляны более 19 тысяч человек, а в 1938 году — более 20 тысяч человек. Местом погребения убитых считается тайное Левашовское кладбище, официально признанное мемориальным в 1989 году.

Русская православная церковь поддерживает идею возведения часовни-храма на кладбище, как это и предусматривалось когда-то проектом мемориала.

— Мы не возводим храм за счет какого-либо богатого жертвователя, — говорит настоятель Князь-Владимирского собора Владимир Сорокин, составитель «Санкт-Петербургского мартиролога» репрессированных священников и церковных активистов всех конфессий. — Мы по копеечке собираем средства на храм. Будем строить на народные деньги.

Кружка для пожертвований на левашовский храм Всех Святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших, находится в Князь-Владимирском соборе на Петроградской стороне. Адрес: ст. м. «Спортивная», ул. Блохина, д. 26.

Ссылка: К стенке ставили за национальность - Вечерний Петербург

Культурная инерция и культурная деградация

Гапеенкова М.Ю., к.ф.н., зам. директора ООО "Социо-Пеленг"
Гапеенков Ю.С., директор ООО "Социо-Пеленг"
14.12.2012


В данной статье термин "культура" используется в одном из его первоначальных значений - как "возделывание", "обработка". Предполагается, что чем длительнее процесс возделывания, обработки или обучения, тем совершеннее качества (у растения или животного) или навыки (у человека), приобретаемые в ходе этого процесса; что совершенствование навыков единичного человека, группы людей, общественного слоя способствует улучшению взаимодействия людей в разных сферах жизни.

Если мы элиминируем такие понятия как "советский человек", "россиянин", то сможем представить себе жизнь людей в России как единый процесс, эпизодами которого являются и история до 1917 года, и коммунистический период, и сегодняшний либеральный этап.

Представив себе течение исторического времени таким образом, мы увидим, что с XIX века и по сей день на жизнь людей оказывает влияние определенный комплекс идей, который в свое время получил название "нигилизм". Наиболее последовательные его выражения, начиная со второй половины XX века, вспоминались редко.

Заглянем в "Катехизис революционера" С. Нечаева, который даже и при коммунистах в особенном почете не был.

С. Нечаев о себе с товарищами:
"Революционер - в глубине своего существа, не на словах только, а на деле, разорвал всякую связь с гражданским порядком и со всем образованным миром, и со всеми законами, приличиями, общепринятыми условиями, нравственностью этого мира. Он для него - враг беспощадный, и если он продолжает жить в нем, то для того только, чтоб его вернее разрушить".

С. Нечаев о людях - не обо всех, но и это показательно:
"К третьей категории принадлежит множество высокопоставленных скотов или личностей, не отличающихся ни особенным умом и энергиею, но пользующихся по положению богатством, связями, влиянием и силою. Надо их эксплуатировать всевозможными манерами и путями; опутать их, сбить их с толку, и, овладев, по возможности, их грязными тайнами, сделать их своими рабами. Их власть, влияние, связи, богатство и сила сделаются, таким образом, неистощимой сокровищницею и сильною помощью для разных революционных предприятий".

С. Нечаев о народе:
"У товарищества (то есть, тайной организации) нет другой цели, кроме полнейшего освобождения и счастья народа, то есть чернорабочего люда. Но, убежденные в том, что это освобождение и достижение этого счастья возможно только путем всесокрушающей народной революции, товарищество всеми силами и средствами будет способствовать к развитию и разобщению тех бед и тех зол, которые должны вывести, наконец, народ из терпения и побудить его к поголовному восстанию" .
Это 70-е годы XIX века.

А вот уже голос из 30-х годов XX века:
"Товарищ Сталин говорит: "Гибель одного человека - трагедия. Гибель миллионов - статистика"...

Агрогород, оставшийся мечтой

Ирина Манойленко
14.12.2011

80 лет назад на карте ЕАО появился поселок Соцгородок

В истории коллективизации сельского хозяйства области известен  единственный факт, когда благодаря колхозу на карте появился новый населенный пункт. Обычно было наоборот: крестьяне, живущие в селах, объединялись и организовывали общее хозяйство - кто добровольно, а кто по принуждению. С коммуной, а потом колхозом "ИКОР" было все наоборот. Датой его образования считается 1928 год. А спустя три года, в 1931-м, в трех километрах от Волочаевки-2 появился новый поселок, где коммунары собирались построить новую, счастливую социалистическую жизнь. Его так и назвали - Соцгородок.

Но счастливой жизни у коммунаров-строителей Соцгородка не получилось.

вторник, 13 декабря 2011 г.

В ГУЛАГе пенсия не считается

Наталья Козлова,
Альбина Макарова, Нижний Новгород
13.12.2011


Закон не отвечает на вопрос, надо ли платить оправданному за работу в тюрьме

Нижегородский 84-летний участник Великой Отечественной войны Аркадий Малышев в поисках правды наткнулся на пробел в российском законодательстве.

Бывший узник Печорлага надеется получить деньги, заработанные за время тюремного заключения.

- Хочу получить зарплату за шесть с половиной лет работы в шахте, - пояснил Аркадий Дмитриевич. - Дело даже не столько в деньгах, дело в справедливости. Ведь государство использовало наш бесплатный труд, а потом нам сказали - вы не виноваты, реабилитированы, можете радоваться. При этом все забывают о том, что тысячи незаконно осужденных не просто сидели годы в лагерях, а работали, не получая за это ни копейки.

Аркадия Малышева из маленького городка Красные Баки, что на севере Нижегородской области, призвали в армию во время войны.

- Ночью у нас в части загорелся сарай, по тревоге я как старшина поднял свою команду, и мы все вместе тушили пожар, - рассказывает ветеран.

На следующий день стали искать виноватого, и Аркадия Малышева как "диверсанта" арестовали. Якобы дневальный видел, как Малышев и еще один солдат куда-то выходили ночью перед пожаром. Следствие и суд были быстрыми. Хотели вначале дать высшую меру наказания - расстрел, но, учитывая честную службу, заменили на 25 лет.

Аркадия Малышева отправили в Инту. Там на угольной шахте N 10 он проработал шесть с половиной лет.

- Отпустили меня уже после смерти Сталина,только в 1957 году, - рассказывает Малышев. - Наш лагерь ликовал, больше половины заключенных получили снятие судимости. Понимаете, я не один такой, в России много тех, кто сидел тогда по лагерям и зонам и получил реабилитацию.

Таких граждан, как бывший узник, даже за давностью лет еще немало. Да и сегодня тоже оправдывают заключенных вчистую. Попробуем разобраться.
компетентно

Венера Бондаренко, адвокат Московской коллегии адвокатов "Адвокатское партнерство":

- Из всей этой истории возникает вопрос: имеет ли реабилитированный право на включение периода работы в специальный трудовой стаж, дающий право на пенсию в связи с особыми условиями труда?

Сначала попробуем определиться, что такое реабилитация. По законодательству - это признание государством, что привлечение к уголовной ответственности было неосновательным и гражданин ни в чем не виноват. В связи с чем у осужденного возникает право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. При этом вред должен быть возмещен в полном объеме.

Из чего следует, что после реабилитации в отношении гражданина должны применяться все нормы закона для восстановления справедливости. Казалось бы, все элементарно. Государство должно признать, что человек, работая в тяжелых условиях, имеет право как на досрочное назначение пенсии, так и на ежемесячную доплату к пенсии, в соответствии с ФЗ N 84 "О дополнительном социальном обеспечении отдельных категорий работников организаций угольной промышленности", вступившим в силу с 1 января 2011 года.

Однако не все так просто. Из-за формального подхода сотрудников Пенсионного фонда пенсионер вынужден доказывать, что работу в тяжелых условиях надо включить в специальный трудовой стаж, дающий право на пенсию в связи с особыми условиями труда. Для того чтобы понять, почему ему отказывают, необходимо вспомнить трудовое законодательство того времени, которое претерпело кардинальные изменения, а именно период с 1970 года по 1992 год.

Это время характеризуется изменением отношения государства к оценке труда осужденных. Так, в статье 38 Исправительно-трудового кодекса РСФСР, утвержденного Верховным Советом РСФСР 18.12.1970 года, не предусматривалось включение срока в общий трудовой стаж. Но Уголовно-исполнительный кодекс РФ не только кардинально изменил это положение, но и существенно его уточнил.

Именно с 1992 года на администрацию зоны возлагалась обязанность по учету отработанного времени осужденного по итогам календарного года, и только с этой даты осужденные стали подлежать пенсионному страхованию с уплатой страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда, а колонии стали вести учет работы.

Так означает ли это, что если зэк работал за решеткой, до 01.09.1992 года, то засчитать время не представляется возможным? При формальном подходе можно прийти к выводу, что это обоснованно, однако давайте порассуждаем. По Закону от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в РФ" они выплачиваются при условии наличия не менее 5 лет страхового стажа. По тому же закону в страховой стаж включаются периоды работы, которая выполнялась на территории России, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд. И там же говорится, что подсчет страхового стажа подтверждается документами, выдаваемыми государственными (муниципальными) органами.

Этот порядок утвержден постановлением правительства от 24 июля 2002 года. Там сказано, что основным документом, подтверждающим периоды работы по трудовому договору, является трудовая книжка. Документом работы осужденного является тоже трудовая книжка, а при ее отсутствии - справка, выдаваемая администрацией исправительного учреждения.

Важно подчеркнуть - законодательство, регламентирующее уплату страховки в Пенсионный фонд, не содержит каких-либо изъятий в отношении заключенных. Это значит, что на них распространяется общий порядок уплаты страховых взносов. Сейчас Пенсионный фонд отказывает отбывшим наказание до 01.09.1992 года во включении в общий трудовой стаж период отбывания заключения. И получается, что государство два раза наказывает человека. Думаю, это неправильно и несправедливо.

Справка "РГ"

Из определения Конституционного суда РФ от 3 октября 2006 года N 471-О: "В сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства граждан, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении их прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания".

Ссылка: В ГУЛАГе пенсия не считается - Российская газета