пятница, 16 декабря 2011 г.

Они свое уже получили

Екатерина ВОРОБЬЕВА
16.12.2011

Теперь выжившим жертвам политических репрессий (их было больше 50 млн) полагаются копеечные пенсии

Исполнилось 20 лет со дня принятия Верховным Советом Российской Федерации закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Для того чтобы создать механизм реализации этого закона, Президиумом Верховного Совета 16 декабря 1991 года было издано Постановление, которое рекомендовало органам власти разных уровней создать комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Аналогичная комиссия федерального уровня при Президенте РФ была образована в 1992 году.

Основная задача таких комиссий — мониторинг исполнения закона «О реабилитации жертв политических репрессий».

В 2011 году федеральная комиссия направила Президенту России и обеим палатам парламента рекомендации по изменению законодательства, касающегося прав жертв политических репрессий.


Авторы рекомендаций, в частности, предлагают:

— включить в число тех, кто имеет льготы по данному закону, тех, кто подвергся репрессиям в бывших советских республиках, но из-за отсутствия соответствующего законодательства в ряде новых государств, возникших на их территориях, не был реабилитирован и не имеет социальных льгот;

— отменить положение о трехлетнем сроке подачи заявления в комиссию на выплату компенсации за незаконно конфискованное имущество — на практике часто происходило так, что люди, которые были репрессированы, не смогли воспользоваться своим правом из-за того, что в силу разных причин не успели подать заявление в трехлетний срок;

— установить право реабилитированных и пострадавших от политических репрессий на получение одновременно двух пенсий: по инвалидности и трудовой пенсии по старости, как это уже было сделано ранее в отношении жителей блокадного Ленинграда.

В.О. Дунаева, возглавляющая региональную общественную организацию жертв репрессий «Московский Мемориал», говорит, что эти предложения — не новость. Вопросы о внесении соответствующих изменений в законодательство ставились объединением репрессированных уже давно, но безуспешно. Даже в Думе прошлых созывов, где еще присутствовали СПС и «Яблоко», так и не удалось внести существенные изменения в Закон о жертвах репрессий, а строки целевых расходов бюджета в этой области из года в год сокращались. Приведенные выше предложения попали в президентскую комиссию тоже с подачи «Мемориала», точнее — от А.Б. Рогинского, возглавляющего Международный «Мемориал» и одновременно являющегося членом этой комиссии.

Депутат Государственной думы ФС РФ трех созывов и один из авторов закона «О реабилитации…» Ю.А. Рыбаков оценивает эти предложения как правильные, но… бесперспективные. Он считает, что нынешние депутаты заниматься этим не будут:

«Те поправки и дополнения, о которых идет речь, должны утверждаться Государственной думой, но правящая политическая партия, которая снова получила господство в нашем парламенте, вряд ли займется восстановлением справедливости по отношению к тем, перед кем мы в неоплатном долгу».

За долгие годы члены общественных организаций и потомки расстрелянных так и не смогли договориться с государством об установке, например, памятника жертвам террора в Коммунарке. В Москве вообще нет памятника жертвам репрессий. Нет и мемориального комплекса, о необходимости создания которого историки и представители общественности говорят уже больше 20 лет.

Юлий Андреевич Рыбаков, который занимался и защитой прав репрессированных, и восстановлением исторической правды о политических репрессиях в нашей стране, знает о них изнутри. Сын узника ГУЛАГа, он родился в лагерной больнице, а позже не смог начать военную карьеру из-за того, что имел «неподходящие» анкетные данные. Позже, уже в «вегетарианский» период советской истории — сам стал политическим заключенным. Я обратилась к нему за комментарием о работе Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. То, что написал Ю.А. Рыбаков, выходит за рамки этой узкой темы и обращает нас к сути и истокам тех проблем, которые пришли к нам из прошлого и которые так и не решены в настоящем:

«…В Государственной думе я нашел отчет МВД о количестве жертв политических репрессий за годы советской власти, подготовленный для Верховного Совета по запросу Комитета по правам человека. В нем было подробно расписано число жертв по областям, районам и городам. В конце, кажется, на 60-й странице, стояла страшная итоговая цифра: 50 миллионов 100 с лишним тысяч человек. Не поверив своим глазам, я показал отчет другим людям, но и они увидели ту же восьмизначную цифру.

В это число вошли не только расстрелянные и осужденные на заключение, но также и все сосланные, раскулаченные, лишенные имущества и прав по социальным, классовым и религиозным признакам.

Красная чума прошедшего века лишила тогда наше общество значительной части деятельных, сохранивших свое достоинство, способных к труду людей. Последствия российского Холокоста ощутимы до сих пор. Они — в той рабской покорности, с которой и сегодня общество подчиняется третирующей его власти.

А что же те, кто выжил в годы репрессий?

Верховный Совет принял основы законодательства о льготах и материальных компенсациях для жертв политических репрессий и поручил правительству регламентировать порядок применения этого закона. Оно не спешило, и соответствующее Постановление появилось лишь спустя три года. Жалкие льготы, унизительные бюрократические процедуры, перекладывание финансового обеспечения на региональные бюджеты — все это обернулось издевательской пародией на то, что действительно заслужили оставшиеся в живых. Но если тогда, в «тощие» 90-е годы, мизерная помощь пострадавшим хоть как-то объяснялась нехваткой финансов, то теперь, когда наше правительство разбрасывается миллиардами на олимпийские стройки и президентские дворцы, равнодушие власти к тем пострадавшим, чье число сокращается с каждым днем, недопустимо и позорно. Они уходят из жизни с незажившими душевными ранами и обидами на забывшее их общество.

Еще не поздно помочь оставшимся. Об этом и пишет Комиссия по восстановлению прав реабилитированных президенту РФ Дмитрию Медведеву. Но не думаю, что этот глас будет услышан, даже если президент скажет несколько приличествующих ситуации слов».

Ссылка: Они свое уже получили - Новая Газета

Комментариев нет:

Отправить комментарий