понедельник, 30 мая 2011 г.

"Больного посмотрел мельком и допустил ошибку в диагнозе"


Евгений Жирнов
30.05.2011


55 лет назад, в 1956 году, Хрущев объявил, что никакого основания для "дела врачей-убийц" не существовало, а был только донос врача Лидии Тимашук на своих коллег. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов обнаружил документы о странных смертях высокопоставленных пациентов, послуживших основой для развертывания "дела врачей".


"Называя меня "чужим" и "опасным человеком""

Если спросить любого человека, более или менее сведущего в отечественной истории, как началось "дело врачей", потрясшее страну незадолго до кончины Сталина, ответ будет однозначен: врач Лидия Тимашук, не согласившись с тем, как светила советской медицины лечили члена Политбюро Андрея Жданова, написала донос на коллег, которых арестовали, а затем, разобравшись, отпустили. А у Тимашук отобрали орден Ленина, которым ее в январе 1953 года наградили за бдительность.

Кто-то может еще припомнить пассаж из доклада Хрущева "О культе личности и его последствиях" на XX съезде КПСС в 1956 году, где говорилось:

"Следует также напомнить о "деле врачей-вредителей". Собственно, никакого "дела" не было, кроме заявления врача Тимашук, которая, может быть, под влиянием кого-нибудь или по указанию (ведь она была негласным сотрудником органов госбезопасности) написала Сталину письмо, в котором заявляла, что врачи якобы применяют неправильные методы лечения".

Получалось, что едва ли не единственной ответственной за поразившее всю страну дело — ведь виднейших специалистов-медиков, в знания которых все верили и на которых надеялись больные, объявили врачами-убийцами — оказалась Лидия Тимашук. Сама она с таким раскладом, естественно, не согласилась и на протяжении многих лет пыталась доказать, что на нее возвели напраслину. Ее принимали в ЦК, успокаивали, но для реабилитации в глазах общества ровным счетом ничего не предпринимали.

В 1966 году Лидия Тимашук в письме президиуму XXIII съезда КПСС вновь рассказала историю своего конфликта с коллегами и своих последующих мытарств:

Голодное лето 1931-го


Данияр Касымов
29.05.2011

Завтра будут вспоминать жертв массовых политических репрессий. Этот скорбный день — особая дата в календаре для всех казахстанцев. Ведь в тридцатые годы прошлого века, по сталинскому произволу, по сути, был организован геноцид.

80 лет назад, в результате голощекинской коллективизации и искусственно созданным голодом, получившем название Ашаршлык, казахский народ понес колоссальные потери. Коллективизация также вызвала многочисленные жертвы в других республиках советского союза. Однако масштабы преступлений советского режима в степи были беспрецедентными. О Великой Трагедии народа - материал Данияра Касымова.

***

Ветерану войны и труда, жителю Зерендинского района Акмолинской области Баяну Жангалову 97 лет. Во время коллективизации он был уже достаточно взрослым и помнит подробности Великой трагедии. Тогда аксакал потерял почти всех своих близких, которые умерли от голода.

Баян Жангалов, житель Акмолинской области

Очень трудно вспоминать о 30-х голодных годах. Я сам чуть не погиб. Меня спасли добрые люди. А вот мой брат, его жена и четверо детей, все умерли. Я об этом никак не могу забыть. Это было в 33-м году.

суббота, 28 мая 2011 г.

Перезахоронить по-человечески останки жертв политрепрессий


Татьяна Жакова
28 мая 2011 г.


Многие СМИ на днях сообщили о вопиющем факте: почти три года останки 1086 человек, извлеченные из братских могил на 6-м км Овидиопольской дороги, находятся в контейнере и не погребены.


Однако в статье, опубликованной в газете «Сегодня», некоторые историки высказывают сомнения: жертвы ли политических репрессий тут погребены или бывшие белогвардейцы, а, возможно, жертвы голода или убитые оккупантами советские граждане...

14 августа 2007 года наша газета в статье «Закатаем останки расстрелянных?» поднимала тему увековечения тех, кого не пощадила сталинская репрессивная машина. В 1938 году на специально отведенный участок под Одессой свозили тысячи жертв политических репрессий. Нет на нем ни белогвардейцев, ни умерших от голода, ни убитых оккупантами.

Норман М.Наймарк: «И Сталин, и Гитлер виноваты в преступлениях геноцида»


Сергей Махун
27.05.2011




На минувшей неделе по приглашению Национального университета «Киево-Могилянская академия» столицу Украины посетил профессор Стенфордского университета (США) Норман М.Наймарк. Визит известного американского историка прежде всего запомнился широкой презентацией его новой книги «Геноциды Сталина», которая только что вышла из печати в Издательском доме «Киево-Могилянская академия». Профессор любезно согласился дать интервью ZN.UA.

В своем предисловии к украинскому изданию (книга увидела свет в 2010 году в серии «Права человека и преступления против человечества» в издательстве Принстонского университета) Норман Наймарк указал: «…история кровавой политики советского режима в 1930-х годах тесно связана с Украиной, с ее уникальным местом в российской и советской империях и ключевым геостратегическим положением между Москвой и центральной частью России, с одной стороны, и Польшей — с другой. Невозможно понять репрессии 1930-х годов и «национализацию» массовых убийств (переход от «классового» к «национальному» признаку в конце 1920-х—начале 1930-х годов) без изучения центральной роли Украины и украинцев в этом процессе. Во-вторых, ключевая роль Сталина в политике геноцида 1930-х годов и его антагонистическое — можно сказать, украинофобское — отношение к политике, истории и культуре Украинской Советской Социалистической Республики и ее народа, а особенно к украинским крестьянам, — это неотделимая часть истории геноцида в Советском Союзе».

Книга Нормана Наймарка затрагивает многие аспекты геноцидной практики Иосифа Сталина: формирование его как личности, как «народоубийцы», борьба за власть в Кремле после смерти Ленина, коллективизация — раскулачивание крестьянства, Голодомор в Украине 1932—1933 гг., «охота» на национальные меньшинства, Великий террор 1937—1938 гг. и, наконец, сравнительный анализ преступлений «вождя всех народов» и фюрера Германии Гитлера. В частности, очень важным является первый раздел, в котором довольно широко представлена история возникновения и толкование вопроса геноцида.

Профессор Наймарк считает, что действие «отца всех народов» в XX веке можно и нужно называть геноцидом, и украинский Голодомор — лишь одно из его проявлений…

Виктор Кузьмичев опубликовал письма своего деда


27.05.2011

В рамках фестиваля Губернский стиль, Виктор Кузьмичев представил не только книгу о конструировании одежды. Совместно с организатором фестиваля - Николаем Сапелкиным стал возможен выход писем деда Виктора Кузьмичева - Григория Федоровича Кузьмичева, который был репрессирован в 1938 году.

Предисловие к книге писем Григория Федоровича Кузьмичева «Храните память обо мне…»

Мой дед, Кузьмичев Григорий Федорович, родился в 1904 г. в деревне Аферково Родниковского района Ивановской области в семье, в которой было четверо детей. В возрасте 12 лет он пошел работать на фабрику, затем учился. Получил хорошее образование, работал в Кинешме в газете «Приволжская правда», г. Буй (Костромская область), Костроме, а с 1931 года в Иванове - начальником производственного отделения НКВД Ивановской области. Встретил и полюбил Елизавету Михайловну Курицыну, ставшую его женой.

Г.Ф.Кузьмичев был арестован 21 января 1938 года, а почти год спустя, 26 апреля 1939 года, после тюремных истязаний для получения нужных следствию признаний, осужден выездной сессией военного трибунала Московского Округа Внутренних войск НКВД по ст. 19-58-2, 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР за организацию контрреволюционного заговора. Приговор - 20 лет лишения свободы с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества с последующим на 5 лет поражением в правах.

21 января 1938 года (день ареста в Иванове) – 9 октября 1942 года (день смерти на Колыме), а между этими двумя датами - период длиной в 4 года 8 месяцев, наполненный несправедливостью и жесткостью власти и который содержит две трагедии и о которых свидетельствуют его письма: трагедию его короткой жизни длиной всего в 38 лет и трагедию его семьи.

А. Рогинский: "В стране действует "всероссийский антитоталитарный проект"


27.05.2011

В столице прошла Международная конференция "Андрей Сахаров: тревога и надежда-2011", посвященная 90-летию со дня рождения А.Д. Сахарова.
Секция "Выбирая историю" была посвящена исторической памяти и исторической политике. Модераторами выступили председатель правления Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества "Мемориал" Арсений Рогинский и руководитель образовательных программ "Мемориала" Ирина Щербакова.
Директор Левада-центра Лев Гудков отметил, что повышение оценки заслуг Сталина началось с середины 90-х годов, а в новом веке началась реабилитация "вождя всех народов", призванная оправдать действия власти.
Историк, редактор отдела журнала The New Times (Москва) Никита Соколов подчеркнул, что Интернет формирует новую память общества. А поскольку в этой среде, в отличие от письменной культуры, не выстраивается иерархия, то человеку порой трудно разобраться, какой ресурс заслуживает доверия, а какой нет. Например, запрос в самых популярных в России интернет-поисковиках "кто расстреливал польских офицеров в Катыни?" дал следующий результат: 60% указали на фашистов и только 40% - на НКВД. Печально, отметил Н. Соколов, что среди источников, которые формируют исторические знания, Интернет значимее, чем школьные учебники.
"Начиная 12 лет назад в обществе "Мемориал" конкурс среди старшеклассников "Человек в истории", мы хотели понять, что думают о прошлом школьники и их учителя, - рассказала И.Щербакова. - В сочинениях первых лет часто встречались вкрапления литературы: ссылки на Шаламова, Гинзбурга и других писателей. Около четверти всех работ было посвящено репрессиям. Сегодня о репрессиях пишут единицы". Она отметила, что, судя по конкурсным работам, Сталин и все с ним связанное молодежи неинтересны. Как написала одна из участниц конкурса, "путч 1991 года для нас как Куликовская битва – так же далек". История уходит, считает И. Щербакова.
Писатель, литературовед и общественный деятель Мариэтта Чудакова в своем выступлении отметила, что в библиотеках страны сейчас зафиксирован новый всплеск интереса к истории ГУЛАГа. При этом из современных школьных учебников исчезают некоторые реалии страны советского периода и постсоветской России. Именно поэтому писательница взялась за книги для подростков. В трехтомном детском детективе "Дела и ужасы Жени Осинкиной" она ненавязчиво рассказывает юным читателям о самых важных исторических вехах нашей страны: депортации, десталинизации и т.д. Сейчас М. Чудакова работает над детской книгой "Егор", повествующей о Егоре Гайдаре, 90-х годах прошлого столетия, политических и экономических реформах России этого периода.
Член правления общества "Мемориал" Александр Даниэль вспомнил период возникновения диссидентства в СССР в 60-е годы прошлого века. После XX съезда КПСС страна разделилась на два лагеря – сталинистов и антисталинистов. К концу 60-х годов очаги сталинизма сохранились в художественной литературе, кинематографе и в диссидентской публицистике. Антисталинизм для первых правозащитников был как знамя – он составлял и смысл, и пафос диссидентства. Второй раз такое явное разделение наблюдалось в годы перестройки. Сейчас, по мнению А. Даниэля, идет третья волна.
Руководитель отдела социокультурных исследований Левада-центра Алексей Левинсон констатировал, что молодое поколение знает о Сахарове лишь то, что он изобрел бомбу и получил Нобелевскую премию. При этом молодым людям неизвестно, за какие заслуги была вручена Нобелевская премия.
Историческая информация сегодня доступна, но произошел разрыв в ее массовой передаче, считает Лев Гудков. Школьные учебники не передают историю в полном объеме, Интернет дает слишком большой разброс мнений, в которых неискушенному читателю довольно трудно разобраться. Поэтому, по его мнению, самым эффективным средством передачи исторических данных на сегодняшний день являются журналы. Именно они поддерживают связь между академическими кругами и широкими массами.
Подводя итоги секции, Арсений Рогинский сказал, что ситуация не так уж и плоха. В стране действует "всероссийский антитоталитарный проект", который независимо друг от друга, по зову души и велению сердца реализуют многие организации, движения и инициативы. Это и Левада-центр, и Карнеги-центр, и Сахаровский центр, и гражданский фестиваль "Пилорама", и "Мемориал", и радио "Свобода" и "Эхо Москвы", и "Новая газета" и др. И это, подчеркнул ведущий, вселяет надежду.

Ссылка: А. Рогинский: "В стране действует "всероссийский антитоталитарный проект" -Агентство Социальной Информации

вторник, 24 мая 2011 г.

Собиратель древних тайн


Алексей АННЕНКО
25 мая 2011




Дворянин, студент Петербургского университета, военный, партизан, ученый-этнограф, видный деятель Дальневосточной республики, чекист, преподаватель вуза, политический заключенный, музейный работник, археолог. Это — вехи жизни Альберта Николаевича Липского. Недавно общественность Хакасии торжественно отметила 120-летие со дня рождения человека с необычной судьбой, страницы которой еще не все раскрыты.
 
“Это был среднего роста, коренастый, по-военному подтянутый, далеко не молодой, но еще красивый мужчина с твердым суровым взглядом и густой шевелюрой седых волос. Бросалась в глаза изношенность его одежды — потертая гимнастерка, лоснящиеся от времени галифе, стоптанные кирзовые сапоги. Узнав, что я этнограф, выпускник МГУ, он представился:
— Бывший исследователь этнографии и антропологии народов Амура, бывший научный сотрудник Института этнографии в Ленинграде, бывший сотрудник ВЧК — НКВД, бывший узник его лагерей, бывший директор сего музея, а ныне его археолог — Липский Альберт Николаевич…”. Так вспоминал о встрече с ним в Абакане летом 1950 года историк Севьян Вайнштейн.

История лагеря с экзотическим названием «АЛЖИР» и его узниц

Асем ТОКАЕВА
20.05.2011


Когда открылся Акмолинский лагерь жен изменников родины, в его названии не было кавычек. Именно так слово «изменники» теперь написано на вывеске у Аллеи Жертв Репрессий в поселке Акмол близ Астаны.
Вначале здесь была так называемая «26-я точка». На ее базе в январе 1938 года появился Акмолинский лагерь жен «изменников» родины. Он относился к Акмолинскому спецотделению Карлага НКВД (Карагандинского лагеря НКВД). Узницы лагеря назвали его коротко: АЛЖИР. В этом лагере волей Сталина оказались около восьми тысяч женщин, вся вина которых состояла только в том, что они не предали своих мужей, первыми брошенных в жернова репрессий 1930-х годов. По всему Советскому Союзу были раскиданы сотни лагерей ГУЛАГа, АЛЖИР был одним из этих эпицентров ада на Земле.

Потом лагерь превратился в многопрофильное хозяйство с крупным сельскохозяйственным производством, мастерскими, швейной фабрикой. После его закрытия в 1953 году поселок стал называться Малиновкой, а теперь – Акмол по историческому названию местности.

Отстраивали и обустраивали это место сами узницы. Бараки, столовая, фермы для скота, водокачка, зернохранилище, мастерские – всё это было построено руками заключенных женщин. В основном это были представители интеллигенции, не привыкшие к тяжелой работе.

Летопись Верхнекамья

ВЕРЕМЬЕВ В.И.,
подполковник внутренней службы в отставке, п.Лесной
23.05.2011




УЧРЕЖДЕНИЕ К-231: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ (ДАТЫ, ФАКТЫ, ИМЕНА).
В летописи Верхнекамья (начиная с 30-х годов XX века), есть глава, страницы которой до недавнего времени были наглухо закрыты для широкой общественности, прессы, краеведческой науки. Более того: и для тех, кто имел к этим страницам самое прямое отношение, чья человеческая судьба и составляла их непосредственное содержание, - многое на этих "скрижалях" оставалось "тайной за семью печатями".

Между тем, речь идет о структуре, подразделения которой занимают практически всю северо-восточную оконечность территории Вятского края (десятую его часть - около 12 тысяч квадратных километров), о предприятии, поставлявшем (в среднегодовом исчислении) более 13 процентов добываемой в Кировской области древесины, о явлении, оказавшем радикальное (и нередко роковое) воздействие на сотни тысяч людей. Все это обозначалось в просторечьи коротким названием "ВЯТЛАГ", а на официальном языке именовалось (в разные периоды), как Вятский исправительно-трудовой лагерь НКВД-МВД СССР, почтовый ящик К-231, Вятспецлес, Лесновский лесокомбинат и, наконец, - Учреждение К-231 Министерства юстиции Российской Федерации.

В последние годы немало сделано для того, чтобы снять с "вятлаговской" темы завесу сверхсекретности, очистить ее от мифов. Первым шагом в этом направлении явилась публикация известного верхнекамского журналиста Виктора Алексеевича Бортникова ("Крестный путь", газета "Вятский край", 14 мая 1991 года). Затем последовали изыскания и публикации членов Союза журналистов, бывших сотрудников Учреждения К-231 - Павла Тимофеевича Ожегина и Александра Петровича Рылова. В 1998-м и 2001-м годах вышли в свет фундаментальные исследования профессора Вятского педагогического университета Виктора Аркадьевича Бердинских ("Вятлаг" и "История одного лагеря").

Опубликованы десятки статей и других материалов в местных (районных и областных) периодических изданиях, прошло несколько передач на Кировском телевидении. Однако все это - лишь первые подступы к теме, без последовательного освоения которой не может быть и полной, достоверной истории Верхнекамья.