четверг, 9 июня 2011 г.

Бесплатная путевка в Сибирь от Сталина


8 июня 2011


В ночь с 13 на 14 июня 1941 года в Латвии, Литве и Эстонии началась массовая депортация «социально чуждых элементов» в Сибирь. Нагрянувшие ночью спецкоманды давали на сборы не более часа. Одновременно такие акции прошли в Молдавии и западных районах Белоруссии и Украины. 


В конце июня 1954 года на улицах древнего Владимира появилась группа странных людей в серых тюремных робах. Они несколько дней неприкаянно слонялись без дела по городу, спали на улицах и выпрашивали у шарахающихся от них прохожих деньги на пропитание.
Жители города даже и подумать не могли, что эта компания бомжей состояла из бывших членов правительств Латвии, Литвы и Эстонии, неожиданно выпущенных из знаменитого Владимирского централа. Правда, свобода
пришла в странном виде: их просто выбросили на улицу без одежды, денег и каких-либо документов, предложив: «Ну, идите куда хотите». При этом им запретили возвращаться на родину, в Прибалтику, о которой они мечтали все долгие годы, проведённые в советских местах заключения.
Помыкавшись ещё некоторое время в городе и собрав необходимую сумму, бывшие узники направились на центральный почтамт, откуда отправили телеграмму правительству СССР с просьбой как-то легализовать их либо вернуть обратно в тюрьму. Ответ, который они ждали во Владимирском централе, куда их впустили обратно «жалостливые» тюремщики, пришёл спустя полтора месяца. Им выдали справки об освобождении, предложив устраивать жизнь поблизости, забыв навсегда о Прибалтике.
За 14 лет до описываемых событий Красная армия оккупировала Латвию, Литву и Эстонию. Подписанный 23 августа 1939 года министром иностранных дел Германии Риббентропом и наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым договор о ненападении, как известно, имел некий дополнительный секретный протокол. Этот документ поделил Европу на сферы влияния Германии и СССР. Сталин получил карт-бланш в отношении Латвии и Эстонии, а чуть позднее, после заключения 28 сентября советско-германского договора о дружбе и границе, и в отношении Литвы.




Экспорт тоталитаризма 
Давление, оказанное Советским Союзом на маленькие прибалтийские государства, было беспрецедентным. Уже 24 сентября 1939 года, то есть всего через неделю после вступления Красной армии в западные области Белоруссии и Украины, Вячеслав Молотов проинформировал главу эстонского МИДа Карла Сельтера о намерении СССР разместить на территории Эстонии свои военные базы. Чуть позже подобные требования советского руководства были доведены до сведения правительств Латвии и Литвы. Молотов был сух и сдержан, предупредив: «Не принуждайте нас применять силу».
Что было делать руководству этих стран в условиях уже начавшейся мировой войны, когда и Великобритания, и
Франция не имели никакой возможности повлиять на ситуацию? Более того, многими в Прибалтике ввод советских войск воспринимался как гарантия и защита от оккупации со стороны нацистской Германии. Поэтому договоры о взаимопомощи были подписаны, и уже в октябре 1939 года на территории прибалтийских стран было размещено 70 тысяч советских солдат.
Передышка для правительств прибалтийских стран оказалась недолгой. Вторжение вермахта в мае 1940 года во Францию и страны Бенилюкса сделало политику Советского Союза в Прибалтике ещё более жёсткой. В день взятия немцами 14 июня 1940 года Парижа нарком Молотов вручил министру иностранных дел Литвы Юозасу Урбшису ультиматум, в котором содержались требования по формированию просоветского правительства и обеспечению свободного доступа новым частям Красной армии. Через два дня подобные ультиматумы были предъявлены послу Латвии Фрицису Коциньшу и послу Эстонии Аугусту Рею.
Известно, что с литовским министром Молотов общался 32 минуты, с латвийским посланником и того меньше — 23, а на эстонского посла наркому хватило и 10 минут. От правительств прибалтийских стран фактически потребовали отказаться от суверенитета и согласиться с оккупацией.
Из всех прибалтийских лидеров лишь президент Литвы Антанас Сметона нашёл в себе силы призвать к вооружённому сопротивлению. Однако он не нашёл поддержки даже среди своих министров, считавших, что их согласие принять «мягкую» оккупацию позволит избежать кровопролития. Такую же позицию заняли и президенты Латвии и Эстонии. Поэтому, когда Красная армия перешла границу с прибалтийскими странами, она не встретила вооружённого сопротивления.


«Мягкая» советизация 
Под жёстким контролем Андрея Вышинского в Латвии, Владимира Деканозова в Литве и Андрея Жданова в Эстонии были сформированы марионеточные «народные правительства». В июле в странах Балтии прошли «свободные выборы», на которых в лучших советских традициях фигурировал лишь один единый блок коммунистов и беспартийных. Стоит ли удивляться, что новые парламенты уже через неделю после «избрания» единодушно провозгласили свои страны советскими и обратились к СССР с просьбой принять их в свой состав. Верховный Совет СССР не стал затягивать с этим, и в августе того же года в Советском Союзе стало на три республики больше.
Практически сразу после этого были арестованы все «буржуазные» лидеры Латвии, Литвы и Эстонии. Лишь Антанас Сметона, не имевший иллюзий по поводу советской оккупации, успел эмигрировать на Запад. Судьба других лидеров более трагична: президент Латвии Карлис Ульманис скончался в 1942 году на этапе, а президент Эстонии Константин Пятс умер в психиатрической больнице под Тверью в 1956 году. Их надежды на «мягкую» оккупацию не оправдались. Репрессии против «чуждых элементов» в их странах начались почти сразу после их советизации.
Первыми депортированными стали министры правительств Латвии, Литвы и Эстонии и члены их семей. Их вывезли в 1940 году в Саратов, Тамбов и Сызрань, устроив на временную работу. После нападения Германии на СССР их всех арестовали, разместив в московских тюрьмах. Только в 1952 году состоялся формальный суд над ними, который осудил каждого из них на 25 лет. Правда, через два года их всех срочно выпустили из тюрьмы во Владимире. Как это было, вы уже знаете. И только в 1960-е годы они смогли вернуться домой.
Но арестом бывшей политической элиты стран Балтии органы НКВД не ограничились. В ночь с 13 на 14 июня 1941 года прошла операция «освобождения территорий недавно присоединившихся к СССР республик от криминальных, социально ненадёжных и антисоветских элементов». Именно так назвал аресты, прошедшие в Молдавии, прибалтийских странах, Западных Белоруссии и Украине, Лаврентий Берия в своём отчёте Сталину.


«Чёрный июнь» 
Они пришли в ночь с 13 на 14 июня 1941 года. Разбуженным ударами в дверь людям вслух зачитывался указ, объявлявший их арестованными или подлежащими депортации. Понятно, что говорить о каком-либо судебном решении не приходится. Людям давали на сборы только один час, после чего грузили в машины и везли на железнодорожную станцию, где ими забивали товарные вагоны. По 30—40 человек. Так проходила очередная операция НКВД по депортации из западных районов СССР «социально чуждых элементов».
Согласно инструкции, выданной сотрудникам НКВД, репрессиям подлежали все члены бывших правительств, высшие государственные должностные лица и судьи, высший военный персонал, бывшие политики, лица, активно участвовавшие в антисоветских акциях, русские эмигранты, офицеры полиции, представители иностранных компаний и члены их семей.

Сохранился подробный отчёт от 17 июня 1941 года наркома госбезопасности СССР Всеволода Меркулова по результатам спецоперации в Прибалтике. Согласно этому документу, в ночь с 13 на 14 июня было депортировано: 11 038 членов семей буржуазных националистов, 3240 членов семей бывших полицейских, 7124 члена семей землевладельцев, капиталистов и государственных служащих, 1649 бывших офицеров и 2907 прочих.
В течение одной недели, начиная с 14 июня 1941 года, органы НКВД на основании постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома № 1299—526 депортировали из Латвии, Литвы и Эстонии в Сибирь и Казахстан 45 тысяч человек. Среди высланных было много женщин, стариков и детей, а депортация сопровождалась конфискацией имущества и поражением в правах. Условия транспортировки были ужасными, как и питание и обеспечение водой. Люди страдали от тесноты, духоты, антисанитарии, голода и жажды.
Нелегко пришлось депортированным и в Сибири. Из-за холода, голода, тяжёлого физического труда, нечеловеческих условий жизни и болезней многие из них погибли. Например, в Эстонию вернулось менее половины депортированных в 1941 году — всего 4331 человек. Даже официальные власти признавали тяжёлое положение спецпереселенцев. В одном из докладов начальника ГУЛАГа НКВД СССР Наседкина отмечались «факты опухания от голода, нищенства и безработицы».


Новые депортации 
Сотни арестованных людей были расстреляны в конце 1941 года в тюремных лагерях по решению следственных комитетов, производивших дознание на месте. Среди воспоминаний о депортации наиболее шокирующим является дневник десятилетнего Рейна Варе, который он начал вести в 1941 году. Мальчик описывает, как везли его семью в Сибирь, рассказывает о смерти своих друзей от голода и холода, тоскует по отцу. Он не знал, что его отец, директор школы, был репрессирован и умер от голода в лагере.
После окончания войны в странах Балтии было проведено несколько масштабных операций по депортации чуждых элементов. Первыми пострадали местные немцы. В августе 1945 года в Сибирь было сослано около 400 человек. А слабые темпы «коллективизации» и вооружённое сопротивление в Прибалтике подстегнули советские власти перейти к проверенным методам запугивания и репрессий.
Под кодовым названием «Весна» в мае 1948 года в Литве прошла кампания по аресту и высылке в Сибирь членов семей «антисоветских элементов». Ставилась цель окончательно покончить с сопротивлением через ликвидацию его социальной базы. Всего было арестовано и депортировано почти 50 тысяч литовцев, которые были квалифицированы как «бандиты, националисты и члены их семей». Согласно данным литовского МВД, в процессе операции погибло более 20 тысяч литовцев. Но этого было явно недостаточно: вооружённое сопротивление в Прибалтике продолжалось. Только в Литве численность партизанских отрядов достигала 30 тысяч бойцов. Против них действовали две дивизии НКВД и части регулярной армии.
В 1949 году Сталин потребовал форсировать советизацию стран Балтии, чтобы «уничтожить бандитизм и национализм раз и навсегда». В январе Совмин СССР принял постановление, согласно которому из стран Балтии подлежали депортации все «кулаки и их семьи, семьи бандитов и националистов», как скрывающихся на данных территориях, так и арестованных или убитых во время вооружённых столкновений. Операция была названа «Прибой», и отмашку о её начале сделал глава МВД СССР Сергей Круглов. Эта волна депортации была ещё более мощной. В ходе её проведения в период с марта по май 1949 года из трёх прибалтийских стран было выселено более 90 тысяч «неблагонадёжных и враждебных советскому режиму элементов», 28 процентов из них были детьми в возрасте до 16 лет.
Вывозя родственников и членов семей, советское руководство лишало тех, кто ушёл с оружием в руках в лес, возможности продолжать партизанскую войну. Они теряли поддержку среди населения, возможность получать информацию, продукты питания и одежду. Место депортированных занимало русское население. Всего из Прибалтики в 1945—1949 годах было выселено 139 957 человек; 125 282 из них были расселены в Сибири, среди них было 71 756 литовцев, 34 219 латышей и 19 307 эстонцев.
В сентябре 1951 года новая серия «зачисток» привела к высылке из Литвы навечно кулаков с семьями за враждебные действия против колхозов.
Права всех незаконно депортированных людей были полностью восстановлены лишь после того, как в 1991 году прибалтийские страны вновь обрели независимость. 18 февраля 2002 года парламент Эстонии объявил депортации преступлением против человечности без ограничения срока давности, возложив ответственность на КПСС. А в Латвии день 14 июня 1941 года отмечают как День памяти жертв коммунистического геноцида.

Ссылка: Бесплатная путевка в Сибирь от Сталина - Эхо планеты

Комментариев нет:

Отправить комментарий