понедельник, 20 июня 2011 г.

Игорь Мельников. КАТЫНЬ. Иностранные заложники Сталина


Игорь МЕЛЬНИКОВ
19 июня 2011

В 1939 году Генриху Вецеку было 17 лет. Перед самой войной молодой парень из Пинска вступил в батальон национальной обороны. В одном из боев Генрих оказался в советском плену…

Место расстрелов в минском
парке Челюскинцев
А спустя несколько дней он и еще несколько десятков его сослуживцев оказались в товарном вагоне поезда, едущего на Восток. Всю дорогу польским «пленным» твердили, что они едут «домой». На каждой станции состав плотным кольцом окружали военнослужащие войск НКВД. К поезду постоянно добавлялись новые вагоны с людьми.
Граница в районе Столбцы-Негорелое произвела на «пассажиров» эшелона гнетущее впечатление. Вырубленная двухсотметровая полоса посреди леса, туннели под железнодорожными путями и десятки солдат в характерных синих фуражках с винтовками, к которым были примкнуты штыки. Молодому парню запомнился такой эпизод. В Негорелом, прямо перед железнодорожной станцией, была насыпана огромная, высотой с двухэтажное здание, пирамида зерна. Пшеница была советским трофеем. Ее привозили и сгружали на первой советской станции. «Что же они делают?», — думал Генрих. — Ведь сейчас конец сентября, дождь, холодно, зерно пропадет». Вскоре поезд с польскими «военнопленными» двинулся дальше. Минск, Смоленск… И даже там этим несчастным людям говорили, что они едут «домой»…


Немногие, однако, знают, что тогда, в сентябре 1939-го, и позднее вот такими же товарными эшелонами, охраняемыми войсками НКВД, из Западной Беларуси на Восток ехали не только польские граждане, но и подданные третьих стран — чехи, словаки, французы и даже британцы.

Работая в архивах России и Польши, я обнаружил документы НКВД СССР, которые напрямую свидетельствуют, что в советских тюрьмах, в том числе и на территории БССР, в 1939-41 годах находились военнослужащие и гражданские лица, имевшие подданство Франции и Великобритании. Так, в одном из писем начальника управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных Сопруненко, адресованном Лаврентию Берия, отмечалось: в Козельском лагере содержится значительное количество интернированных французов и англичан, 38 из них объявили голодовку. В разговоре с сотрудниками НКВД французы и англичане заявили, что, находясь в тюрьмах в Белостоке, Минске (!) и Москве, они писали в свои посольства, но ответа не получили. Из этого они делали вывод, что об их нахождении в СССР посольствам до сих пор не известно. Иностранцы настаивали, чтобы для них организовали встречу с послами.

Катынский марш в Варшаве. Апрель 2011 года
Инициаторами голодовки были французы Корнилье (кандидат в офицеры, сын директора завода), Мишлье (кандидат в офицеры, часовщик артели), Форель (рядовой, машинист на пишущей машинке), Клястер (рядовой), Симон (рядовой, автомеханник) и англичане Лафгроуф (рядовой, штукатур), Бригз (рядовой). Как отмечается в документе, интернированным англичанам и французам было разъяснено, что никаких требований лагерной администрации они выставлять не должны.

Результатом этого инцидента было то, что лагерная администрация получила указание повысить требовательность к интернированным. Кроме того, начальнику особого отдела лагеря было дано указание завербовать не менее 5-6 человек осведомителей.

Из документа также следовало, что всего в Козельском лагере содержалось 92 военнослужащих французской армии, 11 — британской, 1 — бельгийской, из них:

капитанов — 2
лейтенантов — 2
аспирантов-офицеров — 4 (сотрудников полиции)
сержантов и капралов — 24
рядовых — 72.

Интернированные привлекались на работы по самообслуживанию под охраной. По данным НКВД, санобработка этих несчастных проводилась регулярно, один раз в неделю. Была составлена тематика политбесед, но таковые проводились нерегулярно из-за отсутствия переводчиков. Переписка с родственниками интернированным была запрещена.

Место расстрелов в минском парке Челюскинцев
Сюжет с пленными и интернированными в СССР гражданами западноевропейских стран на этом не заканчивается. Изучая документы, связанные с пребыванием польских полицейских и военнослужащих в минской внутренней тюрьме НКВД — «американке», я наткнулся на фамилию еще одного француза. Сейчас уже никто не скажет, что делал в Западной Белоруссии Жак Анель. Может быть, приехал к родственникам, а может, был военным репортером какого-нибудь французского издания? Как бы то ни было, в сентябре 1939-го он был интернирован Красной Армией и оказался в минской «американке».

Еще больше вопросов по поводу вышеперечисленных французских и английских военнослужащих. Как они оказались в Западной Белоруссии? Быть может, они были членами военной миссии, а возможно — простыми добровольцами, решившими помочь истекающей кровью Польше? Как бы то ни было, в 1939-1941 годах эти люди испытали все ужасы пребывания в тюрьмах Беларуси, а затем — и в советских лагерях для военнопленных.

На этом, впрочем, список иностранных граждан в сталинских тюрьмах и лагерях не заканчивается. Мало кто сегодня знает, что на территории Западной Беларуси под Барановичами в августе 1939 года в составе Войска Польского формировалось подразделение из числа граждан Чехословакии. После окончательной оккупации нацистами этой страны значительная часть военнослужащих чехословацкой армии оказалась на территории Польши. По инициативе чешского консула в Кракове Владимира Знаемского в марте 1939-го на территории Польши и начал тайно формироваться чехословацкий легион. Часть чехов и словаков через порт Гдыня переправились во Францию. В период обострения польско-немецких отношений в августе 1939 года польское правительство решило пригласить на действующую службу бывших военнослужащих чехословацкой армии. Поляков интересовали, прежде всего, летчики. Под Барановичами был создан тренировочный пункт, где чешские пилоты должны были тренировать своих польских коллег. Туда выехали 116 офицеров, 12 ротмистров и 315 солдат чехословацкого легиона. 3 сентября 1939 года чехословацкий посол в Польше Славек добился от польского президента Мостицкого издания официального декрета об организации в составе Войска Польского чехословацкого легиона. 8 сентября командование легиона получило от поляков 4 станковых, 9 ручных пулеметов, а также большое количество винтовок и карабинов. 11 сентября чехословацким летчикам было приказано покинуть лагерь под Барановичами и продвигаться в район Тарнополя. 18 сентября, двигаясь к румынской границе, они были пленены красноармейцами.

Первоначально бывшие военнослужащие чехословацкого легиона находились в тюрьмах и лагерях Западной Украины, однако в марте 1940-го было принято решение перевести их в Оранский лагерь НКВД в Горьковской области. В одном из писем заместителю наркома внутренних дел СССР Меркулову Сопруненко просил дать распоряжение об организации оперативно-чекистского обслуживания этого лагеря с целью пресечения антисоветской деятельности в нем. До начала немецкого вторжения в СССР лишь небольшой части чехословацких военнопленных удалось покинуть пределы страны Советов…

Историю чехословацких пилотов вполне могли повторить и болгарские летчики. Не секрет, что в предвоенные годы польские и болгарские ВВС очень тесно сотрудничали. Большая группа болгарских пилотов стажировалась в польских военных школах. Болгария высоко оценивала боевые характеристики польских самолетов, и большое количество военной авиатехники перед второй мировой войной София купила именно у Варшавы. Среди тех, кто стажировался в польских летных школах, были поручик Павел Павлов и подпоручик Петко Куклов. Спустя несколько недель после нападения Германии на Польшу, когда ситуация на фронте стала катастрофической, болгары получили приказ эвакуироваться из охваченной войной страны. «Царские» летчики поспешили на железнодорожный вокзал, но вместо поезда на Бухарест они сели в поезд на… Брест. Красноармейцы, «принявшие» пилотов в городе на Буге, особенно не вникали в знаки различия и цвет формы перепуганных болгар. Оба летчика были арестованы. Впрочем, Павлову и Куклову повезло. За них лично вступился болгарский царь Борис ІІІ. Пилотов отправили восвояси. Эта история, в отличие от историй других иностранных граждан, оказавшихся в руках Сталина, завершилась «хэппи-эндом».

Чем глубже изучаешь катынскую тематику, тем полнее ощущаешь тот ужас, через который пришлось пройти тысячам людей, оказавшимся заложниками преступной и античеловечной сталинской системы. Как в этой мясорубке могли уцелеть белорусы, украинцы, литовцы, поляки, если НКВД не останавливалось перед репрессиями против граждан западноевропейских государств?!.

Поражаюсь тому, сколько же страшных страниц в истории катынского преступления. Многое еще скрыто от нас. Но полная правда о тех злодеяниях все равно станет достоянием общественности.

Свои мнения и информацию по теме «Белорусский катынский список» автор просит направлять на электронную почту katyn_blr@gazeta.pl.

Об авторе: Игорь Мельников. Историк-белорусист, политолог, журналист, полиглот. Учился много, в разных странах, и, как правило, хорошо. В 2005 году получил степень магистра Варшавского университета. Жизненное кредо: не бояться трудностей, они делают жизнь интереснее.

Ссылка: Игорь Мельников. КАТЫНЬ. Иностранные заложники Сталина - NAVINY.BY Белорусские новости

Комментариев нет:

Отправить комментарий