суббота, 23 февраля 2013 г.

Сухой остаток ГУЛАГа


Опубликовано на сайте OPEC.ru 22 февраля 2013 года

Лагеря ГУЛАГа и Великая Отечественная война сыграли большую роль в развитии российских территорий: население многих из них выросло за счет заключенных и эвакуации производства. Но ГУЛАГ имел более долгосрочное влияние на рост городов по сравнению с переносом заводов. Исследование Татьяны Михайловой

На заседании научного семинара «Политическая экономика» профессор Российской экономической школы Татьяна Михайлова представила доклад «ГУЛАГ, Великая отечественная война, и долгосрочные траектории роста советских городов» (Gulag, WWII and the Long-run Patterns of Soviet City Growth).

Во время, до и после Второй мировой войны в СССР происходил перенос производственных мощностей с запада страны на восток, что задавало рост территориям, куда переносилось производство. В то же время, инфраструктурному развитию и росту населения российских регионов способствовала деятельность лагерей ГУЛАГа. В ходе исследования предпринята попытка дать сравнительную оценку, как лагеря ГУЛАГа и военная эвакуация производства сказались в долгосрочном периоде на росте городов.

Инвестиционное клеймо

Перенос предприятий с запада на восток страны традиционно считается одним из факторов, который определил пост-военный рост городов Урала и Сибири. «Большинство эвакуированных предприятий не были возвращены в те города, где они были изначально основаны, и эти города часто теряли впоследствии свое прежнее значение, связанное с производством», – замечает Татьяна Михайлова.

Что касается, системы ГУЛАГа, то в исследовании она рассматривается как инструмент территориальной политики, широко используемый в 1930-е-1950-е годы в качестве источника дешевого труда, особенно в отдаленных регионах, где были недоступны другие источники рабочей силы. «Присутствие лагеря вблизи населенного пункта обычно означало, что данная территория – инвестиционный проект для советского правительства», – замечает автор исследования.
Расположение лагерей ГУЛАГ на территории СССР
Фактически сетью ГУЛАГа была опутана вся страна. Большинство лагерей  располагалось в 20-50 км от ближайших населенных пунктов.

Перманентный эффект лагерей

Анализ, проведенный в рамках исследования, показал, что в течение нескольких десятков лет, происходил рост как городов, вблизи которых находились лагеря ГУЛАГа, так и тех городов, которые стали новыми территориями для размещения эвакуированного производства.
Основные пункты эвакуации производств
Но если говорить о долгосрочном развитии, то после определенного периода территории, ставшие местом для эвакуации, начали замедляться в своем развитии.

Как показывает исследование, города, куда были эвакуированы заводы, росли до 1959 года,. После 1970 года эффект эвакуации оказывается уже не значимым. В то же время города, где имелись лагеря, росли быстрее не только в 1930-50-е гг., когда ГУЛАГ действовал активно, но и в 1970-80-е гг. Как отмечает Татьяна Михайлова, эффект ГУЛАГа исчезает в среднем лишь в 1989 г., что видно из итогов переписи населения.

Автор исследования делает вывод:  опыт по эвакуации производства показывает, что сам по себе перенос мощностей не способствует в долгосрочной перспективе устойчивым изменениям в географическом распределении экономической активности. Более серьезный эффект имеет масштабная миграция с одновременным обеспечением базы для производства. После того, как советское правительство, использовав дешевый труд заключенных ГУЛАГа, создало новые промышленные центры в восточной части СССР, инвестировав большие средства в инфраструктуру и производство, ему удалось надолго изменить географию экономической активности, отмечает Михайлова. По ее мнению, этот пример демонстрирует, какого рода и масштаба воздействие необходимо, чтобы повлиять на экономическую географию.

И не было бы Комсомольска…

Однако если говорить конкретно о влиянии ГУЛАГа на экономику регионов и экономику страны в целом, то здесь надо быть аккуратнее в оценках, замечает Михайлова. «Можно сказать, что с помощью ГУЛАГа осваивались незаселенные территории, увеличивалось население в них, реализовывались проекты и делались инвестиции в капитал и в отдаленных, и в уже обжитых районах, то есть, проводилась индустриализация», – говорит автор исследования.

Она подчеркивает, что прежде всего рост населения городов происходил там, где были лагеря. «Но чтобы предметно оценить эффект ГУЛАГа на экономику, нужно сделать довольно объемное исследование. Нужно сравнить выгоду от проектов, построенных с помощью ГУЛАГа и затраты на них – с выгодами и затратами в альтернативном сценарии (если бы советское правительство не использовало массовые репрессии и рабский труд заключенных). Какие проекты были бы возможны без ГУЛАГа, если бы пришлось привлекать вольнонаемных рабочих? Были бы они выгодны?», – задается вопросом Михайлова.

По ее мнению, вероятно, многие проекты без ГУЛАГа не были бы начаты, например, Беломорканал, который практически потом не использовался. «Норильск и Комсомольск-на-Амуре были построены полностью на пустом месте силами репрессированных», – рассказывает автор исследования, предполагая, что в рыночной экономике размер Норильска мог бы быть куда меньше. «Это был бы типичный "вахтовый" город при комбинате, в котором не было бы постоянных жителей-пенсионеров и было бы очень мало семей с детьми. А Комсомольска не было бы вообще», – считает Михайлова.

Очевидно, что многие явно выгодные объекты, например объекты энергетики, промышленные предприятия  были построены заключенными. «Но было бы их строительство дороже, если бы использовались только вольнонаемные рабочие? Это тоже нетривиальный вопрос, ведь на содержание системы лагерей уходило много сил и средств. А сколько стоят загубленные жизни и человеческий капитал, если и их подсчитать?», – задается вопросом Михайлова.

Надо ли выравнивать территории?

Сегодня часто звучат мнения о неравномерности современного развития российских регионов. «А нужно ли выравнивать территории?» Нередко в публичном дискурсе подразумевается ответ «да», даже без обсуждения. Хочу спросить любого, кто за выравнивание территорий: Почему вы живете в Москве? Почему не на Таймыре? Не в Магадане? Видимо, жизнь в Москве лучше и продуктивнее, поэтому рациональные люди делают такой выбор. Целью любой политики должно быть повышение благосостояния людей, а не территории», – рассуждает Михайлова.

По ее мнению, территории надо выравнивать, если это экономически целесообразно и способствует улучшению жизни людей. «Если ради выравнивания мы все должны потратить много государственных денег, пожертвовать больницами, школами, дорогами там, где люди уже живут, зачем такая политика? Помогать людям из отсталых регионов нужно адресно, чтоб жители смогли улучшить свою жизнь – возможно, через миграцию. Помощь за счет неокупаемых инвестиций в ненужные проекты обходится слишком дорого для всей страны в долгосрочной перспективе», – резюмирует эксперт.


Смтакже:

Комментариев нет:

Отправить комментарий