пятница, 20 марта 2015 г.

Спецпоселения — фронту

Наталья ДЗЮНЯ
ФОТО: Евгения Кульгина
Опубликовано на сайте газеты "Приамурские Ведомости" 20 марта 2015 года

Воинские формирования пополнялись и репрессированными гражданами СССР

Великая Отечественная. … Потому и Великая, что охватила огромную территорию и коснулась каждого в своем Отечестве. В том числе и репрессированных. К 1941 году в результате репрессий почти полстраны было загнано либо за решетки, осужденные по статье 58, либо высланы в спецпоселки. Все исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ), не прерывая своей основной деятельности (каждый ИТЛ — это строительство заводов, железных дорог, разработка месторождений, добыча полезных ископаемых, лесозаготовки), перешли на военное положение и наладили производство военной продукции для фронта. Освобождение по отбытии наказания заключенных было приостановлено.

Хабаровский край с 30-х годов стал пополняться гражданами, которые в результате раскулачивания решениями районных исполкомов были приговорены к высылке в отдаленные районы на спецпоселение. Таких граждан оказалось более 25 тысяч.

Трудпоселенцы до 1941 года были приравнены к категории лиц сосланных и высланных, которые на основании ст. 30 Закона о всеобщей воинской обязанности к призывным участкам не приписывались, в Красную Армию и флот не призывались. Но с продвижением фашистов в глубь страны отношение к заключенным и спецпоселенцам постепенно менялось. Потребовались свежие силы из крепких и сильных, способных держать оружие, и государство обратило свой взор на армию заключенных и спецпоселенцев.

Начальник ГУЛАГа В. Г. Наседкин в докладной записке заместителю начальника наркома внутренних дел С. Н. Круглову сообщал о целесообразности призыва молодежи из числа репрессированных в административном порядке. В ней сообщалось, что молодежь, достигшая 16 лет во время нахождения в трудпоселках, на основании постановления СНК СССР от 22 октября 1938 года подлежит освобождению из трудсылки на учебу с последующим взятием их на учет военного ведомства. Учет в спецкомендатуре сразу был заменен на воинский учет в райвоенкомате, и бывшие спецпоселенцы становились в резерв для отправки на фронт.

Постановление СНК о строительстве аэродромов для военно-воздушных сил Красной Армии повлекло за собой создание Управления аэродромного строительства в составе УНКВД (УАС УНКВД), который с 15 июня 1941 года приступил к строительству в Хабаровском крае 19 взлетно-посадочных площадок и аэродромов. Было передано военкоматам для призыва в Красную Армию 1200 человек. Из них по указанию Дальневосточного фронта была сформирована рабочая колонна, которая просуществовала до февраля 1945 года. Строительство было осуществлено досрочно, всего за пять месяцев.

К осени 1941 года руководство страны начало новую волну массовых репрессий. Теперь в отношении граждан немецкой национальности. Для хабаровских немцев роковым стал день 15 ноября 1941 года. Все немецкие семьи были переписаны и единовременно высланы в Селемджинский район Амурской области. Те же, кто до войны были призваны в армию и стали кадровыми военными, несмотря на их знания и опыт, «выбраковывались» и направлялись в трудовые колонны немцев.

«Послабление» касалось в основном заключенных, осужденных на небольшие сроки. Предлагалось сменить робу заключенного на армейскую гимнастерку. Осужденные по ст. 58 на длительные сроки пока еще были недостойны умереть в бою за Родину.

Немцев-дальневосточников, которых выселили и кого не успели выселить в ноябре 1941 года, мужчин и женщин от 17 до 50 лет, в марте 1942 года райвоенкоматы направляли в трудовые колонны для работы в Верхнебуреинском районе. Для них фронтом оказался Умальтинский молибденовый рудник, огороженный колючей проволокой, с вооруженной охраной и сторожевыми собаками.

11 апреля 1942 года Государственный Комитет Обороны СССР принимает постановление «О мобилизации трудпоселенцев призывного возраста в Красную Армию», после которого воинские формирования стали чаще пополняться бывшими репрессированными.

Они на время как будто забыли, что с ними сделало государство. Спецпоселенцы были в составе всех дальневосточных воинских формирований, воевали под Москвой, на Ленинградском направлении, участвовали в битве под Сталинградом, освобождали завоеванные фашистами территории, дошли до Берлина.

Первыми пополнили ряды Красной Армии молодые парни, освобожденные из спецпоселений до начала войны, которые, несмотря на немилость государственной машины, обивали пороги райвоенкоматов...

На фронт ушли братья Басаргины — Сильверст и Лазарь; сыновья Арсентия Матвеевича Агеева — Григорий и Петр; сыновья Федора Кирилловича Калинина — Даниил и Глеб; Степан Запорожец, Михаил Ефимович Запорожец, Петр Михайлович Воронов, четверо сыновей Чешевых — Александр, Петр, Сергей, Тимофей и дочь Мария. Сергей вернулся без ног. Николай Степанович Кузнецов — участник Сталинградской битвы. Призваны в РККА освобожденные в 1940 году Денис Иудович Старцев и Болеслав Александрович Станишевский. Иван Лукич Зинчук проводил на фронт сыновей — Иосифа, Семена, Станислава, Валентина, Михаила, двое из них пали смертью храбрых. Погиб на фронте Алексей Ефимович Сугай, освобожденный из спецпоселения 26 июля 1941 года.

Иван Лукич Богатыренко награжден орденом Красной Звезды и медалью за взятие Берлина, Дмитрий Прокопьевич Карташов награжден семью боевыми орденами.

Петр Николаевич Литвиненко за свой труд и военные подвиги отмечен 16 правительственными наградами, в том числе орденом Красной Звезды и орденом Славы II степени.

В войне с Японией принял участие Анатолий Захарович Пелипас, выселенец из села Мариинское Ульчского района, который также заслужил боевые награды.

Павел Васильевич Скакодуб, отбыв наказание в лагере в 1934 — 1936 годы, ушел на фронт, получил благодарность Верховного Главнокомандующего за взятие Риги. Сын Александр в 1940 году был призван на срочную службу в РККА, окончил школу младших командиров в Ярославле, на фронте был ранен, демобилизован по здоровью, дочь Мария призвана в РККА в 1942 году и по 1945 год служила в Ленинграде на Балтийском флоте.

При форсировании Днепра 16 октября 1943 года погиб сын раскулаченного, студент физмата, гвардии сержант 422-й стрелковой дивизии Евгений Александрович Дикопольцев. Обеспечил бесперебойную связь, устранив под огнем обрыв кабеля в 18 местах. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Да разве всех перечислишь?! В середине войны из числа заключенных, приговоренных к расстрелу, создавались спецформирования, которые направляли в штрафные роты на верную гибель. Теперь это ни для кого не секрет. Осужденные сознательно шли в эти части: лучше умереть в бою за Родину, чем получить пулю в лоб в каком-либо овраге.

Спецпоселенцы, не призванные в Красную Армию, — в большинстве женщины, старики и подростки. Они составляли 80 — 90 процентов от работающих на предприятиях края. В основном это были предприятия Приморзолота и Хаблеса. Трудились за себя и ушедших на войну бывших спецпоселенцев, перевыполняли план, несли тяжелое бремя тружеников тыла. Тому подтверждение — справка заместителя управляющего треста Хабаровсклес начальнику отдела спецпоселений УНКВД по Хабаровскому краю от 18.09.1945 года: «В системе треста имеется 1868 рабочих спецпоселенцев. На участках где работали спецпоселенцы, застрельщиками соцсоревнования и передовыми стахановцами, рекордистами были, в большинстве случаев, передовые рабочие из спецпоселенцев. Примером может служить Троицкий леспромхоз, где в наиболее тяжелые для страны 1941 — 1945 годы была наивысшая производительность труда — от 116 до 170 процентов, план выполнялся на 116 — 135 процентов».

Из 87 рабочих леспромхоза, награжденных наркомом значком «Отличник социалистического соревнования НКЛ СССР», 80 получили спецпоселенцы. Такая же картина была и на предприятиях треста Приморзолото. На Кербинском прииске благодаря самоотверженному труду спецпоселенцев в годы войны проведены крупные гидротехнические работы на новых золотоносных месторождениях: Яснинском, Медвежинском и других.

На Умальтинском руднике, с полным циклом производства — горно-подземными работами по добыче молибденовой руды на глубине 500 метров, переработкой и получением концентрата, являвшегося стратегическим сырьем для военной промышленности, также работали спецпоселенцы.

Изнурительный 12-часовой труд в любую погоду, полуголодная жизнь в бараках с двухярусными нарами и печкой посередине — и все это для них долгие годы.

Владимир Петрович Будкевич трудился на золотодобыче в тресте Приморзолото, затем в организации Кербинского золотопродснаба. Организовал разработку земли для выращивания овощей, заготовку рыбы, дикого мяса, что позволяло выживать местному населению и осуществлять поставки для армии. Отчислял часть своей зарплаты на изготовление танка. За годы войны в фонд обороны от осужденных поступило 40 миллионов рублей.

По окончании войны многие были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». Среди них Иосиф Михайлович Козырев, Феоктист Степанович Шарыхин, Михаил Николаевич Матвеев, Иван Клементьевич Стеблин, Иван Васильевич Козловский.

В отчете отдела спецпоселений УМВД Хабаровского края отмечалось: «Выросшая в спецпоселках молодежь, будучи призванной в ряды Красной Армии, проявила героизм на фронтах Великой Отечественной войны, за что многие награждены боевыми правительственными наградами».

Война показала: в среде так называемых врагов народа оказалось много достойных людей, тех, кто в лихую годину не озлобился на допущенную к нему несправедливость, трудился в тяжелых условиях, теряя здоровье, воевал, погибал на фронтах войны, защищая свою Родину.

Комментариев нет:

Отправить комментарий