среда, 2 мая 2012 г.

Уроки истории с Андреем Светенко

01 мая, 2012 г.

Дирижер репрессий устроил политическое казино


Репрессии и чистки 1937 года стали ключевыми в формировании культа личности Сталина. Были ли они следствием возможного заговора чекистов? Об этом и не только исторический обозреватель Андрей Светенко беседовал с директором Государственного архива Российской Федерации Сергеем Мироненко в студии радио "Вести ФМ".


Светенко: У микрофона Андрей Светенко. Очередной "Урок истории" на волнах "Вестей ФМ". У нас в гостях директор Государственного архива Российской Федерации, доктор исторических наук Сергей Мироненко. Сергей Владимирович, приветствую вас.

Мироненко:
Здравствуйте, Андрей.

Светенко: Мы с вами в прошлый раз говорили о том, как Сталин пришел к власти, как он обустроил это свое секретарское место и сделал его действительно генеральным. А потом ему вообще даже и никаких должностей уже не надо было, он был товарищ Сталин и Хозяин с большой буквы, и в 1952 году даже отказался от этого поста Генерального секретаря. Но к этому времени это действительно был уже режим личной власти, Сталин было небожителем. А вот самый ключевой момент, который сформировал это, как всем представляется, это 1937 год. Весной 1937 года, 75 лет назад, произошло такое очень знаковое событие - был арестован нарком внутренних дел Генрих Ягода, который до этого, так сказать, практически с первых дней существования этого ведомства полицейского советского был во главе его, и был заменен на партийного секретаря, на председателя Комитета партийного контроля некоего Николая Ежова. И в этом смысле возникает, и сейчас активно тоже обсуждается такая версия, что а не было ли там угрозы заговора чекистского? Потому что в результате за год с небольшим правления Ежовым этим ведомством вообще была выкошена вся вот гвардия чекистская, больше всего даже пострадали. А одновременно с этим - партийные чистки, одновременно с этим - чистки по этническому принципу, польская в частности. И в результате к 1939 году поляна зачищена уже полностью действительно.

Мироненко:
Вы знаете, сначала чуть-чуть о том, что вы говорили выше. В 1952 году Сталин действительно упраздняет пост Генерального секретаря, становится просто секретарем ЦК. Но вы заметьте, он председатель Совета Министров СССР.

Светенко: Он вернулся к ленинским основаниям.

Мироненко:
Правильно. Он явно хотел все-таки вот эту партийную номенклатуру, которая резко усилилась и резко влияла, он хотел ее уравновесить советским правительственным аппаратом. И действительно, ведь любопытно, что Маленков, когда пришел, когда они с Хрущевым делили посты, Маленков был уверен, что он стал председателем Совета Министров, что он... А Никита Сергеевич, хитрый хохол, он стал первым секретарем и сумел переиграть Маленкова.

Светенко: Так же, как в свое время Сталин - хитрый грузин, и это секретаршество сделал главным.

Мироненко: Вот, понимаете? Вот удивительно, как люди не извлекали какие-то уроки из истории. Уж, казалось бы, Маленков, который с 1925 года был начальником вот этого орграспредотдела, он-то понимал, что у кого партийная карта в руках...

Светенко: Нет, Сергей Владимирович, ну почему? Это же политическое казино. Ну, Ленин был председателем Совнаркома, значит - ставим на красное, да? Не играет, потому что Сталин был генсеком. А в другой раз это играет или наоборот не играет. Мироненко: Это первое. И второе, я хочу сказать, что, конечно, Ягода не с самого начала был руководителем, сначала был Дзержинский.

Светенко: Нет, ну понятно, что не первый.

Мироненко: Потом Менжинский. Но Менжинский был тяжело болен, и Ягода фактически после смерти Дзержинского, да.

Светенко: Я к чему это вот так сказал? Потому что Ягода, по всем, так сказать, показаниям, он был честный и преданно выполнял волю Сталина, он бы выкосил сам, он бы вычистил это ЧК сам, и, в общем, он предлагал свои услуги. Зачем от него было отказываться, от такого опытного, верного, на крючке сидящего человека?

Мироненко: Вы понимаете, есть загадки истории не мнимые, а реальные. Как ни крути, представить себе вот этот вот большой террор, когда были... Ну, хорошо, по политическим мотивам за годы большого террора более 600 тысяч было расстреляно.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий