четверг, 19 января 2012 г.

У черты

Надежда АЛИСИМЧИК
17 января 2012

Как получилось, что 4 марта 2012 года дети и внуки расстрелянных в ГУЛАГе будут выбирать между чекистом Путиным и коммунистом Зюгановым?

КРАСНЫЙ ТЕРРОР ДЕВЯНОСТЫХ

По моему глубокому убеждению, это случилось потому, что в свое время не запретили компартию. Все дальнейшие события – лишь следствие этого. Красные директора, партбоссы и военачальники воспользовавшись неопытностью демвласти, приватизировали и раздербанили то, на чем сидели. Комсомольские активисты создали бригады для решения имущественных споров. Во Владивостоке имена этих комсомольцев-бригадиров ни для кого не секрет. И весь этот беспредел свалили на демократов.

Вследствие чего последовали неоднозначные события 1993 года. После чего на выборах президента в 1996 году у Зюганова появился большой шанс. В Кремле это понимали, и те выборы новая власть провела нечестно. Это было огромной моральной ошибкой – сохранить демократию путем подтасовок.

С того времени ни одни выборы больше не проводились честно, будь то выборы губернаторов (Наздратенко и Дарькина), мэров (Копылова, Николаева и Пушкарева), президентов Путина и Медведева. Так пошло-поехало с середины 90-х по всей России.

ЧРЕПАНОВ, капитан буксира ОТ-375: «Отбойной волной начали мыть берег… Трупы из ямы стали падать в воду… Мыли с 11 по 15 мая круглосуточно. Было много ям, количество назвать не могу. Трупы были целые, разной величины. Видел на них розово-белое белье. Трупы плавали, кэгэбэшники фотографировали… В это время на берегу бурили скважины, искали необнаруженные захоронения. Теплоход почти весь ушел в берег… Раньше я не рассказывал об этом, боялся последствий. Ведь это КГБ».

И вот, спустя 16 лет, мы докатились до абсурда. Стоим перед выбором практически из двух персон – чекиста Путина и коммуниста Зюганова. Это в стране-то, где в течение более 70 лет каждый чекист был личным пистолетом КПСС в войне с собственным народом.

Возможно, я не стала бы писать эту травмирующую психику статью, но совсем рядом со мной раздаются молодые голоса в пользу коммунистов – родных отцов чекистов.

Ничего личного к коммунистам-чекистам у меня нет: никто из моей семьи не был расстрелян, репрессирован и раскулачен.

Вот от фашистов пострадали очень многие из родных: погибли на полях сражений, были убиты, угнаны в плен, сожжены в газовой камере или облитом бензином сарае. Но к немцам у меня на данный момент нет претензий – они запретили фашистскую партию вместе со всей ее атрибутикой. И покаялись.


ПУЛЯ В ЗАТЫЛОК – ОПЛОТ СССР


Кто пречист и слухом золот,
Злым безверьем не расколот,
Как береза острым клином,
И кто жребием единым
Связан с родиной-вдовицей,
Тот слезами на странице
Выжжет крест неопалимый…

Николай КЛЮЕВ, «Песнь о Великой Матери».

Аттестат зрелости я получила в городке Колпашево – бывшей столице (1932-1944 гг.) ссыльно-расстрельного Нарымского округа. За годы Советской власти сюда было сослано по некоторым оценкам до полумиллиона человек. Начиная с коллективизации 30-х и заканчивая высылкой тунеядцев и алкоголиков из Москвы накануне Олимпиады-1980, этакого экспорта пьянства из столицы в Сибирь.

«Поселок Колпашево (58°18'47'' с.ш. – прим. Н.А.) – это бугор глины, усеянный от бед и непогодиц избами, до туга набитыми ссыльными. Есть нечего, продуктов нет или они до смешного дороги. У меня никаких средств к жизни, милостыню же здесь подавать некому. Вспомни обо мне в этот час – о несчастном бездомном старике-поэте, лицезрение которого заставляет содрогаться даже приученным к адским картинам человеческого горя спецпоселенцев. Скажу одно: «Я желал бы быть самым презренным существом среди тварей, чем ссыльным в Колпашеве!»

Небо в лохмотьях, косые, налетающие с тысячеверстных болот дожди, немолчный ветер – это зовется летом. Затем свирепая 50-градусная зима...» – из письма русского поэта Николая Клюева, июнь 1934 г.

2 февраля 1934 года Клюев был арестован в Москве по обвинению в «составлении и распространении контрреволюционных литературных произведений» (ст. 58 10 УК РСФСР) и 5 марта после суда Особого совещания сослан в Колпашево на 5 лет.

Сам Клюев называл главной причиной ссылки свою поэму «Погорельщина». По ходатайству артистки Надежды Обуховой, а также, как сообщают отдельные источники, при участии Горького, вскоре из Колпашево поэт был переведен на спецпоселение в Томск.

«В Томске глубокая зима, мороз под 40 градусов. Я без валенок, и в базарные дни мне реже удается выходить за милостыней. Подают картошку, очень редко хлеб. Деньгами – от двух до трех рублей – в продолжение почти целого дня – от 6 утра до 4-х дня, когда базар разъезжается.

Но это не каждое воскресенье, когда бывает мой выход за пропитанием. Из поданного варю иногда похлебку, куда полагаю все хлебные крошки, дикий чеснок, картошку, брюкву, даже немножко клеверного сена, если оно попадет в крестьянских возах. Пью кипяток с брусникой, но хлеба мало, сахар великая редкость. Впереди морозы до 60 градусов, мне страшно умереть на улице. Ах, если бы в тепле у печки!.. Где мое сердце, где мои песни…»

Вскоре Клюева вновь арестовали и заключили в томской тюрьме по абсурдному обвинению (23 марта 1936 г., дело № 12264, участник церковной контрреволюционной группировки).

В октябре 1937 года поэт получил пулю в затылок и общую яму вместо могилы с крестом. Но всё же в Томске он избежал участи быть убитым дважды, как это случилось с теми, кто получил от чекистов пулю в затылок в Колпашево.

МАЙСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ РССТРЕЛЯННЫХ

В 1979 году я приехала в Колпашево в середине лета, когда Обь уже унесла свои страшные трофеи далеко на север.

Был в Колпашево над Обью, почти в центре города, большой голый пустырь – удобнейшая площадка для весенних детских игр в лапту, чижика и прочих бесхитростных забав. Но никто из нас туда не ступал ногой, словно это место было проклятым. Там не было деревьев, почти не росла трава, не забегали козы...

Взрослые знали, что это за место, но молчали. И вот 30 апреля – 1 мая 1979 года это место само заговорило.

Как рассказывали мне тем летом, первой страшную находку обнаружила собака – она принесла хозяину человеческую кость.

Высокий паводок после бурного ледохода подмыл яр Оби, тонны берегового песка обвалились, обнажив жуткую картину.

По словам тех, кто видел картину с реки, из 40-метрового обрыва свисали руки, ноги, головы.

Это был не первый случай появления на этом месте из земли останков расстрелянных. Еще в 1968 году гэбисты пыталась зафиксировать там «намертво» свои появляющиеся из-под земли жертвы. Бурили скважины и при обнаружении костей, заливали в них воду с каким-то химвеществом. Затем скважины засыпали землей и утрамбовывали бульдозером.

Но весной 1979 года трупов было слишком много. К могильнику устремились жители. На их просьбу о перезахоронении чекисты заявили, что об этом не может быть и речи – это враги народа..

Между тем, многие трупы сохранились, и их можно было опознать. Дело в том, как выяснилось позже, расстреливали в калпашевской тюрьме НКВД целыми партиями и укладывали штабелями. Расстреляют одну партию, пересыплют слоем креозота и хлорной извести, прикроют сверху досками, потом – следующую партию. Поэтому жертвы из нижних слоев были мумифицированы, в то время как верхние превратились в прах.

Когда яма заполнится доверху, закопают. Сколько всего таких ям, не установлено. Число жертв по разным данным – от четырех до 6 тысяч.

Спохватившись после маевки, зону тут же обнесли забором с надписью «Санитарная зона». Доступ в нее закрыли, выставив охрану. Через несколько дней в Колпашево пришли два мощных теплохода, которые напором воды из-под винтов стали вымывать останки из берега.

Трупы крошили винтами, но их оказалось слишком много, они стали вываливаться целиком и поплыли по Оби на виду у всего городка. Две недели чекисты день и ночь сражались с врагами народа. Бригаду из дружинников, ментов и чекистов рассадили по моторным лодкам, которыми перегородили реку. Их снабдили баграми, проволокой, железяками и кирпичами. Задача была проста: подплывать к трупам, привязывать к ним грузила и топить. Тех, которые были тяжелы для железных грузил и никак не тонули, рубили баграми и веслами на части…

В СМИ об этом не просочилось ни одного слова. С несистемных ликвидаторов взяли подписку.

ЛИКВИДАТОРЫ

Впервые об этом заговорили вслух в 1989 году. А 26 июля 1990 года прокуратурой РСФСР было возбуждено уголовное дело № 49 по факту надругательства над телами умерших: «В 1979 году в г. Колпашеве в ночь с 30 апреля на 1 мая при обрушении правого берега реки Оби, где в 30-40-е годы находилось здание Нарымского окротдела НКВД, обнажилась яма с останками людей. Начальник горотделения КГБ СССР Копейкин об этом доложил начальнику управления КГБ по Томской области Иванову К.М.

После проведения первомайской демонстрации бывший первый секретарь Томского областного комитета КПСС Лигачев и начальник управления Иванов К.М. об обнаружившемся захоронении поставили в известность ответственных работников ЦК КПСС и КГБ СССР (членов Политбюро ЦК КПСС М.А. Суслова и Ю.В. Андропова). Там было принято решение размывать теплоходом берег, останки трупов утопить в реке.

СПРАГОВСКИЙ А.И., бывший следователь УКГБ СССР по Томской области: «В период с 1955 по 1960 год я занимался пересмотром архивно-следственных дел на осужденных внесудебными органами. Не вдаваясь в существо этих дел, определенно могу утверждать, что 99 процентов проверенных дел были грубо сфальсифицированы бывшими работниками Томского и Нарымского отделов НКВД…

Помню показания Караваева Сергея Григорьевича, который был непосредственным исполнителем расстрелов, ныне он умерший. Тогда действовала бригада, которой для храбрости давали спирт... За забором были устроены трапы, по которым арестованные шли к вырытой яме. У определенного места, раздавался выстрел из укрытия. Человек падал в яму. Сложилось твердое убеждение, что за тем забором захоронены были тысячи невинно осужденных людей...»


Операция по уничтожению захоронения проводилась силами сотрудников КГБ. На место обнаружения захоронения в г. Колпашево прибыл начальник управления Иванов К.М., секретарь обкома КПСС Бортников А.И. Из г. Москвы прилетел генерал-майор КГБ Фокин А.И. Под их руководством на месте район был оцеплен силами КГБ. Прокурору города и начальнику ГОВД было дано указание никаких проверок по обнаружению трупов из этого захоронения не проводить, захоронение трупов производить без проведения судебно-медицинского исследования на месте обнаружения.

Бортниковым А.И. был собран партийно-хозяйственный актив города и сообщено, что в обнажившемся захоронении находятся расстрелянные в годы войны дезертиры. Для размыва берега сотрудниками КГБ были привлечены два теплохода. Работой винтов теплохода был подмыт яр высотой около сорока метров. Когда произошло обрушение берега, были обнаружены еще две ямы. В одной находились останки людей, в другой сохранившиеся мумифицированные трупы. При размывании берега останки и мумифицированные трупы стали падать в реку. Специально организованные команды сотрудников ГОВД под руководством сотрудников КГБ на моторных лодках дежурили у теплохода, петлями из проволоки ловили не утонувшие трупы, привязывали груз, выводили на фарватер реки и топили. Часть трупов была разнесена по пойме реки Обь. До сентября месяца сотрудники КГБ ниже по течению производили обследование берега. При обнаружении трупов и останков, не проводя судебно-медицинского исследования, производили их захоронение без обозначения места».

Опубликованные выше сведения цитируются одинаково в немногочисленных интернет-источниках. В 1992 году была издана книга Владимира Запецкого, «Колпашевский яр». Автор успел познакомиться с материалами уголовного дела, пока оно не было передано в военную прокуратуру. Эту книгу найти на данный момент мне не удалось.

Кроме книги Запецкого в те годы в прессе был опубликован ряд статей о том глумлении над трупами.

В начале 1991 года уголовное дело было передано из Новосибирска в Москву, пройдя там по разным прокуратурам, вернулось опять в Новосибирск, но уже в военную прокуратуру. В 1993 году дело было закрыто за давностью лет (прошло всего 14 лет с 1979 г.!) и «отсутствия состава преступлений в действиях должностных лет». Закрыли, воспользовавшись событиями 1993 года. Один из главных участников этого дела, Егор Лигачев, в 1999 году стал депутатом Госдумы! От КПРФ – наследницы КПСС.

Став преемницей КПСС, КПРФ в содеянном не покаялась. Почему? Потому что прошлое в виде архивов остается под контролем чекистов. А как известно, кто контролирует прошлое, тот контролирует и будущее. За Зюганова с этой задачей блестяще справился Путин. Так и идут вдвоем на выборы: Путин с тенью Зюганова за спиной.

Но, по некоторым сведениям, в Колпашевском яру еще остались ненайденные ямы. Может быть, они всплывут в Судный день, когда нам всем придется отвечать: одним – за содеянные преступление, другим – за беспамятство! А всем нам, ныне живущим – за грядущие выборы 4 марта 2012 года, как плевок в братскую могилу своего народа.

Ссылка: У черты - Арсеньевские Вести

Комментариев нет:

Отправить комментарий