пятница, 30 марта 2012 г.

Холодные монументы ГУЛАГа

Ольга Малахова
Опубликовано в газете Забайкальская магистраль 30 Марта 2012 года

Безвестные заключённые оставили о себе добрую память на чернышевской земле.


Высеченный из камня образ будёновца
у железной дороги близ Улея
В 1932 году на основании постановления Совнаркома СССР в Чернышевском районе началось строительство вторых путей Транссиба, которое было передано БАМЛАГу (Байкало-Амурский исправительный трудовой лагерь) с центром в городе Свободном. Позднее главным строительным объектом БАМЛАГа станет будущая Байкало-Амурская магистраль. Начальником строительства и управления этого лагеря и управления желдорстроя НКВД на Дальнем Востоке в 1933 году был назначен Нафталий Френкель, бывший начальник строительства Беломорканала.

В прошлом одесский бандит и «авторитет», блестящий коммерсант и отъявленный мерзавец, обманувший Дзержинского, Френкель, как опытный делец, смог сделать лагерную каторгу рентабельной, превратить её в источник громадных денежных средств, что позволяло быстро оборачивать часть их. Нажитые деньги он пускал на подкупы и взятки. «Политико-воспитательную работу» Френкель не принимал, даже как термин. Обладая завидной интуицией и волчьим чутьём, он обожал стравливать между собой людей, наблюдая за развитием конфликта. Таким способом, выявляя слабые места людей, он умел подчинять их себе. Друг наркома Генриха Ягоды, Френкель стал генерал-лейтенантом инженерно-технической службы и был трижды награждён орденом Ленина. В 1947 году он подал в отставку по причине болезни. «Героя» и орденоносца, державшего в своих руках всю экономику и систему советских лагерей БАМЛАГа, провожали на пенсию с почестями и очередной правительственной наградой. В возрасте 77 лет Нафталий Френкель мирно скончался в 1960 году.

В Чернышевском районе в 1933 году по решению НКВД были построены лагеря политических заключённых для мужчин и женщин, которые строили железную дорогу. Они работали без выходных за пайку чёрного хлеба в день. Хлеб получали глинистый, с мякиной и дроблёным зерном. «Кто работал, получал по 500 граммов в день, кто не мог работать – по 300 граммов», – пишет доктор исторических наук Дмитрий Мищенко. Баланда выдавалась в довесок раз в день лишь ударникам каторги, участвующим в соцсоревновании. От грязноватой на вид похлёбки из мороженой картошки шёл густой запах прелых протухших продуктов.

Именно Френкель предложил распределение питания среди заключённых – хлебную шкалу и шкалу приварка. Бывший заключённый, как мошенник и вор отбывавший в середине 20-х годов наказание в Соловецких лагерях, Френкель выдвинул идею организации лагерной жизни, дающую возможность выжимать из заключённых все соки. Его формула звучала так: «От заключённого нам надо взять всё в первые три месяца, а потом он нам не нужен».

Рабочий день продолжался всё световое время дня. Только в жестокие морозы люди сидели в бараках, где не полагались печи. Люди согревались теплом собственных тел. Условия работы были одинаковыми как для мужчин, так и для женщин. Политические, находящиеся среди уголовников, работали вместе с другими заключёнными и отличались лишь тем, что их головы не брили наголо. Этих «врагов народа» в наказание размещали среди самых отпетых уголовников.

В Чернышевском районе с тех лет сохранилась одна каменоломня, что находится недалеко от железной дороги у скалы между Улеем и Бушулеем. Работа камнеломов была самая трудоёмкая. Вручную из бутового камня заключённые выкладывали трубы, мосты и тоннели вдоль железной дороги. Эти сооружения, как оказалось, ещё сегодня самые долговечные и прочные. Камнетёсы, ко всему прочему, умели мастерски высекать из природного камня памятники и монументы. Старожилы вспоминают, что когда-то в самых суровых местах строительства железной дороги, близ станции Амазар, на 7031-м км, прямо из природной скалы на высокой горе был высечен огромный бюст Сталина, который позже снесли.

В нашем районе у бровки второго пути на 6606-м км, недалеко от Улея, прямо на каменной плите высечена фигура будёновца. Он словно лежит на сырой земле, среди травы у железнодорожного полотна. Путейцы ухаживают за каменным свидетелем истории прошлых лет – подкрашивают его длинную, до пят, зелёную шинель и будёновку с большой красной звездой.

Кроме прокладывания вторых путей Забайкальской железной дороги, заключённые построили в Чернышевске вокзал, водовод, две школы, баню, возвели корпуса электростанции, вагонного и локомотивного депо.

О скорбном пребывании узников БАМЛАГа на земле чернышевской остались заброшенные безликие ряды заросших травой бугорков – могил на западной окраине районного центра, кладбище заключённых-железнодорожников у станции Зудыра, да здания добротных построек, что до сих пор служат людям.

Комментариев нет:

Отправить комментарий