суббота, 1 октября 2011 г.

Право на опознание

Галина Паперная
30 сентября 2011

В новом здании центра «Мемориал» можно увидеть 70 тысяч дел жертв репрессий

Десятки тысяч семей в России по сей день не знают, где, когда и при каких обстоятельствах закончили жизнь их предки ставшие жертвами сталинского «большого террора» и более поздних политических репрессий. В пятницу, 29 сентября, в Москве открылся новый общедоступный центр благотворительного историко-просветительского общества «Мемориал» - здесь все желающие могут прояснить судьбу своих близких или оценить то или иное историческое событие, основываясь исключительно на описывающих его документах.

С момента получения гранта на покупку нового помещения от американской благотворительной организации The Ford Foundation до открытия офиса в принципиально новом формате прошло 10 лет. Несколько лет заняли только специальные геологические изыскание под жилым домом, в цокольном этаже которого находится новый «Мемориал», чтобы получить разрешение на установку уникального противопожарного и противопылевого оборудования для архива и музейного хранилища. «Мы очень рады, что наши документы находятся в этом помещении, -- с явным облегчением рассказывает исполнительный директор «Мемориала» Елена Жемкова. – В последнее время мы часто получаем угрозы поджога от радикальных националистических организаций. Фотографии наших сотрудников и их домашние телефоны появляются на их сайтах с угрозами».

Но при этом новый дом «Мемориала» совершенно не похож на крепость - напротив, он должен стать открытой дискуссионной площадкой. Здесь два больших зала для лекций и выставок, отдельный зал для чтения редких книг из библиотеки, на окнах во всю стену не видно никаких решеток. Без каких-либо аккредитаций, спецпропусков и допусков любой желающий может прийти в дом на углу Каретного ряда и Садово-Каретной улицы, чтобы поработать в библиотеке или архиве, где за 20 лет работы было собрано более 70 тысяч дел, каждое из которых представляет собой историю жизни одного человека или семьи.

Всего в 67 региональных отделениях «Мемориала», находящихся в том числе на Украине, в Казахстане, Белоруссии и Германии, более 3 млн. таких дел. Учитывая, что даже по самым скромным официальным подсчетам в стране было репрессировано более 11 млн. человек, это собрание можно считать только первым этапом. «Думаю, на ближайшие 50-70 лет нам хватит работы», -- сказал «МН» председатель правления «Мемориала» Арсений Рогинский. Он отсидел 4 года в брежневские времена именно за то, чем занимается сейчас, - интервьюировал жертв сталинских лагерей.

На самом деле пострадавшие и сгинувшие без вины при советской власти с трудом поддаются подсчету, говорит Елена Жемкова: «Действующий закон о реабилитации не распространяется на многие группы пострадавших, например, он не признает репрессированными так называемых «лишенцев» -- лиц дворянского происхождения, которые не имели не только избирательных прав в СССР, но часто и прав на получение продовольственных карточек, что приводило к их гибели от голода. Никто не реабилитировал и жертв так называемых «трудовых указов», хотя по ним опоздавших на работу на 5 минут порой отправляли в лагеря на 5 лет, та же участь ждала бежавших из военизированных фабрично-заводских училищ детей».

Детям и женщинам в архивах «Мемориала» отведено отдельное место. В ближайшее время в выставочном зале нового центра будет показана коллекция вышивок, сделанных узницами сталинских лагерей - в том числе знаменитого лагеря АЛЖИР (Акмолинского лагеря жен изменников родины). Первые эшелоны с женщинами, мужья которых были расстреляны, отправились в казахскую степь в 1938 году, в самые морозы. Уникальность их истории заключатся в том, что в вину им не вменялось ничего, кроме семейного положения, не фабриковались даже вымышленные дела для подтверждений какой-либо их личной вины, повлекшей лишение свободы на срок от 5 до 8 лет. «Когда их забирали в квартирах часто совсем одни оставались маленькие дети, младенцы, -- рассказала «МН» Елена Жемкова. – Узницы АЛЖИРа ничего не знали об их судьбе, живы они или умерли. Переписка была запрещена и многим «изъятым» НКВД детям меняли фамилии, чтобы их нельзя было найти. Но женщины вышивали для них небольшие вещи, распуская на нитки носовые платки и свою одежду. Это очень красивые вещи». Кстати, среди волонтеров «Мемориала», много лет сотрудничающих с организацией, есть дети погибших в акмолинском лагере жен врагов народа.

По словам сотрудников правозащитного и историко-просветительского центра «Мемориал», искать информацию о репрессированных в последние годы стало значительно сложнее. «ФСБ специфическим образом трактует новый закон о защите личных данных, и для получения доступа к делам просит принести справку от родственников тех людей, информацию о которых мы хотим разыскать», -- говорит Елена Жемкова. Расстрелянные и замученные в лагерях часто были очень молодыми людьми или детьми, их родители были также уничтожены, у них нет могил, дата смерти неизвестна, и такой подход лишает их единственного шанса вернуть хотя бы честное имя. Что, по сути, является единственным правом, в котором многих жертв сталинизма все еще можно восстановить.

Ссылка: Право на опознание - Московские новости

Комментариев нет:

Отправить комментарий