воскресенье, 2 октября 2011 г.

Дрова забвения

Сергей Баблумян,
Москва
01.10.2011


Рудольф Гесс, второй после фюрера в гитлеровской Германии, летом текущего года прекратил свое существование в виде распадающегося органического соединения и переместился в иное пространство: останки знатного фашиста извлекли из могилы, сожгли и развеяли над просторами мирового океана. Все, финиш, капут, забудьте!
Меж тем бесславному выбросу партайгеноссе в верхние слои воздушной атмосферы предшествовали и другие действия санитарно-предупредительного характера. Сравнена с землей могила гитлеровца в Вунзиделе, родовом имении Гесса, ликвидирована вилла в Райхольдгрюне, разбит на куски надгробный камень с указанием имени, даты рождения и смерти, в Шотландии снесен памятник, поставленный на месте, где в 1941 приземлился Гесс. Все! Точка. Выкиньте из головы, не засоряйте память, представление окончено, занавес!
Из всего этого следует, что борьба с последствиями культа одного из самых омерзительных личностей Германии продолжается, хотя, казалось бы, нет человека — нет проблемы. Но не все так просто. Фашизм увещеваниями не лечат, фашизм уничтожают буквально, громят, испепеляют — только тогда он сгорает мутным пламенем. Казалось, зачем сжигать останки старика в возрасте девяноста трех лет, страдавшего по некоторым данным психическим расстройством и повесившемся 17 августа 1987 г. на электрическом шнуре в домике тюремного садовника? А вот зачем: как противодействие немецким и европейским неонацистам, для которых могила “мученика” Гесса стала местом паломничества. Власти и граждане города Вунзидель, где всего-то десять тысяч жителей, надеются, что с исчезновением последних земных следов Гесса их городок обретет покой.
Другая история с известным душегубом, которого одни дружно проклинали, а другие тоже видели в гробу, но одновременно учили детишек распевать: “Я маленькая девочка, играю и пою, я Сталина не видела, но я его люблю...” Так вот, Сталин уже почти шестьдесят лет не с нами, а покоя в стране как не было, так и нет. Да, людоеда из Мавзолея вынесли, зато закопали под кремлевской стеной. Сталинизм осудили, но он вывернулся и здравствует в виде махрового национализма. Монументы тирану снесли, однако он переметнулся на лобовые стекла автомашин с грузинскими номерами. (И что интересно: не только с грузинскими — это еще как-то можно объяснить, но еще и олухов царя небесного из Армении.)
А тем временем удивительно резво для победившей фашизм страны то тут, то там, в десятках городов и сел современной России начали возвращать на пьедесталы усатых истуканов в шинели. И это тоже трудно понять.

Покажите мне такую страну, где славят тирана,
Где победу в войне над собой отмечает народ,
Покажите мне такую страну, где каждый обманут,
Где назад — означает вперед, и наоборот.
(из песни Игоря Талькова “Глобус”)

...К чему веду разговор? В одном случае со злом борются на словах, в другом, как в Германии, делом. Не пугаясь упреков в переборе, излишней жесткости или чрезмерном радикализме в подавлении зла. А иначе нельзя. Иначе — не получится. Желаете праздновать день рождения “дедушки Гитлера”, хотите вскидывать в приветствии руку, есть желание орать “Зиг-хайль”, калечить и убивать “чурок” — пожалуйста. Но вот вам тюрьма (а в некоторых случаях пожизненное заключение), вот — поражение в гражданских правах, вот многотысячные антинацистские демонстрации (как недавно в Норвегии) и других странах, где младофашистам не дают спуска, а на выжигание коричневого прошлого из памяти не жалеют дров.
Эти же манифестации одновременно предупреждение власти, когда она исповедует непротивление злу насилием или театрально воинственна по форме, но абсолютно беспомощна по существу. В таком случае польза от нее бывает так же мала, как точка в конце этого предложения.

P.S. Международная хакерская группировка “Анонимы” взломала микроблог Брейвика, чтоб уничтожить память о норвежском террористе. Посты террориста удалены, остались только сообщения о том, что Андерс Брейвик — “мерзкий больной ублюдок” и призывы забыть человека, который, на взгляд хакеров, не является ни маньяком, ни монстром, а он всего лишь пустое место, недостойное внимания.


Ссылка: Дрова забвения - Новое время (Ереван)

Комментариев нет:

Отправить комментарий