пятница, 1 июля 2011 г.

55 лет развенчанию культа личности Сталина


Максим Шалыгин
30.06.2011




Зачем Хрущеву понадобилось разоблачать вождя всех народов именно в 1956 году? Какой была реакция на это событие высшей номенклатуры, советских граждан и Запада?
Гость программы - Александр Анатольевич Данилов, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Московского государственного педагогического университета.

Ведущий - Максим Шалыгин.

Шалыгин: Здравствуйте! Ровно 55 лет назад 30 июня 1956 года в советских газетах было опубликовано постановление ЦК КПСС (Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза) "О преодолении культа личности и его последствий". Я напомню, что самым известным разоблачителем культа личности советского руководителя Иосифа Сталина был Никита Хрущев, сменивший его, разведший всех по разным сторонам. Берия как наследник Сталина к тому времени был уже убит.



В 1956 году на ХХ съезде КПСС Хрущев выступил с докладом о культе личности и его последствиях, в котором развенчал культ личности уже покойного Иосифа Сталина. В частности, Хрущев сказал: "Культ личности приобрел такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Нет необходимости цитировать тошнотворно льстивые характеристики, нагроможденные в книгах одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги".

При этом ради исторической справедливости стоит заметить, что все те, кто тогда сидели в президиуме, подписывали расстрельные протоколы, там не было ни одного чистого, который мог бы с гордость сказать, что он к репрессиям не имеет отношения и не принимал бездарных решений на фронте во время Второй мировой войны. Экс-президент Украины Виктор Ющенко, апеллируя к Сталину, говорил, мол, давайте посмотрим, как Хрущев руководил Украиной. Там тоже было все не сладко. Как он подписывал расстрельные списки, что потом в Москве приходилось уговаривать Никиту Сергеевича все-таки не убивать так народ, а хоть немножко да оставить. Много чего было.

Дальше была предпринята первая попытка отрешиться от фигуры Сталина, громадной исторической фигуры, с великими подвигами и чудовищными преступлениями. Это было, говоря бытовым языком, тихушничество, когда вначале пытались читать это постановление против культа личности в трудовых коллективах, партийных комитетах. Как произошла утечка в западный мир. Как советское руководство во главе с Никитой Хрущевым не ожидали волнения в народе. Юрий Владимирович Андропов позже скажет: "Мы не знаем народа, которым управляем".

Сравните это все с последними инициативами президентской комиссии, которая предлагает в очередной раз нам отрешиться от тоталитарности. То есть, господин Караганов, сын секретаря Союза кинематографистов Советского Союза, считает, что надо модернизировать наше сознание. То есть, его сознание уже модернизировано - теперь надо взяться за нас. Та же самая методика. Прав я или нет? Я приветствую в студии Александра Данилова - доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой истории Московского государственного педагогического университета. Что-то добавите к моим словам?

Данилов: Я только могу согласиться со всем, что было сказано, и сказать о том, что 30 июня - особый день не только потому, что это постановление было принято тогда, но это было одно из трех важнейших мероприятий в данном направлений, которые последовательно прошли в 1956 году. Был сам ХХ съезд и доклад, затем это постановление. И еще одно постановление, которое было принято в декабре 1956 года. Об этом можно было бы и поговорить в этой программе.

Шалыгин: Давайте сразу назовем его.

Данилов: Это постановление с очень длинными названием. Я сейчас его точно не могу произнести, но смысл его примерно выражен так: о предотвращении антисоветских, антипартийных высказываний и так далее. То есть, это была реакция, которая последовала на сам секретный доклад, который зачитывался в партийных, комсомольских организациях, а затем и в трудовых коллективах. Он вызвал очень живое участие, изумление и испуг у многих людей, которые были далеки от политики и всего остального. Вслед за ними пришло постановление от 30 июня, о котором мы говорим. В нем все было разложено по полочкам и сказано, в какой степени, в чем и за что Сталин должен нести ответственность, а за что нет. Была определена мера, за которую не должна выливаться критика системы.

Шалыгин: Это попытка, простите за скудность речи, заткнуть рот?

Данилов: Ввести рамки, за которые не надо выходить в критике того, что они назвали культом личности. Хотя культ личности сейчас стал понятием, но оно абсолютно никаким образом не дает нам объяснения того, что было при Сталине. Кто-то называет это сталинизмом, кто-то - по-прежнему культом личности. На самом деле, на сегодняшний день это требует прояснения того, что это было такое и как его следует называть.

Шалыгин: Друзья мои (я обращаюсь к радиослушателям), что сделало советское руководство в 1956 году? Вначале на съезде тихо зачитали (это не был первый программный пункт самого съезда, это было ближе к разделу "Разное") зачитали сам доклад о культе личности. Потом зачитывали его в узких партийных группировках на местах - под роспись, кто прослушал. Затем, когда начались волнения в Советском Союзе, поставили ограничители в дискуссии. Это было 60 лет назад.

Что происходит сегодня? Президентский совет по развитию гражданского общества, господин Караганов, Федотов и компания предлагают работникам бюджетной сферы запрет на профессию, если они будут говорить хорошо о жизни в Советском Союзе. Они предлагают это сделать президенту РФ. Скажите, чем это отличается от 1956 года? То есть, тоталитарными методами современные господа из Президентского совета предлагают нам бороться с культом личности. По-моему, хорошо. Вы не согласны?

Данилов: Да, абсолютно согласен. Когда говорят о том, что сталинизм был осужден 55 лет назад, и жаль, мол, что мы не пошли дальше, то наверное, да, жаль, что не пошли дальше в силу определенных причин. Но сегодня все то, что происходит в этой сфере, о которой вы сказали, и те предложения, которые идут и с запретом на профессию, и со всем прочим, - таких людей в полной мере можно назвать наследниками Иосифа Виссарионовича Сталина. Он был бы очень доволен и рад. Он бы поздравил их с тем, что они действуют его методами.

Шалыгин: Работники бюджетной сферы - это не только политики и чиновники. Это учителя, врачи, все, кто сидят на бюджетных зарплатах. Это работники радиостанции "Голос России", например. Вот что предлагают сделать современные господа.

Данилов: Правда, там еще ввели очень интересную формулировку, которая меня потрясла, потому что она неграмотно составлена. Речь идет об установлении памятника жертвам репрессий и десталинизации. Памятник жертвам десталинизации - это еще пока рано. Это произойдет тогда, когда примут это самое постановление, и оно пойдет, если оно пойдет.

А насчет жертв репрессий, что в каждом районном центре, в каждом городе нашей страны должно это обязательно быть. Чем не та же самая мемориальная монументалистка, которая была введена большевиками, свергавшими памятники царям и утверждавшими в каждом городе и в каждой деревне памятники Ленину, которые теперь надо снести и на их место поставить памятники теперь уже жертвам репрессий?

Шалыгин: Я о другом думаю. Сколько простоит памятник Тухачевскому в Тамбовской области после того, как он расстреливал там крестьян? Мне любопытно посмотреть. Он же считается у нас репрессированным. Можно много найти таких советских лидеров. Давайте вспомним 1956 год - как это происходило?

Данилов: Первый миф, который связан со съездом, - это то, что нам внедрено мемуарами Хрущева, и не только мемуарами, но и его деятельностью, когда он уже стал первым секретарем. Он попытался показать всему обществу и миру, что главным идеологом и инициатором развенчания Сталина и борьбы со сталинизмом (он не называл это сталинизмом, он говорил о культе личности) был именно он. Что все остальные, особенно антипартийная группа 1957 года (Маленков, Молотов, Каганович и другие) как раз протестовали.

Сейчас опубликованы документы, которые позволяют судить. Даже можно выдержки дать о том, кто что говорил и думал, когда они готовили доклад. Каганович, которого никак не упрекнешь, что он был каким-то сторонником, сказал такую вещь (правда, оставил ее не в воспоминаниях, а в речах и выступлениях, когда Чуев брал у него интервью): "Когда умер Сталин, что-то наступило". Надо было разоблачить и отмежеваться от того, что он делал и говорил.

То есть, это естественная реакция свалить все на покойника, а все остальные, кто остался, за это как бы никакой ответственности не несут. Хотя каждое лицо в высшем руководстве в полной мере разделяет ответственность, поскольку есть не только подписи, а есть и инициативы в отношении репрессирования тех или иных категорий населения в огромном количестве. Например, Хрущевым было подписано в послевоенный период, уж я не говорю о 1930 годах (тогда он не был руководителем на Украине), он предлагал выселять из Западной Украины в Сибирь до 450 тысяч человек, поскольку они сотрудничали с противником в годы Великой Отечественной войны и сделали что-то еще…

Ссылка: 55 лет развенчанию культа личности Сталина - Радио Голос России

2 комментария:

  1. Александр - Шамал10 января 2012 г., 16:12

    Когда умер Сталин и все поняли, что он уже не встанет - начали об него "вытирать ноги". Все сразу забыли, что этот человек сделал Россию самой могучей державой, преодолев болезни, голод, войны. Он из челяди, сделал балерин и лётчиков. Спросите современных солдат - кричат ли они: "За, Родину! За Медведева! За Путина!" - идя в бой??

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, система, которую создал в том числе и Сталин, позволяла кухаркиным и крестьянским детям подниматься по социальной лестнице. Это правда. Но правда и то, что эта же система ни во что их ставила, и легко стирала в лагерную пыль, калечила их нравственно и физически.

      Удалить