пятница, 15 июля 2011 г.

Поклонная акция «Белуха»

Виктория Лобода
14 июля 2011 года

Инициативная группа волонтеров установила памятник на месте заброшенного братского кладбища узников ГУЛага в урочище Белуха у подножия горы Белой (поселок Гаврилова Поляна).

Поклонная акция прошла по инициативе тольяттинского эколога, члена Общественной палаты Самарской области Юрия Рощевского. Инициативу поддержали члены неформальной краеведческой группы АВТОВАЗа под руководством Галины Тарановой, общество содействия национальным паркам «Парквей»; историко-краеведческий музей Волжского района Самарской области, клуб любителей активного отдыха «ЭкоЛука», администрация сельского поселения Рождествено и многие другие.

Цель акции была – привлечь внимание общественности к заброшенному кладбищу и к необходимости создать на этом месте мемориал «Белуха», а также обустроить территории, где когда-то располагалась тюрьма. Есть предложение проводить к этому месту поклонные экскурсии.

На памятном знаке, установленном волонтерами 10 июля, сегодня написано: «Путник, склони голову перед местом упокоения огромного числа безвинно погубленных людей в 1939 – 1954 гг. в поселке Гаврилова Поляна. Запомни это место: Самарская Лука, захоронение Белуха, урочище Борисов Камень. Это не должно повториться».

Читали стихи Анны Ахматовой, посвященные жертвам политических репрессий. Собравшиеся вместе вспомнили, что в губернии много мест, отмеченных кровью репрессированных. Например, ОЛП №2 (Красная Глинка), ОЛП №3 (поселок Кряж), ОЛП №4 (станция Безымянка),  ОЛП №15 (у поселка Яблоневый Овраг). На Гавриловой Поляне ОЛП был создан в 1939 году и просуществовал до 1954 года. В здании на холме, видном из всех точек села, располагались администрация лагеря, магазин и квартиры персонала. Для заключенных было сооружено более десятка бараков, развалины которых сохранились по сей день. Заключенных бывало до семи тысяч. Привозили зеков по Волге, а если этап шел зимой, им приходилось переходить реку по льду пешком. В лагерь на Гавриловой Поляне отправляли тех, у кого были серьезные легочные болезни вроде туберкулеза, или инвалидов. Больных в ослабленном состоянии переводили сюда из других лагерей.

По воспоминаниям очевидцев, в лагере было много смертей. Говорить о лечении или хотя бы нормальном питании не приходилось. Заключенный Илья Игнатович Долгов писал своим близким: «Кормили заключенных так себе. Каша из магарной крупы. Магар растет где-то на Дальнем Востоке, из стеблей его плетут метелки. Эта каша не питательная, только желудок набиваешь… В супах и каше не видно было ни одной звездочки масла. Баланда была всегда жидкая, если попадут стебельки крапивы, свеклы, то это было счастье.

Бушлаты, телогрейки и стеганые брюки выдавали нам худые, а на складах их было много. В войну бараки не топили, а дрова увозили в Куйбышев для начальства. Сколько заключенные выращивали арбузов, помидоров и огурцов – все увозили в Куйбышев. Вследствие этого умирали от голода, холода и болезней. Умрет один или тысяча заключенных – от этого никто из начальства не пострадал».

Были случаи, когда заключенных убивали конвоиры. Кого по ошибке, кого при попытке побега. Какими были эти побеги? Ответ можно также найти в письмах Ильи Игнатовича Долгова: «Один раз при возвращении с работы в лагерную зону одного заключенного пристрелили. Стрелок Ольга – девушка была очень красивая, но оказалась убийцей. В лес выводили заключенных с маленькими сроками, пристреленному з/к оставались до освобождения считаные дни, и он, идя в строю, нагнулся к кусту малины со спелыми ягодками…

Солдат из внутренних войск получал 25 рублей – премию за геройство, проявленное при несении службы. А в актах о смерти писали: умер скоропостижно – или что-нибудь еще придумывали, другую причину смерти».

Всех умерших и убитых в ОЛП №1 хоронили недалеко от лагеря, между Подгорами и Гавриловой Поляной. Долгое время, после того как сама зона канула в Лету, кладбище оставалось всего лишь полянкой с неопределенными холмиками. И лишь после горбачевской перестройки обществу «Мемориал» удалось поставить на месте массового захоронения заключенных скромный крест.

На митинге у памятника многие выступали в этот день. Среди выступавших  были Татьяна Шахрай, отец которой был репрессирован, осужден на восемь лет тюрем и лагерей, Михаил Акользин, который родился и до трех лет жил с матерью в тюрьме до ее освобождения.

Инициатор акции Юрий Рощевский, обращаясь к ее участникам, сказал:

– Друзья, сегодня мы осуществляем печальную миссию – поклонную акцию на месте захоронения жертв политических репрессий. Пятнадцать лет каждый день сюда привозили телеги, полные трупов узников этой страшной тюрьмы. Самым большим памятником нашей акции может стать то, что в России никогда не будут более преследовать инакомыслие. Для этого мы собрались. Чтобы никогда не привлекались к политике несовершеннолетние дети. Чтобы детей никогда не заставляли, глядя на трупы замученных сограждан и родственников, произносить кощунственные слова: «Так  вам и надо, вражины». А это было. Мы здесь не для того, чтобы кого-то наказать за содеянное. Мы с вами за то, чтобы наша страна научилась жить мирно, в согласии со своими гражданами. Мемориальный комплекс «Белуха» должен быть вечным напоминанием всем о человеческой жестокости. Пусть не зарастает тропа тех, кто верит в светлую Россию, кто будет приходить на это место ради того, чтобы поклониться памяти безвинных жертв!


Ссылка: Поклонная акция «Белуха» - "Городские ведомости" (Тольятти) № 74 (1285) от 14 июля 2011 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий