суббота, 22 января 2011 г.

Коррупционные истории

Валерий ЕРОФЕЕВ
21.01.2011


Нынешняя российская власть пытается победить тотальную коррупцию, которая, по общему признанию, сейчас достигла гигантских размеров. Между тем взятки на Руси брали всегда – и при Ярославе Мудром, и при Иване Грозном, и при Петре Великом. Не была исключением в этом смысле и советская эпоха: ведь известно, что чиновников-лихоимцев сажали и при Иосифе Виссарионовиче, и при Никите Сергеевиче, и при Леониде Ильиче. Правда, архивные судебные дела показывают, что аппетиты взяточников прошлых времен были несколько скромнее, нежели сейчас.
Прокурорская мафия
Если по первому уголовному кодексу РСФСР 1922 года получение взятки госслужащими приравнивалась к контрреволюционным преступлениям, а наказанием за это был расстрел, то затем закон стал относиться к советским коррупционерам гораздо мягче. Согласно УК РСФСР 1926 года, наказание за взятку не превышало двух лет лишения свободы. Только в середине 40-х годов эту планку подняли до десяти лет, да и то лишь в случае вымогательства или при высоком служебном положении обвиняемого.
В течение 1945-1948 годов в Куйбышевском областном суде прошли громкие судебные процессы по уголовным делам, главными обвиняемыми по которым были работники прокуратуры Сызрани. Кроме прокурора города Ивана Пожарова, на скамье подсудимых тогда оказались его заместитель Степан Кудряшов, помощник прокурора Михаил Галицын и следователь городской прокуратуры Евгений Веденин.
Пожаров занимал свой пост с 1940 по 1945 годы, и, как затем выяснилось, превратил прокурорскую должность в настоящую «кормушку». Вот только один из примеров злоупотреблений. В 1943 году началось расследование уголовного дела в отношении заведующего горкомхозом Александра Копылова и начальника ремонтно-строительной конторы Владимира Маркова. Они разворовывали продовольствие, предназначенное для заключенных, которых во время войны использовали на строительстве ряда объектов в Сызрани. Материалы по факту хищений из НКВД были направлены в городскую прокуратуру, однако там не учли, что Копылов был приятелем Пожарова. Последний сделал все возможное, чтобы вороватый заведующий горкомхозом не оказался на нарах.

Расследование дела в прокуратуре тормозили почти год, и в результате из него исчезли самые важные документы. После этого Пожаров прекратил уголовное дело на основании того, что размер хищений в конторе оказался небольшим, и потому виновных нельзя наказывать в уголовном порядке. В итоге Копылов и Марков были освобождены от занимаемых должностей и получили выговоры по партийной линии.
Лишь потом выяснилось, что дружба Пожарова с сызранскими руководителями носила отнюдь не бескорыстный характер. В течение 1942-1944 годов прокурор города регулярно присматривал лучшие квартиры, дома и даже особняки в Сызрани, а затем открывал против их владельцев уголовные дела, чтобы освободить помещения. То есть действовал по принципу: «Был бы человек, а статья найдется».
С подачи Пожарова было возбуждено уголовное дело в отношении 80-летнего Иосифа Хайкина. Он якобы участвовал в хищениях на заводе пищевых концентратов, откуда 15 лет назад и ушел на пенсию с должности начальника цеха. Сразу после ареста Хайкина всю его семью из семи человек выселили из особняка на ул. Водопьянова. Через полгода по решению суда Хайкин был оправдан, но возвращаться 80-летнему старику и его домочадцам уже было некуда. Пока он находился в СИЗО, в его дом вселился… прокурор города Пожаров. При этом все необходимые документы на дом в спешном порядке были оформлены заведующим горкомхозом Копыловым и подписаны председателем горсовета Алексиным.
По аналогичной схеме в тоже время свои жилищные условия улучшили еще не менее 10 человек, имевшие отношение к сызранским властным структурам. Среди них – сотрудник горсовета Ильина, заведующий горздравотделом Федоров, редактор городской газеты Малютин, заведующий продскладом Сызранского горторга Корженко и некоторые другие. Все они въехали в дома или квартиры после того, как прежние жильцы были арестованы по обвинению в контрреволюционной деятельности, в хищениях, растратах или других преступлениях.
Злоупотребления других работников сызранской горпрокуратуры на этом фоне выглядели не столь значительными. Вот что написано в обвинительном заключении: «…они встали на преступный путь… получая от подследственных винно-водочные и продуктовые взятки».
Главным поставщиком таких взяток стало руководство Сызранского завода пищевых концентратов, где ОБХСС регулярно вскрывала факты финансовых или продовольственных хищений. Каждый раз на предприятие с проверкой приезжали вышеназванные работники прокуратуры Кудряшов, Галицын или Веденин. С завода они обычно уезжали «подшофе», и при этом увозили с собой флягу вина или сумку с рыбой. А на другой день в отчете о проверке по фактам хищений делалась запись: «В возбуждении уголовного дела отказать в связи с отсутствием доказательств».
В 1948 году по решению областного суда все трое были приговорены к заключению на сроки от 3 до 6 лет с конфискацией имущества. Что же касается бывшего городского прокурора Пожарова, то его приговорили к 10 годам лишения свободы.

Квартира вне очереди
В «хрущевском» Уголовном кодексе РСФСР, который приняли в 1960 году, за получение взяток предусматривалось от 3 до 8 лет лишения свободы, а в исключительных случаях – до 15 лет. В это время в связи с ростом объемов строительства жилья одной из главных форм «левого» обогащения стало получение взяток за внеочередное предоставление квартир.
Именно на этом «погорел» заместитель председателя Ставропольского горисполкома Николай Николаев, который занимал эту должность с 1959 по 1963 годы. Следствие установило свыше десятка случаев, когда этот чиновник выдавал желанные ордера на квартиру людям, которые не то что никогда не стояли в исполкомовской очереди, но вообще до этого не проживали в Ставрополе (ныне Тольятти).
Сначала Николаев «одарил» государственной квартирой свою сестру Валентину, которая приехала из Московской области, а затем двух других родственников. Еще нескольким гражданам, которые пришли к Николаеву с записками от «хороших друзей», заместитель мэра выписал ордера на получение жилья за взятку 500 рублей. В наши дни такая вызывает лишь снисходительную улыбку, однако нужно учесть, что в начале 60-х годов средняя зарплата в СССР не превышала 80 рублей в месяц.
Еще в ходе следствия выяснилось, что, кроме мздоимства, Николаев также занимался и спекуляцией, что в те времена было не менее серьезным преступлением. Пользуясь своим служебным положением, заместитель градоначальника скупал по бросовым ценам в разных городских организациях автомобили и мотоциклы, а потом продавал их с хорошим «наваром».
Так, в марте 1960 года Николаев за 5400 рублей для себя лично купил в Ставропольском АТК автомобиль «Победа», хотя предприятие не имело права продавать свое имущество частным лицам. Несмотря на то, что машина буквально накануне пришла с завода, ее при продаже оформили как подержанную, что позволило Николаеву «сэкономить» на этой покупке около тысячи рублей.
Впоследствии чиновник совершил еще несколько подобных сделок, в основном с куплей-продажей мотоциклов, которые он приобретал в том же Ставропольском АТК, а также на участке механизации и даже в исправительно-трудовых колониях. Платил он за эти мотоциклы от 150 до 800 рублей, как за списанные транспортные средства, а вот продавал своим знакомым уже с 500-700-рублевой накруткой. Всего за несколько лет на этой нехитрой схеме мошенник «заработал» около 5 тысяч рублей.
По решению областного суда за получение взяток, спекуляцию и ряд других преступлений Николаев в 1963 году был приговорен к 8 годам лишения свободы.

Фальшивые пенсионеры
С переменным успехом боролись с коррупцией в разных сферах и в брежневские времена. Громкий процесс в Куйбышевском областном суде прошел в 1974 году. На скамье подсудимых тогда оказалась группа работников отдела социального обеспечения Октябрьского района города Куйбышева, которые в течение 10 лет за взятки оформляли повышенные пенсии тем, кто их явно не заслуживал. Все это происходило при молчаливом согласии заведующей райсобесом Варвары Орловой, а главными исполнителями были старший инспектор отдела Тамара Долматова и инспектор Мария Тропко.
В середине 60-х годов они воровали по мелочи, ограничиваясь взятками с новоиспеченных пенсионеров за обычный архивный поиск соответствующих бумаг. Например, в 1966 году гражданке Баевой в течение нескольких месяцев говорили, что ответа на ее запросы до сих пор нет. Лишь когда просительница вручила Долматовой 100 рублей, необходимые документы тут же появились, и Баевой оформили пенсию - 43 рубля в месяц, что по тем временам было очень даже неплохо.
С конца 60-х годов Долматова и Тропко открыли новый «бизнес»: для всех желающих они стали оформлять фиктивные справки, которые кому-то увеличивали трудовой стаж, а кому-то подтверждали работу на предприятиях, где этих людей никогда не видели. Естественно, росли и их пенсии. За эту услугу мошенники брали с благодарных клиентов уже от 200 до 300 рублей. Всего по этому уголовному делу разные сроки получили 17 человек. Благодаря фальшивым справкам все они по несколько лет получали незаслуженно высокую пенсию.
Что же касается нечистых на руку работников райсобеса, то по решению областного суда Тамара Долматова получила 8 лет, а Мария Тропко – 4 года лишения свободы. А вот них начальница Варвара Орлова, непосредственно не принимавшая участия в махинациях, была признана виновной только в преступной халатности, и ее приговорили всего к полутора годам лишения свободы условно.

Ссылка: Коррупционные истории - газета "Волжская коммуна". © 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий