среда, 13 апреля 2011 г.

История закрытия Спасского монастыря

Алексей Юхтанов
12 апреля 2011



Вид на памятник Карамзину и Спасский монастырь.
Советское – значит отличное
Теперь на территории монастыря - Дворец «Губернаторский» (бывший «Профсоюзов», он же «КДЦМ», он же «ЦНТИ», он же «ЦНК»), торговый комплекс «Версаль». В сохранившейся до наших дней трапезной - управление по борьбе с организованной преступностью. Единственный объект, возвращенный Церкви, – двухэтажное кирпичное здание по улице Карла Маркса, бывший игуменский корпус, где сейчас находится подворье Михайло-Архангельского женского монастыря.
Улица Спасская, на которую выходили Святые ворота монастыря, давно переименована в Советскую. Инициативы по возвращению ей исторического названия, как и другие попытки ретро-переименований, встречают в Ульяновске активное сопротивление горожан. Мотивы разные. От простого «им что там, делать нечего?» до активного неприятия всего, что было «до исторического материализма».
Очень многим дорого советское. Хотя бы в названии, в памяти.
Советское – это когда отношения между людьми не рыночные, а… человеческие. Когда на маленькую вроде бы зарплату можно слетать на черноморский курорт. Когда крышу над головой получишь бесплатно – по очереди… И держава - великая. И Победа, и Гагарин. Это понятно. 
Да и «Советская улица» – название тоже историческое: в двух шагах от монастыря, в здании уездного Земства (Дом офицеров), в 1917-м была провозглашена Советская власть.
В свои первые годы «советское» не было таким уютным и милым. Оно ворвалось в людскую жизнь почище рыночной «шоковой терапии» 90-х, прогнав миллионы судеб через мясорубку гражданской войны, репрессий и чисток 20-30-х. И особая страница в этой трагической летописи – антицерковная.
Справка «АиФ в Ульяновске»
Спасский женский монастырь
Первое упоминание о Симбирском Спасском Новодевичьем монастыре относится к 1663 году. При этом в исторических документах говорится об уже существующей обители. Таким образом, монастырь был основан в первые годы жизни города. Располагался он в квартале между улицами Спасской (Советской), Чебоксарской (Бебеля) и Дворцовой (Карла Маркса). Спасский монастырь был неотъемлемой частью исторической городской среды и формировал облик всего исторического центра города вместе с классической гимназией, Домом Губернатора и Карамзинским сквером. В комплекс Спасского монастыря входило несколько храмов - Спаса Нерукотворного, Святого Алексея Московского (разобранный после пожара 1864 года) и Иверской Божьей Матери, построенный в 1870-х годах, о котором симбирский историк Павел Мартынов писал: "Прекрасный пятиглавый храм в византийском стиле с высокою колокольней и тремя алтарями в ряд... Особенно замечателен в новом храме великолепный, устроенный в Москве иконостас, почти весь позолоченный: иконы также писаны в Москве".
Каменная ограда, которую еще помнят старожилы, а также значительная часть сооружений монастыря построены на средства Якова Твердышева и его жены Натальи Косминичны, которые они в свое время завещали Спасской обители. Уже после их смерти работы были выполнены под руководством губернского архитектора Тоскани.
Диктатура пролетариата
В 1920 году монастырь был официально закрыт постановлением Губисполкома, жилые и хозяйственные постройки отданы под жилье работников патронного завода. Монахини восприняли беду с присущим им смирением, но как могли, пытались предотвратить закрытие своей обители. Они написали письмо Ленину и даже получили ответ с резолюцией управделами Совнаркома Владимира Бонч-Бруевича от 11 мая 1920 г. и председателя ВЦИК Михаила Калинина с просьбой внимательно разобраться в этом вопросе и поддержать просьбу монахинь об организации в монастыре трудовой артели. Тем не менее, в монастырь монахинь уже не пустили, поскольку он уже был занят под другие цели – здесь был организован концентрационный лагерь. Узниками его стали, в числе прочих, и представители духовенства.
Камни для Карла Маркса
В газете «Симбирские епархиальные ведомости» № 2 от 1994 года приведены воспоминания священника Смирнова - заключенного этого лагеря. «В великие дни Страстей Христовых, - вспоминает священник, - я был на принудительных работах: рыл канавы, поднимал тяжелые камни для памятника Карлу Марксу, чистил паровозы, облепленные грязным мазутом... Пасху я встретил вне храма. Видел крестный ход, слышал начало утрени, а затем очутился в запертом здании и у открытого окна воспринимал поэзию пасхальной ночи в еле долетающих до слуха песнопениях, в мерцающих звездах, в звоне колоколов, в возглашении петела и в умной молитве к Победоносно Воскресшему Страдальцу Христу. В эту ночь я поднялся на значительную высоту духовных лишений...».
Концлагерь вскоре после окончания гражданской войны был закрыт, и часть монахинь смогла вернуться для проживания в монастырь, однако большая часть бывших жилых помещений была отдана рабочим патронного завода.
Судьба храмов и людей
Монастырские храмы еще несколько лет были открыты. В частности, почти 10 лет действовала церковь во имя Иверской иконы Божией Матери. Но в 1932 году она, как и остальные храмы, была передана на "строительный материал для разборки".
Вместе с храмами уничтожались и люди. Трагическая участь постигла последних монахинь женского монастыря. Часть из них, включая настоятельницу – игуменью Анфию (Лютикова Анфия Андреевна), – были сосланы на разные сроки в начале 30-х годов, другая часть была расстреляна в 1938 году. В Книгу Памяти жертв политических репрессий Ульяновской области, выпущенную Ульяновской прокуратурой, вошли имена 72 бывших монахинь, репрессированных на территории области. Судьбы многих отправленных в ссылки и лагеря остаются неизвестными.
Утрата основ
В моих детских воспоминаниях еще осталась эта монастырская стена и ее угловая башенка с круглым окошком. За стеной уже вовсю шло строительство Дворца профсоюзов...
По мнению многих историков и архитекторов, завершившееся к 70-м годам прошлого века уничтожение монастыря привело к окончательной утрате градостроительной основы исторического центра города и резкому снижению историко-культурной и архитектурно-градостроительной значимости Ульяновска. После этого город даже стали относить к более низкому классу городов по содержанию архитектурно-исторического наследия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий