среда, 13 апреля 2011 г.

Сталинизм убивает будущее России

Владимир Рыжков: Владимир Путин преклонил колени перед убитыми в Катыни поляками. Но российское государство не спешит преклонить колени перед миллионами убитых и замученных сограждан.

Опубликованные на днях «Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы «Об увековечивании памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», подготовленные Рабочей группой по исторической памяти Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека под руководством Михаила Федотова, и представленные Дмитрию Медведеву на заседании Совета в Екатеринбурге 1 февраля, вызвали большой шум и шквал злобной критики.

Как водится, противники Программы применили избитый прием – выискивания и нападок на отдельные, второстепенные предложения – с тем, чтобы подорвать доверие ко всей программе и, главное, отвлечь внимание общества от ее основного содержания.

Так, шумная толпа критиков прицепилась к инициативам о захоронении мумифицированного тела Ленина, и запрете госслужащим публично оправдывать преступления сталинизма – хотя эти предложения сделаны в Программе мимоходом и являются в ней далеко не самыми главными.

За малосодержательными препирательствами по поводу судьбы мумии основателя СССР и права голоса чиновников, почти потерялся смысл предложенной масштабной программы «десталинизации» (не очень точное определение, данное программе журналистами).

Между тем, инициатива Совета имеет стратегическое для страны значение.

От ее успеха или провала напрямую зависит будущее России и, определенно – какой она будет через 10-15 лет, сохранится ли вообще в нынешних границах. Речь идет вовсе не о чисто технических, хоть и очень важных, аспектах, вроде открытия архивов или повсеместной установке памятников жертвам государственного террора 20 века. Главное: Программа нацелена на постепенное, но целенаправленное изменение базовых установок российского общественного сознания, на отказ от разрушительных для общества и государства тоталитарных механизмов государственного управления, на создание моральных и психологических основ сильного гражданского общества и дееспособных демократических институтов. Именно эти – демократические и гуманистические основы Программы вызвали столь сильную и злобную реакцию адептов сталинской модели.

Суть сталинской (и шире – советской) системы – тотальное доминирование государства над личностью, осуществляемое всевластной бюрократической «вертикалью»; отрицание прав человека, как неотъемлемого атрибута личности; отрицание идеи правового государства в угоду государству произвола и насилия; концепция человека, как «винтика», произвольно используемого в интересах государства. Такое всесильное, тотальное государство оправдывает любое насилие и любые, даже многомиллионные жертвы, если это осуществляется «в интересах государства» (как, например, уничтожение, в том числе и физическое, миллионов крестьян в интересах развития индустрии в городах).

Такой людоедский «общественный договор» был силой навязан российскому народу победителями в Гражданской войне – партией большевиков, начиная с 1920-х годов, и продержался до горбачевской Перестройки. Жертвами государственного террора и масштабной социальной инженерии стали миллионы людей – крестьяне и священники, инженеры и рабочие, поляки, калмыки, чеченцы, военные, старые большевики и творческая интеллигенция и многие, многие другие.

Проблема России заключается в том, что вековая народная трагедия практически не осознана, и находится на периферии общественного сознания. Современное российское общество не отдает себе отчета в масштабах трагедии (демограф А. Вишневский оценивает суммарные демографические потери России по вине коммунистического режима (погибшие плюс неродившиеся) в сто миллионов человек). Тем более, не проделана огромная всенародная работа по осмыслению причин трагедии. Не осознана закономерная связь между тоталитарным, насильственным характером государства и массовостью жертв террора, бесправием людей, экономическим и технологическим отставанием России. В результате, обществом не выработано устойчивое отрицательное отношение к насильственным, неправовым формам государственного устройства, в нем не удается укоренить уважение к закону и личности, установить широкое доверие между людьми, создать эффективное, прозрачное, подотчетное гражданскому обществу государство.

Почти одновременно, после Второй мировой войны, европейцы и СССР попытались дать свои ответы на вопрос о причинах кровопролитной бойни, в которую были втянуты десятки государств, и которая стоила миру 55 миллионов убитыми.

Западные европейцы, в результате глубокой рефлексии и широкой дискуссии, отвергли главные идеологемы межвоенного периода, приведшие к рецидиву мировой войны: национализм, нерушимость государственного суверенитета, и идеал «сильного государства». Так родилась принципиально новая европейская политическая культура, в основе которой – толерантность; открытость границ и делегирование части суверенитета институтам Единой Европы; глубокое недоверие к «сильному государству», ограниченному сегодня либеральной политикой и открытыми демократическими институтами. Осмысление прошлого и последовательное извлечение из него уроков - основа процветания современной Европы.

Советский Союз, и сегодняшняя Россия, не нашли в себе силы проделать подобную работу. Хрущев, хоть и осудил «культ личности Сталина» и ликвидировал ГУЛАГ (за что ему низкий поклон), не мог отказаться от самой основы тоталитаризма – власти одной партии, господства одной идеологии, государственного насилия. Перестройка открыла многие архивы и вернула многие имена (такие, как Солженицын), но не смогла (не успела?) довести дело до конца – до признания преступными самих основ тотального, однопартийного, внеправового государства. Не было это сделано и при Ельцине. А при Путине государство стало откровенно заигрывать с образами «великого вождя» и «сильной руки», возводя очередную всевластную и стоящую над обществом бюрократическую «вертикаль».

Все это повторяется именно потому, что не осмыслено обществом. Понимание прошлого и извлечение из него уроков – и есть главная цель «программы десталинизации». Как сказал главе государства Арсений Рогинский, «эта программа не просто на увеличение знания, она направлена на понимание». Именно для того, чтобы достичь такого понимания, надо открывать архивы и ставить памятники. Для этого необходимы Музейно - Мемориальные комплексы в Москве и Петербурге.

Для этого нужно восстановить имена всех без исключения жертв террора (которых – миллионы) и рассказать молодым людям, где именно находятся захоронения их репрессированных родных. Именно для этого необходимо дать политико – правовую оценку преступлений тоталитарного прошлого гражданами, изменить школьные учебники и программы. Окружить почетом и уважением почти миллион живущих среди нас жертв репрессий.

В Программе точно сказано: «только признание пагубности тоталитаризма может стать фундаментом для подъема общества и страны».

Не будет у нас такого признания и понимания – не будет ни подъема, ни будущего.

 Ссылка: Сталинизм убивает будущее России - Сайт Владимира Рыжкова

Комментариев нет:

Отправить комментарий