среда, 13 апреля 2011 г.

Адвокаты Сталина

Вадим Зайдман
12.04.2011

В старом анекдоте муж говорит жене: "Дорогая, мне кажется, ты не совсем права". Жена (вспыхивая): "Что, я не права? Значит, по-твоему, я брешу? Как собака? Мама, он меня сукой назвал!" Этот анекдот я вспомнил, посмотрев в передаче "Грани недели с Владимиром Кара-Мурзой", выходящей на "Эхе Москвы" и канале RTVi, сюжет о планах десталинизации России, выдвинутых Президентским советом по правам человека.

В этой передаче слово поочередно предоставляется журналистам, политикам, общественным деятелям, а затем, как бы в порядке подведения итога, берется более основательное интервью у, как правило, эксперта по теме.

Большинство выступавших (Константин Ремчуков, Леонид Радзиховский, Виктор Шендерович, Николай Сванидзе, Леонид Млечин) говорили в основном о том, что нынешнее российское общество не в состоянии принять мысль о преступности сталинского режима. Но вот слово предоставили известному "эксперту" Максиму Шевченко:

Сталинский режим не может быть преступным, потому что он победил нацизм во время великой войны. И многие люди участвовали в этом не по принуждению, а по доброй воле.
Стало быть, те, кто это предлагает, пытается признать и саму победу в войне победой социально преступного режима.
Стало быть, Совет по правам человека в данном случае выступает как орган, который поддерживает неонацистов.

Вот тут я и вспомнил тот анекдот. Что там, что у Шевченко построена своеобразная логическая цепочка. И в итоге у Шевченко получается: "Сталинский режим не может быть преступным", а кто это утверждает, "поддерживает неонацистов". Чтобы так подменять понятия, не нужно быть журналистом или экспертом, можно работать базарным наперсточником.

Но это было еще не все. Как я уже сказал, сюжет всегда заключает итоговое интервью с экспертом по теме. В данном случае логично было ожидать беседы с кем-нибудь из тех, кто отстаивает идею десталинизации, считает, что без этого страна не сможет двигаться дальше, как не смогла бы Германия достичь сегодняшних успехов без денацификации. Это мог, например, быть сам глава Президентского совета по правам человека Михаил Федотов или кто-нибудь из общества "Мемориал". Помните, как говорил Штирлиц: "Важно, как войти в разговор, но еще важнее, как из него выйти. Запоминается последняя фраза". Так и здесь: запомнится итоговое интервью, заключительный аккорд.

И кого же и что мы услышали? Юрия Иванова, адвоката, депутата Госдумы трех созывов из фракции КПРФ, бывшего замглавы думского комитета по конституционному строительству. Вот краткое изложение сказанного им:

Федотов в своих интервью говорит, что надо дать политико-правовую оценку тоталитарному режиму - это значит не только Сталину, но и Хрущеву, и Брежневу. Но как же так: я человек брежневского поколения, как можно сталинские репрессии приписывать Брежневу (как будто кто-то приписывает их Брежневу; у него достаточно своих "заслуг". - В.З.). А Конституционный суд уже рассматривал в 92-м году этот вопрос и не признал коммунистическую партию преступной. Мол, тема закрыта. И вообще, почему мы не берем пример с Китая? Вот я (не я, а Юрий Иванов, не перепутайте. - В.З.) был в Китае с делегацией, мы задавали китайцам вопрос: "Как вы относитесь к Мао Цзэдуну?". И все китайцы отвечали: "Это великий государственный деятель Китая, который очень много сделал для нашей страны". Тогда мы спрашивали об их отношении к Дэн Сяопину, который вроде бы полная противоположность Мао, но получали тот же ответ: Дэн Сяопин - великий государственный деятель Китая, сделавший много полезного для страны.

Все, "тема изъята", заключает Иванов и сокрушается, что и россияне не могут подобным же образом "изъять тему". "Замолчать эту тему, убрать! Но ее навязывают и навязывают в фильмах, передачах". И теперь эта Комиссия "будет поджаривать народ, вместо того, чтобы хотя бы задаться вопросом: а в чем секрет успеха того же Сталина? Почему через столько лет 90% населения, несмотря на то, что 20 лет либералы господствуют в воздухе (еще один наперсточник: уже более 10 лет либералы нигде не господствуют, потому и стоит с такой остротой проблема десталинизации. - В.З.), внедряют свою идеологию, рассказывают о сталинских злодеяниях, почему народ все равно, так сказать, относится к нему с определенным уважением?"

В общем, приплыли к хорошо известной песне про успешного менеджера. А еще, оказывается, Сталин столь популярен сейчас, потому что он "был честен в личной жизни", как Робеспьер, которого многие французы тоже помнят и уважают за личную честность. Сталин "после себя оставил в шинели 500 рублей на книжке", и поэтому ему "рядовой человек готов простить огромное количество вещей".

Вот такое экспертное мнение услышали зрители в качестве итогового обсуждения темы. Адвокат Юрий Иванов действительно показал себя адвокатом - Сталина и его режима.

Я понимаю, зачем Алексей Венедиктов приглашает в эфир таких "экспертов". Во-первых, он всегда может сказать, что на "Эхе" представлен весь спектр общественных мнений, во-вторых, задействуя в передачах Шевченко, Проханова или вот Иванова, он как бы реабилитирует себя за приглашение в эфир таких "либерастов", как Шендерович или Новодворская. Но сразу два таких "экспертных" мнения, причем одно в качестве заключительного слова, которое и останется у большинства в памяти, - не чересчур ли? И что тогда удивляться тому, что столько россиян симпатизируют Сталину, если на такой "продвинутой" и либеральной радиостанции, как "Эхо Москвы", в качестве самого весомого прозвучало мнение адвоката Иванова?

Но что говорить о Венедиктове, который должен "крутиться", если вот в самом Совете, выступившем с инициативой десталинизации, нашелся ее противник - небезызвестный господин Пушков. Он разослал членам Совета письмо, в котором изложил семь аргументов против проекта "Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима". В этих аргументах нет ничего нового, не будем на них останавливаться, просто я хотел бы понять: неужели в каждом органе, на каждой передаче необходимо для соблюдения всего спектра мнений иметь выразителя самых кондовых человеконенавистнических взглядов, которые стреножат любую здравую мысль?

Конечно, свобода слова - это святое. Но вот в Германии, где я живу, невозможно себе представить, чтобы в передачах участвовали эксперты, отстаивающие ту точку зрения, что Гитлер был успешным менеджером: а что, поборол безработицу, построил автобаны, да и вообще Германия при Гитлере после версальского унижения вставала с колен (до известного времени, правда). А крупных банковских счетов после кончины фюрера не осталось, так что тоже скромный был человек в быту. Но если кто-то здесь станет публично рассуждать таким образом, у него будут серьезные проблемы с законом. Вот такая вот в Германии ущербная демократия.

Константин Ремчуков в этой же передаче констатировал: "Российское общество в настоящий момент не может признать сталинский режим преступным", потому что "сейчас основная масса российского общества не имеет ни малейшего представления о реальных преступлениях эпохи Сталина". Вот 20 лет, по Иванову, либералы господствовали в эфире, а российское общество не имеет представления о преступлениях Сталина. И что же, раз общество не готово, ничего знать не хочет, надо сложить руки?

Если бы - продолжая аналогию с Германией - канцлер Аденауэр следовал настроениям народа, возможно, немцы до сих пор не были бы готовы признать преступным гитлеровский режим. Для того и существуют настоящие лидеры, чтобы не потакать темным инстинктам толпы, а просвещать свой народ, вести его за собой, а при необходимости - как было в послевоенной Германии - принимать политические и правовые решения, способствующие нравственному очищению нации.

А еще мне кажется, что все те 90% населения, о которых говорил Иванов, да и сам господин адвокат вкупе с господами Шевченко, Пушковым и им подобными "экспертами" так рьяно защищают сталинский режим, потому что находятся на значительном временном отдалении от него. Если им предложить на машине времени переместиться в прошлое и пожить хотя бы пару лет в столь милую им эпоху, не уверен, что кто-нибудь из них согласится.

Ссылка: Адвокаты Сталина - Грани.Ру

Комментариев нет:

Отправить комментарий