суббота, 23 апреля 2011 г.

Касьянов: не нужно упрощать историю голодомора

22 апреля 2011


Тот факт, что голод в 1930-е гг. был в различных регионах СССР, совершенно не противоречит тому, что он был искусственным, — такую мысль высказал в передаче «Без кордонів», — совместного проекта радио «Эра FM», радио «Голос России» и «Полiт.ua», — доктор исторических наук, заведующий отделом новейшей истории и политики Института истории Украины НАНУ Георгий Касьянов.

Голод был всюду, и всюду он был искусственным, впрочем, по его словам, само слово «искусственный» вызывает дискуссии: существует точка зрения, что это было сознательное решение власти, либо же — что столь масштабный голод возник в результате некомпетентных действий либо действий, направленных на достижение определенных политических или экономических целей. «Власти в конце 1932 — начале 1933 гг. крестьян сознательно хотели покарать за то, что они отказываются сдавать хлеб, поскольку считали, что хлеб у крестьян есть, — это одна из точек зрения», — сказал Касьянов, подчеркнув, что она совершенно не исключает того, что голод в результате возник не только в Украине, и все же возник неожиданно.

Получается, что советская власть хотела покарать немного, чуть-чуть, а возник серьезный голод? — поинтересовался у историка ведущий передачи Мыкола Вересень. «Так тоже может быть, но дело в том, что сама система была такова, что людская жизнь ничего не стоила. Тем более крестьяне, согласно большевистской доктрине, считались полубуржуазными элементами, и утраты здесь не воспринимались как что-то серьезное», — напомнил Касьянов. Они стали таковыми, когда вдруг выяснилось, что может не остаться людей, которые будут сеять, которые просто будут работать.

Версия о том, что голод был придуман в Кремле для того, чтобы полностью уничтожить украинцев гость передачи назвал «идеологической». «Она возникла в определенный период в украинской диаспоре в начале 80-х гг., там для этого были свои политические и культурные причины, — добавил он. — В Украине эта версия появилась во второй половине 80-х и также имела определенное значение, поскольку тогда велась серьезная идеологическая борьба, и голодомор был частью этой борьбы… А потом она стала частью официального исторического нарратива, цель которого была в подчеркивании того, что украинцы — одни из наибольших жертв коммунистического режима». Однако с профессиональной историографией эта версия имеет достаточно мало общего, — отметил Касьянов.

По его мнению, не стоит сводить причины голодомора к какой-то одной: «Я не исключаю и того, что это было желание покарать, и того, что это было желание покарать именно украинцев, поскольку в 1933 г. начался террор против украинской интеллигенции, однако нельзя выпячивать какую-то одну деталь и строить на ней целую концепцию». Нельзя забывать и о том, что были природные причины, и были человеческие ошибки, связанные с коллективизацией, которая уничтожила личные крестьянские хозяйства, наконец, действия конкретных людей в конкретных селах, — когда хлеб отбирали из соображений личной мести. «Все эти причины необходимо брать в расчет, чтобы понять масштабы этой катастрофы, ее глубину, ее реальные последствия для этой территории», — сказал историк. 

Касьянов также вспомнил о голоде 1921 г., когда возникла целая кампания по помощи голодающим, международной помощи, в том числе людям в Украине, на Волге. Отличительной же чертой голода 1932–1933 гг. было то, что тогда от международной помощи отказывались. «И абсолютная вина за этот голод лежит на режиме, на конкретных людях, но не стоит забывать, что когда мы говорим про вину надо говорить не только о Сталине и его ближайшеи окружении, но про тысячи, десятки тысяч людей, которые это все реализовали на практике», — отметил ученый. Вместе с тем, были случаи, когда сотрудники партаппарата на местах, даже сотрудники НКВД писали, просили помощи, говорили, что люди умирают, и с этим необходимо что-то делать. «Хотя, конечно, они делали это не из гуманистических соображений, а из соображений того, что им нужно было поддерживать безопасность», — добавил гость студии. Были и люди, которые превосходили Сталина по степени жестокости, и были те, которые сопротивлялись, например, были главы колхозов, которые выдавали зерно в обход указаний, и их судили, были даже открытые процессы, — сейчас про это принято забывать, упрощая историю Голодомора.

В конце передачи Вересень решил переключиться на более оптимистичные темы, спросив, есть ли в украинской истории положительные страницы. «Я не стал делить ее так, что есть позитивные и есть негативные страницы», — заметил Касьянов. По его словам, когда дети изучают в школе историю, они изучают то, что называют сленговым словом «депрессняк», и выходят из школы с убеждением, что украинская история — это история жертв и постоянных унижений, в начале от татар, потом от Литвы, и так далее, до советской власти. «Почему, говоря о воспитательной функции истории, не сосредотачиваться на том, что украинцы трудолюбивы, что они в принципе настроены на позитив, на элементарное бюргерство, на благосостояние, — сказал он. — Зачем постоянно рассказывать, что нас все гнобили, а мы мечтали о независимости». «Это очень упрощенная схема», — резюмировал историк.

Ссылка: Касьянов: не нужно упрощать историю голодомора - ПОЛИТ.UA

Комментариев нет:

Отправить комментарий