среда, 22 декабря 2010 г.

Память. Жизнь под грифом секретности

К 93-й годовщине со дня создания ВЧК

«Они были разными, но в них, как в капле воды,
отражается наша история»
Листая книги, журналы, буклеты, подшивки газет за десятилетия, посвящённые органам государственной безопасности, невольно ловишь себя на мысли, что в них мелькают одни и те же фамилии. Видимо, оттого, что другие-то нам не известны.

Вот в буклете к 80-летию Управления Федеральной службы безопасности России по Воронежской области1 фотография молодого сотрудника, читающего газету «Воронежская Коммуна», не подписана. Нет, это не оплошность автора. Просто фамилия была не известна.
Шестой во втором ряду слева – начальник Воронежского губотдела ОГПУ Александр Иванович Торопкин. Фото из альбома П.Н.Куцерубова.
Шестой во втором ряду слева – начальник Воронежского губотдела ОГПУ Александр Иванович Торопкин.
Фото из альбома П.Н.Куцерубова.
При издании монографии, посвященной истории органов государственной безопасности воронежского края2, указан Торопкин А.И., начальник Воронежского губотдела ОГПУ, но нет его фотографии. Не потому, что её не было, а потому, что качество газетной копии 20-х годов не позволяло сделать надлежащую фотографию.

И таких примеров – масса. История «органов» становилась какой-то безликой. Иногда это объяснялось грифом секретности. Чаще – нападками искателей «черных пятен» в нашей истории. Порою – «стеснением родственников выпячивать своих близких», памятуя о первом и втором.


Нельзя не процитировать доктора исторических наук, профессора Академии ФСБ РФ А. М. Плеханова3, который писал, что «сотруднику органов безопасности нечего стесняться своей профессии. Он должен помнить, как об этом говорил Турло С.С., автор книги «Шпионаж», изданной в типографии Полномочного представительства ОГПУ по Западному краю в 1924 году, что его «работа не только способствует избежанию вооруженных столкновений между народами, но и при возникновении этого столкновения в громадной степени - сохранению народов...

«Поэтому следует «всемерно и всячески вытравить из его головы представление о позоре его будущей деятельности, ибо это представление глубоко проникло в сознание не только обыкновенного обывателя любой страны, но и лиц выдающихся по своим способностям...»

Власть же должна многое сделать, и прежде всего – «сформировать у сотрудников российских спецслужб уверенность в том, что они делают нужное для государства и общества дело, что их деятельность признается государством законной,.. и что ни при каких изменениях политической конъюнктуры, ни при каких персональных изменениях в руководстве страны их принадлежность к спецслужбам и выполнение соответствующих обязанностей не подвергнутся преследованиям либо каким-то ограничениям гражданских прав» (Турло С. С, Залдат И. П. Шпионаж.- Москва, 2002.- С. 190,376).

Но власть не только не обеспечивала сотрудника всем необходимым. И из того, что он получал, старалась забрать. Из скудного кошелька чекиста делала различные отчисления. При низком денежном содержании, сотрудник делал многочисленные отчисления: для «красных» инвалидов, детских домов, для ликвидации последствий голода, бастовавшим немецким и японским рабочим, для нужд Общества друзей воздушного флота, обществам ликвидации технической неграмотности, «Друг детей» и др.

В начале 1920 годов председатель ГПУ Украины В. Н. Манцев обратился к Ф. Э. Дзержинскому с письмом о бедственном положении чекистов: денежное довольствие и продовольственный паек мизерны, чекисты живут за счет продажи на рынке своих вещей, находятся «в состоянии перманентного голодания. На этой почве происходит общее понижение работоспособности, дисциплина падает,.. зарегистрирован ряд случаев самоубийств на почве голода и крайнего истощения».

Крайне сложное социально-экономическое положение сотрудников было характерно и для Воронежской ГубЧК.

В каких условиях проживала сотрудница ГубЧК Михайлова Мария Александровна, можно увидеть из ее рапорта, написанного 17 ноября 1921 года4:

Начальнику 4-го отделения тов. Зорину от сотрудницы 4-го отд. М.Михайловой.

Рапорт:

Настоящим прошу Вашего ходатайства об откомандировании меня в гор. Павловск для работы в Политбюро в той же должности, по месту жительства моих родителей, т.к. жить одной в таких условиях, как я живу, нет возможности, а именно комната без мебели, не топленные, т.к. топить нельзя, трубы не починены, а для того чтобы их поправить, нужны средства, которых не имею, живешь на одном обеде. Постирать негде. Обувь пришла в негодность, а справить опять-таки не представляется возможным.

К сему М.Михайлова 17.11.21г.
Помните выражение, вложенное в уста Л.И. Брежнева в книге «Малая земля»: «Дневников на войне я не вел». Справедливые слова. Не до них было. А вот потом, годы спустя, появлялись воспоминания, записи. Воспоминания чаще всего восстановлены по личным фотоальбомам.

Сделаем попытку, опираясь на воспоминания и личный фотоальбом Павла Николаевича Куцерубова и выверяя их по страницам архивных дел Управления ФСБ России по Воронежской области, восстановить для истории имена и лица сотрудников органов государственной безопасности почти вековой давности. Восстановить такими, какими они были.
Спицын Владимир Гордеевич , начальник ЭКО окружного отдела ОГПУ
Сегодня можно уверенно сказать, что на четвертой странице буклета, изданного в честь 80-летия Управления Федеральной службы безопасности России по Воронежской области, изображен Спицын Владимир Гордеевич , начальник ЭКО окружного отдела ОГПУ. И пусть качество фотографий невелико, но он узнаваем. И у него есть имя в истории.

Еще одним белым пятном в истории меньше. За каждой фамилией и фотографией своя судьба, своя история. Плохая или хорошая, но это – наша История. Они такие, какие есть. История не любит сослагательного наклонения. И судьбы людей нельзя двигать по истории, приукрашивая или охаивая.

Листая страницы архивных дел, познакомимся с некоторыми из них поближе.
Кан Пётр Зотикович5.

Кан Пётр Зотикович
Родился в 1896 году в городе Рига, латыш. Окончил четыре класса. Языки - говорит: немецкий, латышский, русский. Служба – с августа 1915 по март 1918, рядовой. Апрель 1919 по декабрь 1919 – 8-я армия. Заведующий Информационным отделом политотдела Армии. С декабря 1919 по апрель 1920 года – заместитель комиссара.

В 1920 году Революционным трибуналом приговорен к расстрелу, ВЦИК заменил расстрел 15 годами лишения свободы. Освобожден 7 августа 1923 года. Через неделю назначен помощником уполномоченного ЭКО Воронежского ОГПУ.
Наумович Станислав Иванович6
Родился в 1889 гjle в Виленской губернии того же уезда Шумской волости, Малая Косинка. Член ВКП(б) с декабря 1918 года. Место службы - Воронежское ОГПУ, СОЧ Инфаго, помощник уполномоченного. Прибыл из Москвы (НКВД) через Губком.

Во время наступления войск генерала Мамонтова и Шкуро на город Воронеж находился в городе Нижнедевицке, где как уполномоченный ГубЧК руководил разведкой, которая была создана из местах работников и крестьян. После чего с местными отрядами отступил на Боринский сахарный завод Липецкого уезда, куда воронежская ГубЧК препроводила в его распоряжение восьми чекистов, с которыми он продолжал разведывательные работы, все время подвигаясь к городу Воронежу.

29 октября 1919 года вместе с войсками Буденного прибыл с разведчиками в город Воронеж, где перешел обратно в распоряжение вновь формируемого ГубЧК и назначен на должность помощника начальника СОЧ.

В августе, согласно приказу Воронежского ГубЧК, был назначен начальником Павловского Политбюро, где руководил работой по борьбе как с местными, так и пришлыми бандитами, находящимися в Шиповском лесу, с которыми неоднократно вступал в бой в конце октября.

В 1920 году по распоряжению Павловского ревкома принял командование местными отрядами, с которыми участвовал в подавлении Калитвянского, Нижне-Гнилушенского и Нижнемамонского восстания.
Полухин Алексей Макарович7 .

Полухин Алексей Макарович
Родился в 1904 году в селе Головщино Семёновской волости Липецкого уезда Тамбовской губернии. Самостоятельным трудом стал жить с 1921 года.

В органах ОГПУ – с 1922 по 1929 год, в качестве сотрудника Инфаго.

В 1927 году, в честь 10-летия органов безопасности, награжден металлическими часами.
Стальский-Кедрин-Истомин Владимир Емельянович8.

Стальский-Кедрин-Истомин Владимир Емельянович

Родился 05.05.1902 года в городе Воронеже. Учился в бывшей 2-й мужской гимназии. Прошёл два класса, за неимением средств у отца продолжить обучение не пришлось. Перевёлся в 4-й класс городского училища.

Первого марта 1918 года поступил на службу в Дорожный отдел народного образования. 01.05.1918 года. перешёл в Военно-Цензурный отдел РВСР на должность уполномоченного отдела печати. 22.07.18г. откомандирован в военную цензуру 2-й армии.

В Воронеже оставались престарелые родители, два брата и две сестры.

В феврале 1921 голодного года он напишет рапорт:

Начальнику особого отдела Кавказского фронта

сотрудника ОО2 армии рапорт (просьба откомандировать в Воронеж):

…Прошу Вас исходатайствовать перед Начособотдела об откомандировании меня в распоряжение ГубЧК в г. Воронеж, по месту жительства моей семьи. Семья находится на моём иждивении. … Семья при тамошней жизни существовать без поддержки не может… … К сему доношу Вам, что год мой не призывной и в рядах Красной Армии состою добровольцем. Прошу Вас в просьбе не отказать.

28.2.21 г.
Начальник особого отдела Кавказского фронта 09.04.21 г. примет решение: «Откомандировать в распоряжение Председателя Воронежского ГубЧК согласно его ходатайству по месту жительства семьи». При этом в характеристике будет отмечено: «Уполномоченный Отдела № 4 тов. Кедрин-Истомин хороший работник, с инициативой. Преданный товарищ».

Председатель Воронежского ГубЧК 22.04.1921 г. примет решение: «Назначить т. Кедрина помощником уполномоченного по информационной работе к уполномоченному по борьбе со спекуляцией».

Из Воронежского ОГПУ 31 июля 1922 года его откомандируют в Москву. А 8 августа 1922 года Административный отдел ОГПУ (Лубянка, 2) откомандирует его в Петроградское ПП ОГПУ для прохождения службы в Архангельск.

Суровый климат, скудное питание сделали свое дело. Состояние здоровья ухудшается. Его переводят вновь в воронежский край.

В конце 1927 года принимается решение: «Уволить по болезни 01.12.27 г. с должности уполномоченного Секретного Отдела Воронежского губотдела ОГПУ тов. Стальского как находящегося в отпуске по болезни более трёх месяцев. Исключить из списков сотрудников с 1.12. 27 г. Основание: параграф 15 Инструкции по учёту ответработников в органах ОГПУ Приказ ОГПУ № 723/94 от 2.02.24 г.» .

Стальский Владимир Емельянович умер 23.04.28 г. от туберкулёза лёгких. Супруга и мать получат справки, о том, что он служил в органах ОГПУ с 02.21 по 01.12.27 г. Оклад по последней должности – 110 рублей. При этом жене с ребенком Страховая касса выплатит пособие в размере 30 рублей.Виктор Шамаев,
профессор Воронежского государственного университета.













Тимашов А.И. 80 лет Управления Федеральной службы безопасности России по Воронежской области.- Воронеж, - Воронеж, 1998.- С.4.
Шамаев В.Г. Во имя спокойствия и безопасности Державы: страницы истории службы государственной безопасности воронежского края.- Воронеж, 2008.- С. 550.
Цит. по: Плеханов А.М. Сотрудники органов безопасности и власть.// Исторические чтения на Лубянке, 2003 год. Власть и органы государственной безопасности.- Москва, 2004.- С.204.
Архив УФСБ РФ по Воронежской области. Ф.3, арх.№733.
Архив УФСБ РФ по Воронежской области. Ф.3, арх. №111.
Архив УФСБ РФ по Воронежской области. ф.3, арх.№118.
Архив УФСБ РФ по Воронежской области. ф.3, арх№119.
Архив УФСБ РФ по Воронежской области. ф.3, арх.№2610.Источник: «Воронежская неделя», № 51 (1984), 22.12.10г.


Дата: 22.12.2010 06:50:19


Ссылка:  

Память. Жизнь под грифом секретности - Коммуна - информационный портал Воронежа

Комментариев нет:

Отправить комментарий