воскресенье, 6 февраля 2011 г.

Михаил Федотов: весь наш народ - жертва тоталитаризма


05.02.2011 20:20



Дмитрий Медведев и Наина Ельцина открыли памятник первому президенту России, а позже прошло заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Там, в Екатеринбурге, Дмитрий Медведев заметил, что тоталитаризм пал, но процесс создания гражданского общества в России завершенным не назовешь. Поэтому Совет по правам человека теперь - не просто совет, а совет расширенный. В него вошли еще и Иван Засурский, Даниил Дондурей, Борис Кравченко, Эмиль Паин, Леонид Поляков, Леонид Радзиховский. Председатель Совета Михаил Федотов стал гостем программы "Вести в субботу". 

- Здраствуйте, Михаил Александрович.
- Здравствуйте.
- Михаил Александрович, мои коллеги из печатных изданий, когда описывали произошедшее на Совете, писали о дестанилизации. Это многим показалось несколько странным, хотя бы потому, что за плечами хрущевская оттепель и начало 90-х с массой антисталинских публикаций. Почему все-таки зашел об этом разговор?
- На самом-то деле речь идет о гораздо серьезной вещи. Но ее просто в одно слово не уложишь.
- Что вы в таком случае имеете в виду?
- Мы должны были получить от президента одобрение нашей программы. Это наброски программы, скорее. Они касаются создания мемориалов, например, в Москве и Санкт-Петербурге предполагается создание двух крупных мемориалов. И очень важно, что в нашем проекте предусмотрено открытие архивов. Мы не говорим: "давайте сделаем так, чтобы все документы до такой-то даты были открыты". Нет, это нельзя, это неправильно и неаккуратно. Это неумно. Нужно действовать быстро, нужно действовать аккуратно в вопросах архивов. Потому что сейчас эта работа очень медленно идет. Катастрофически медленно. И бессмысленно медленно.
- Не прошло и 20 лет после того, как то режим исчез с политической карты?
- Конечно. Проблема в том, что не хватает экспертов. Например, я привел этот пример на заседании Совета: до сих пор не рассекречены документы о производстве презервативов в 30-х годах прошлого века. Почему? Я вообще не понимаю, почему они были секретны. Ну хорошо, в 30-х годах все секретили, даже маршруты перелетных птиц. Но почему сейчас-то это не рассекретили?
- Ну не говоря уже о таких вещах, как, например, результаты переписи 37-го года?
- Конечно. Конечно, все это, все это должно быть абсолютно открыто. Чем более мы будем открыты, тем меньше будет оснований сомневаться в нашей искренности, тем меньше будет оснований подозревать, что мы что-то скрываем. Всегда, у всех стран, у всех народов в шкафах есть свои скелеты. Но давайте эти скелеты откроем, выставим их напоказ, скажем, что это не наши скелеты. Это скелеты того тоталитарного режима, в котором жертвами являемся все мы. Поэтому мы говорим о мемориалах памяти жертв политических репрессий, а не жертв тоталитарного режима. Потому что жертвами тоталитарного режима являются все. Весь наш народ является одной из самых больших жертв тоталитарного режима.
- Еще одна уточняющая история. На совете прозвучала мысль об экспертизе советом некоторых спорных законов и судебных решений. О чем дискуссия?
- Совет сейчас себя позиционирует как коллективный советник президента. Главный благополучатель работы Совета - это президент. Мы работаем на президента. Чтобы ему пояснить какие-то вопросы, по которым у него есть какие-то сомнения, есть желание более глубокую, глубоко узнать ту или иную ситуацию. Это на мой взгляд, очень важная функция совета, потому что мы будем представлять президенту экспертные заключения, подготовленные всегда, это принципиально важно, независимыми экспертами. В том числе мы может быть даже будем привлекать экспертов международных, иностранных.
- Например?
- Вот например, президент сказал, что он хотел бы узнать мнение экспертов, поскольку он сам является специалистом в области гражданского, семейного права, корпоративного права. Он хотел бы узнать мнение экспертов в области уголовного права и уголовного процесса по тем резонансным делам, которые в последнее время имели место. Имеется в виду дело Ходорковского и Лебедева, а также дело Сергея Магницкого. И такие заключения наша рабочая группа по гражданскому участию в судебной реформе будет готовить. Мы уже начали обсуждать, каким образом будет формироваться экспертная группа, по каким принципам, и какой документа она должна представить на рассмотрение президенту. Но я хочу заметить, что каких-либо комментариев не вступивших в законную силу приговоров, конечно же, не будет.
- Спасибо. Михаил Федотов, председатель президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека был гостем нашей студии.


Комментариев нет:

Отправить комментарий