понедельник, 28 февраля 2011 г.

Данилкин и пустота


Анвар Усманов
«Я подписал этот приговор, я его провозгласил и я несу ответственность за этот приговор до конца дней своих. Я уверен в своей правоте». Это завершающие слова судьи Данилкина в интервьюпрограмме «Человек и закон», вышедшей в эфир 24.02.11. 

«До конца дней своих» - это очень верно. Именно до конца дней своих, хотя, можно предположить и после конца дней своих, судья Данилкин, лучше сказать, так называемый судья Данилкин, будет нести на себе этот позор. Позор человека, предавшего свою профессию, свое человеческое звание, свой профессиональный и человеческий долг.

Пресс-секретарь Хамовнического суда г. Москвы Наталья Васильева за 10 дней до этого эфира в своем знаменитом интервью изданию gazeta.ru, потом в беседе с журналистами Эха Москвы, правдивость изложенного в которых была подтверждена и проверкой на детекторе лжи, давала Данилкину шанс остаться человеком, вернуться в то сообщество людей, которые еще есть в этой стране, их исчезающе мало, но они есть - их можно назвать людьми, еще не потерявшими благородство, совесть, честь, само представление о том, как должен вести себя человек в той или иной ситуации.

Откуда берутся такие люди как судья Данилкин? Ведь им ведь несть числа. Огромная армия служителей режима, верных его слуг выполняют заказы власти.
Сергей Довлатов, в одном из писем издателю повести «Зона», писал: «Зло определяется конъюнктурой, спросом, функцией его носителя. Кроме того, фактором случайности. Неудачным стечением обстоятельств. И даже - плохим эстетическим вкусом. Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов? {Эта цифра фигурировала в закрытых партийных документах.) Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди. Означает ли это, что русские - нация доносчиков и стукачей? Ни в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента. Разумеется, существует врожденное предрасположение к добру и злу. Более того, есть на свете ангелы и монстры. Святые и злодеи. Но это - редкость.(…) В нормальных же случаях, как я убедился, добро и зло - произвольны. Так что, упаси нас Бог от пространственно-временной ситуации, располагающей ко злу...»

Знаете, я склонен согласиться с Довлатовым. Большевики после захвата власти создали в стране «пространственно-временную ситуацию, располагающую ко злу». Из человека полезли всякие, прежде дремавшие, монстры - монстры ненависти, зависти, злобы, жажды убийства, унижения другого, воровства, наживы. Человек превратился в наглую и развратную скотину за считанные годы, если не дни. Все скреплявшие его скрепы государственного и общественного, если угодно, принуждения к нормальному, приличному поведения были отменены коммунистами. И началось… 

Сейчас - то же самое. Почти то же самое. Я уверен, что этот негодяй Данилкин в иной общественно-политической ситуации был бы эдаким бесцветным аккуратистом Акакием Акакиевичем, чинил бы перья в канцелярии какого-нибудь департамента и мирно бы прожил свой век, не обидев даже муху.

Но сейчас общественно-политическая ситуация иная. Чем в патриархальной недвижной жизни, описанной Гоголем. Сейчас жизнь требует от данилкиных иного поведения, и они с легкостью соглашаются вести себя так, как требуется. Вниз по наклонной катиться легче, чем преодолевать любой подъем. Задуматься большинству людей тяжелее, чем поверить на слово рупорам общественного оболванивания. Я уверен, что данилкины находят, чем себя утешить, чем оправдать свое поведение. Может, высшей государственной целесообразностью. Может, искренней (ну почти искренней) верой в то, что Ходорковский украл всю нефть ЮКОСа, ну не в ведрах унес, конечно, а хитрым образом продал ее своим же структурам, а деньги присвоил.

Психика спасается у таких людей. Срабатывают некие законы защиты ееот распада. Ведь, если бы тот же данилкин (не буду больше писать его фамилию с заглавной буквы) вдруг бы понял, что он натворил, то он должен был на глазах пораженного Пиманова и работников студии, в которой велась запись передачи «Человек и закон» (или в любое иное время и в любом другом месте, где настигло бы его это прозрение), тут же бы и аннигирироваться, слившись с той пустотой, которая его породила.

До чего же все-таки измельчало зло! Я все хотел увидеть мелькающих подле данилкина страшномордых бесов, как в фильме «Страсти Христовы» Мела Гибсона, показывающих свое богомерзкое обличие Иуде после предательства Христа. Нет, не увидел я ничего подобного. Кроме жалкого поддонка, что-то лепетавшего про конец своих дней.

Вы знаете, я ведь думаю, что и Путин в иной ситуации не стал бы тем Путиным, которым он стал за уже 11 лет пребывания во власти. В Америке или Великобритании он был бы нормальным профессионалом из какой-нибудь отдела ФБР ли МИ-6, верно бы нес службу, разрабатывал операции, грамотно их проводил и по вечерам мирно пил бы безалкогольное пиво в компании таких же верных служак.

Ан нет, подвернулась подходящая ситуация, и он начал постепенно, но все набирая темп, становиться настоящим диктатором. Ведь диктатор - это не обязательно восточный деспот, лично разрывающий кишки свои жертвам во славу своей власти. Диктатор – это тот, кто диктует. И которого слушаются. Этот тот, чьим личным приказам и желаниям подчиняется вся подвластная государственная машина. Сказал, что Ходорковский должен сидеть в тюрьме, - сядет. У меня ни на секунду не было сомнений, что так и будет. Вот если бы было по-другому, то все, - можно было бы сказать, что диктатуры путинской в стране нет.

Более сложный вопрос, почему к 1999-2000 годам в стране, во властных структурах сохранялась ситуация, когда приход к власти Путина, человека с ментальностью и выучкой чекиста, повернула страну в сторону реставрации тирании?

Почему не сработали никакие демократические институции, уже тогда выстроенные властью за годы посткоммунистической трансформации – суды, парламент, независимые СМИ, просто независимые люди?

Почему все прогнулись?

Помните, как рукоплескал союз промышленников и предпринимателей, когда к ним заглянул Путин совсем через небольшое время после ареста Ходорковского? Вот тогда я окончательно понял, что диктатура в стране уже создана. К тому моменту прошло меньше трех лет, как Путин стал президентом страны. Никто не выступил, никто не сказал - Да, как вы смеете?! Да кто вам позволил?! Покорно подставили спины. Тысячелетнее нутряное рабство духа, многократно усиленное мясорубкой сталинского террора, тут же пересилило нарождающиеся институции права и ростки совести.

Кого в этом винить? Я склонен винить в этом Ельцина. Человеческое пересилило в нем историческое. Желание безопасности родным, стремление получить железные гарантии защищенности жизней и собственности детей и внуков взяло в нем верх над миссией исторического деятеля. Он стал уже тогда неадекватен вызову политического момента. А настоящий политик в переломные моменты истории, когда от его решения зависит судьба миллионов людей и страны, должен, обязан забыть о своей собственной жизни. Не смог, не захотел, предпочел другое.

Нашу страну после долгого времени террора и забвения элементарных нравственных основ надо на руках носить как малое дитя, пестуя в нем ростки совести, гражданского самосознания, политического взросления. Нет, бросил под ноги чекистским псам.

Ну ладно, я отвлекся. К данилкину. Ну что с ним? С ним все в порядке. Сладко спит, наверное, вкусно спит. Снится ему Наталья Васильева, с которой он не хочет встречаться в коридорах Хамовнического суда? Думаю, нет. Что ему снится? Крейсер Аврора? Ладно, все, надоел он мне. Мелкая сволочь. Не стоящая нашего внимания, господа. Забудем о нем.


И чуть о Наталье Васильевой. Вот она молодец. Мне кажется, что в моменты такого человеческого прозрения и может начаться новая жизнь. У нее, я уверен, она уже началась. Глаза открылись, правда сказана. Молодец. Но и мы все должны учиться у этой хрупкой женщины говорить правду. «Правду говорить легко и приятно»,- написал когда-то Булгаков. Ой ли? Может, это и есть самое сложное. Но только это и делает нас людьми.

Комментариев нет:

Отправить комментарий