среда, 2 февраля 2011 г.

Опальный генерал


Виктор Шамаев,
профессор военной кафедры Воронежского государственного университета
(Специально для электронного издания «Коммуна». 

02.02.2011 10:19:21 
«Мы помним историю органов безопасности. Она –неоднозначна, мы знаем об этом, так же, как и вся судьба нашей страны. Но самое простое – отказаться от своего прошлого. Важнее, на мой взгляд, – извлечь из него уроки, какими бы горькими они ни были. И при всей, даже самой беспощадной, критике сберечь то ценное, что всегда присутствовало в работе органов безопасности нашей страны».

В.В.Путин
Прошло 93 года со дня создания ВЧК. Анализируется проделанная работа, подводятся итоги. В 2010 году, в соответствии с Федеральным Законом «О федеральной службе безопасности», директор ФСБ А. Бортников подписал Приказ №544 «Об объявлении органами федеральной службы безопасности официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности».185 лет назад в записке «О жандармской деятельности» отмечалось: «В первоначальной задаче, положенной в основу учреждения корпуса жандармов, корпус был основан: 4)не для преследования виновных по закону, а прежде всего для предупреждения зла частым внушением…»


Предостережение, предупреждение, профилактика…

… Если бы Воронежское Управление госбезопасности своевременно выполнило указание начальника 5-го Управления МГБ СССР Волкова от 16 марта 1949 года:

«Одновременно с агентурной разработкой руководящего состава, необходимо провести тщательно продуманные профилактические мероприятия в отношении рядовых участников организации. В целях зашифровки проведения профилактических мероприятий желательно это сделать через комсомольские организации соответствующих школ…» 

… Если бы подчиненный выполнил резолюцию на Докладной записке Управления МГБ в Воронежский обком ВКП (б) от 13 сентября 1949 года:

«Тов. Литкенсу. С настоящим ознакомлен 13.IX.49 г. секретарь обкома ВКП (б) т. Жуков, который с мероприятиями согласен, т. Батуева он лично вызовет из Москвы для переговоров, касающихся его сына. В отношении мероприятий профилактического порядка поручаю провести лично Вам. После проведения мероприятий сообщить в МГБ СССР. 

14.IX.49. Суходольский.»

… Если бы выполнили эти указания по профилактике, вынесли официальное предостережение, чтобы молодые люди поняли свои ошибки и заблуждения, то не было бы поломанных судеб, тюрем, лагерей. Боевой генерал не был бы исключен из партии, лишен звания, пенсии.

История не любит сослагательного наклонения. В ней ничего нельзя изменить и переделать. Речь вовсе не идет о пересмотре или новом прочтении «Дела КПМ». О нем много написано и сказано. И не по вине ребят генерал попал в опалу. Сегодня, через призму десятилетий, видим, что они, одногодки Михаила Горбачева, в конце сороковых годов прошлого столетия пытались сделать то, в конце века будет названо словом «перестройка». Да и в своей автобиографической повести «Черные камни» Анатолий Жигулин ни одним словом не упрекнет генерала В.Н. Суходольского.

Но, во имя Правды и Памяти, давайте все по порядку.

С личными делами руководства впервые работал в 2003 году, готовя к 85-й годовщине Управления материал «Во главе ГубЧК - УФСБ Воронежского края». Их приходилось запрашивать из разных регионов. Прежде всего, хотелось собрать воедино фотографии и краткие биографические справки. К моему глубокому сожалению, именно краткие.

Каждый из них достоин обстоятельного исследования. Они были разными, но в них, как в капле воды, отражалась наша история. Эти материалы были размещены в ряде книг. Среди них, разумеется, и краткая биография Суходольского Владимира Николаевича, заканчивающаяся фразами: «23 марта 1957 года исключен из членов КПСС, 03 сентября 1957 года - лишен звания «генерал-майор» (Постановление Совмина СССР №1068). Умер 30.05.1966 г.»

В ноябре позвонил Геннадий Владимирович, сын генерала Суходольского. Спросил, нет ли у меня желания познакомиться с их семейным архивом? До этого мне звонила его сестра, Инна Владимировна, с тем же предложением. Цель одна – «сделать попытку реабилитировать честное имя отца, он мечтал об этом до последнего дня». 

Невольно вспоминается завещание Российского и советского контрразведчика С.С. Турло, автора книги «Шпионаж», изданной в типография Полномочного представительства ОГПУ по Западному краю в 1924 году, который писал, что необходимо «сформировать у сотрудников российских спецслужб уверенность в том, что они делают нужное для государства и общества дело, что их деятельность признается государством законной... и что ни при каких изменениях политической конъюнктуры, ни при каких персональных изменениях в руководстве страны их принадлежность к спецслужбам и выполнение соответствующих обязанностей не подвергнутся преследованиям либо каким-то ограничениям гражданских прав».

И вот я в квартире, где когда-то жил Владимир Николаевич со своей семьей. На стене – его портрет. Не фотография, а именно портрет! Шкафы с книгами. Семейный альбом. От него повеяло детством, особенно от фотографий раскрашенных анилиновыми красителями. А вот альбом с уникальными фотографиями «Восстановление Воронежа.1943 – 1951 год». И много-много папок с вырезками из газет, письмами от друзей отца из Тульского Управления, много материалов адресованных в партийные органы, от бюро Воронежского обкома партии, до XXIII Съезда партии, обращения к руководству МГБ-КГБ СССР.

Читаю автобиографию, «Анкету специального назначения работника НКГБ», характеристики, отзывы и воспоминания коллег, публикации в прессе председателя Совета ветеранов УФСБ РФ по Тульской области полковника в отставке Салихова В.А., командира Тульского рабочего полка А.П. Горшкова, генерал-лейтенанта А.Н. Малыгина, генерал-лейтенанта И.В. Болдина. О нем и его службе столько сказано добрых и правильных слов, что, пожалуй, добавить, что-то трудно.Суходольский Владимир Николаевич родился в Туле 7 мая 1907 г. в семье мелкого чиновника. Отец, обладая хорошим голосом, пел в церкви, чтобы иметь хоть какой-то дополнительный заработок. Детство было тяжелое, постоянные переезды с квартиры на квартиру, необеспеченность, даже не мог окончить церковно-приходскую школу, в которой учился.

Трудовую деятельность начал переплетчиком. Вскоре уже работал на Тульском оружейном заводе в кузнечной мастерской, где поступил на вечернее отделение рабфака, так как из-за тяжелого материального положения семьи работу оставить не мог.

В 1931 году по направлению Наркомата тяжелой промышленности поступил в Московский авиационный институт. В 1932 году, в связи со смертью отца (больная мать и маленькие сестры), вернулся в Тулу и продолжил обучение в Тульском механическом институте. Диплом инженера-механика получил в1935 году.

Глубокие знания, высокая квалификация, талант и умение работать с людьми дали молодому инженеру возможность быстрого роста. Вскоре его назначили старшим конструктором.

15 марта 1938 года, решением Тульского обкома КПСС, В.Н. Суходольский направлен в Центральную школу НКВД СССР, по окончании которой назначен в Центральный аппарат (ГЭУ НКВД СССР). Здесь 14 марта 1940 года он получит очередное звание «капитан госбезопасности».

11 сентября 1940 года командируется в город Таллинн в распоряжение НКВД Эстонской ССР. Здесь в период с 22.10.1940г. по 31.07.1941г. служит в должности заместителя начальника ЭКО НКВД-НКГБ Эстонской ССР.

Вновь вызов в Москву и назначение с 31.07.1941г.- начальником УНКВД по Тульской области. Ему тогда шел 35-й год, а первому секретарю Тульского обкома и горкома партии Василию Гавриловичу Жаворонкову было 35 лет.

А дальше была войны…

Важнейшим периодом жизни Владимира Николаевича Суходольского стало участие в Великой Отечественной войне, оборона Тулы осенью и зимой 1941 года. В личном деле об этом всего несколько строк: «В период подхода немцев к г. Туле показал себя устойчивым коммунистом и неплохим организатором. В период Великой Отечественной войны наряду с оперативно-руководящей работой, принимал участие в создании рабочих батальонов, партизанских отрядов и диверсионных групп, забрасываемых в тыл врага».

Панорама героической обороны города Тулы у Толстовской заставы.
В автобиографии, датированной 17 сентября 1949 года, написанной рукой В.Н. Суходольского прочитаем:

«…Будучи начальником Управления НКГБ-НКВД-МГБ и членом Тульского городского комитета обороны, мне пришлось решать многочисленные вопросы, непосредственно относящиеся не только к функциям органов госбезопасности, но и вопросы строительства огневых рубежей, формирования и руководства Тульским рабочим полком, его вооружения и обеспечения обмундированием и продовольствием. Разработка обороны г. Тулы, эвакуация тульских заводов и т.д. Одновременно под моим непосредственным руководством проводилась работа по созданию рабочих батальонов, партизанских отрядов и групп, их переброска, организация разведывательной работы в тылу немцев... Организация работы железнодорожного транспорта, восстановление угольного бассейна...» 
Трудная осень 1941 года. Враг подошел к Москве и Туле. Ситуация – критическая. Решением Государственного комитета обороны 22 октября создается Тульский городской комитет обороны. В его состав входят первый секретарь обкома партии В.Г. Жаворонков, который стал председателем комитета, Н.И. Чмутов, председатель областного исполнительного комитета, В.Н. Суходольский, начальник областного УНКВД и полковник Мельников, военный комендант г. Тулы.


Чмутов Н.И., Жаворонков В.Г., Суходольский В.Н. - члены Тульского городского комитета обороны.
В книге «Непокоренная Тула» ее автор Т.Д. Дубинин так описывал события тех дней:

«Партийный актив собрался в критический момент, когда уже противник занял Мценск, Калугу. Единственная 238-я стрелковая дивизия, присланная 8 октября для защиты Тулы, по распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования срочно выбыла для занятия обороны в районе Алексина».


Зубков С.Ф. - командир 156 полка НКВД, оборонявший Тулу
В Туле полевых войск не осталось.

Попытаемся по воспоминаниям очевидцев составить «объективу» на Владимира Николаевича.

Горшков А.П. - командир
Тульского рабочего полка
Командир Тульского рабочего полка А.П. Горшков: «… Уравновешенный, смелый и последовательный в своих решениях - таким он остался в моей памяти. В период героической 45-дневной обороны города Тулы Владимир Николаевич внес огромный вклад в формирование и вооружение рабочего полка, в создание на оккупированной части территории области партизанских отрядов и диверсионно-разведывательных групп».

В романе «Тульский рубеж» Н. Дружинин отмечает: «Как коммунист и член комитета обороны Суходольский подчинялся обкому. И в то же время, наделенный особыми полномочиями как работник НКВД, он не подчинялся никому, кроме своего ведомства, и поэтому держался, подчеркнуто независимо».

В книге «Рабочая Тула сражается» генерал-лейтенант А. Н. Малыгин: 

«Подвиги тульских чекистов заслуживают особого разговора... Известно, что усилия всех оперативных служб гитлеровской разведки, главные силы которой после разгрома Франции были сосредоточены против СССР, направлялись на подрыв советского тыла, на ослабление морального духа трудящихся нашей страны. Тула с ее военно-промышленным комплексом еще до войны и особенно в первые месяцы военных действий была одним из главных объектов немецко-фашистской разведки.

Характерно, что 2-й танковой армии Гудериана был придан специальный разведывательный орган 107-я абвергруппа. Через своих агентов она должна была собирать сведения о численности войск в Туле, о характере укреплений, мощности оборонных заводов... Советским чекистам в данном случае пришлось столкнуться с опытной и хорошо организованной разведслужбой Гитлера, которая не брезговала никакими средствами для достижения своих преступных целей.

Чекисты противопоставили врагу безграничную преданность Родине, умение и профессиональное мастерство. В дни войны тульские чекисты при единодушной поддержке и помощи населения закрыли город для шпионов и диверсантов. С самого начала войны агенты врага выявлялись и обезвреживались, не успев даже пробраться в город». (Будем помнить, что тульских чекистов возглавлял именно В.Н. Суходольский. – В.Ш.).

Слова А.Н. Малыгина подтверждают материалы плановой проверки УНКВД в 1943 году: «За два с половиной года был арестован 31 агент немецкой разведки».

В приказе по войскам 50-й армии от 19 декабря 1941 года «О действиях тульских партизан» командующий генерал-лейтенант И.В. Болдин отмечал весомый вклад тульских партизан в оборону Тулы и разгром врага под Москвой:

«В борьбе с фашистскими захватчиками на территории Тульской области партизанскими отрядами и диверсионными группами руководившим ими управлением НКВД проделана огромная работа, облегчающая частям Красной Армии выполнение задач по разгрому фашистских варваров».

Председатель Совета ветеранов УФСБ РФ по Тульской области полковник в отставке Салихов В.А. напишет:

«В разных источниках при поведении итогов партизанских действий на временно захваченной противником тульской земле приводятся такие сведения: действовало 329 партизанских отрядов и групп, в которых насчитывалось до 2 тыс. 150 бойцов. Ими уничтожено 15 танков, один самолет, 150 автомашин с боеприпасами, горючим и живой силой, 100 повозок с боеприпасами, 45 мотоциклов, шесть орудий, минометная батарея, 19 пулеметов, 5 паровозов, 18 километров телефонного кабеля. Пущено под откос два военных эшелона, истреблено 1600 фашистских солдат и офицеров. Захвачено 350 вагонов, в которых находилось 130 автомашин, 70 мотоциклов, 100 велосипедов, большое количество продовольствия».

Звание «майор госбезопасности» ему будет присвоено 4 января 1942 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 февраля 1943 года была изменена система специальных званий в НКВД: упразднено звание старшего майора ГБ, появились новые – подполковник ГБ, полковник ГБ, комиссар ГБ. В связи с этим всем имевшим звания майора ГБ и старшего майора ГБ приказами по НКВД в персональном порядке были присвоены новые звания. Как правило, майоры ГБ стали полковниками ГБ, а старшие майоры ГБ – комиссарами ГБ и, частично, комиссарами ГБ третьего ранга.

Приказом НКГБ СССР № 390 от 14 февраля 1943 года В.Н. Суходольскому будет присвоено звание «комиссар госбезопасности».

Июль-октябрь 1944 года. Вот уж поистине – «из огня, да в полымя». В.Н.Суходольский находится в оперативной командировке в Литве и Латвии, где, по существу, сохранялась фронтовая обстановка. За работу в составе группы, руководимой Серовым И.А., был представлен им и награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Возвращаясь из командировки, В.Н. Суходольский попадает в аварию и получает тяжелые травмы.

В июле 1945 года сотрудники НКВД и НКГБ были переведены на армейские воинские звания. При этом, как правило, комиссарам ГБ были присвоены в персональном порядке звания генерал-майоров, комиссарам ГБ третьего ранга – генерал-лейтенантов, комиссарам ГБ второго ранга – генерал-полковников.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июля 1945 года В.Н. Суходольскому будет присвоено воинское звание «генерал-майор».

Свидетельством его заслуг являются награды.

27 апреля 1940 года В.Н.Суходольскому было присвоено звание «Почетного работника ВЧК-ГПУ». В 1940 году на смену несколько устаревшему званию «Почетного работника ВЧК-ГПУ» пришло не менее почетное звание «Заслуженного работника НКВД», в полной мере отвечавшее новым условиям и организационным переменам, случившимся в 1934 году, когда вместо ОГПУ был образован НКВД.

Приказ НКВД №1007 от 6 ноября 1940 г. объявил утвержденное Совнаркомом СССР Положение о знаке «Заслуженный работник НКВД».

Еще в апреле - июне 1940 года большая группа работников НКВД была награждена знаками «Почетного работника ВЧК-ГПУ». Однако сами знаки (старого образца) им еще не были выданы. Вышеупомянутым приказом НКВД от 6 ноября 1940 года. было решено выдать им знак «Заслуженный работник НКВД». Таким образом, первыми кавалерами нового знака стали чекисты, награжденные еще 27 апреля 1940 года (Приказом НКВД №289), а среди них и Владимир Николаевич.

За успешное выполнение специальных заданий и проявленное при этом личное мужество и профессионализм ему вручат: ррден Красной Звезды (1942г., 1954 г.), орден «Знак Почета» (1943), орден Отечественной войны первой степени (1945г.), медали «За Оборону Москвы», «За победу над Германией», «За боевые заслуги».

В 1946 году, 24 октября, В.Н.Суходольский был назначен на должность начальника Управления Министерства государственной безопасности СССР по Воронежской области, где будет служить по 5 ноября 1951 года.


Здание Управления Министерства государственной безопасности СССР по Воронежской области.
Пять непростых, послевоенных лет. Воронеж и область разорены фашистами. Идет розыск военных преступников, дезертиров, предателей. И генерал начнет с создания подсобного хозяйств, чтобы кормить голодных воронежцев.

Его супруга, тайком от мужа, передаст поношенные вещи для продажи на рынке, чтобы кормить своих детей. (Ему позже это будет вменено как должностное преступление). В доме сложности не только с продуктами, но и за стол сесть не на что. Он приносит два табурета с работы. (Ему и это вспомнят и накажут: «За злоупотребление служебным положением, выразившееся в том, что он в 1946 году бесплатно пользовался казенной мебелью». Проступок и формулировка поразительно точно совпадают с «Делом В.М. Карташова» от 21.11.1937 г., непокорного лейтенанта ГБ из Воронежского управления).

Здесь он станет депутатом Верховного Совета РСФСР. Воронежские власти отмечали его как «стойкого большевика, верного сына советского народа, неутомимо трудящегося на высоком и ответственном посту, с честью выполняя на него возложенные обязанности».

И еще одна характеристика, как бы подводящая итог его работы в территориальных органах госбезопасности.

В заключении о представлении материалов в ЦК ВКП(б) на утверждение генерал-майора Суходольского В.Н. в должности советника МГБ СССР при МВД Народной Республики Болгарии отмечалось:

«За период работы в органах госбезопасности тов. Суходольский характеризуется положительно. Хорошо знает агентурно-оперативную работу и умело руководит подчиненным оперативным составом. Дисциплинированный чекист-руководитель. Среди личного состава Управления пользуется авторитетом. 

Зам. Министра госбезопасности - А. Епишев. 

Сентябрь 1951 год. Г. Москва».

Решение принято. Перед отъездом в Народную Республику Болгарию его примет секретарь ЦК КПСС Суслов М.А. и тщательно проинструктирует об особенностях работы в условиях страны пребывания. В 1951-1955 годах В.Н. Суходольский будет возглавлять аппарат советников МТБ СССР при Министерстве внутренних дел Болгарской Народной Республики.

Как результат – признание: Болгарская служба государственной безопасности, формировавшаяся с помощью В.Н.Суходольского, стала одной из лучших в мире.

В конце 1955 года Правительство НРБ с согласия ЦК КПСС и Советского Правительства, за работу по укреплению органов госбезопасности, милиции и войск наградит Владимира Николаевича высшей государственной наградой - орденом Георгия Димитрова. (Им награждаются как болгарские, так и иностранные граждане за выдающиеся заслуги в борьбе за свободу и независимость Народной Республики Болгарии, за исключительным вклад в дело построения социализма и коммунизма).

Но, это будет потом. А пока…

Крутятся жернова истории…

СПРАВКА. 4 июля 1951 года министр государственной безопасности СССР В.С. Абакумов по решению ЦК ВКП(б) будет отстранен от должности, а затем арестован. Этому способствовал старший следователь по особо важным делам МГБ полковник М. Рюмин, написавший И.Сталину, что Абакумов покрывает еврейских буржуазных националистов, которые «готовят теракт против членов Политбюро».

Но главное обвинение - в сокрытии террористических замыслов в деле молодежной организации «Союз борьбы за дело революции». (Молодежная антисталинская подпольная организация. Была создана в Москве студентами Б. В. Слуцким, Е. З. Гуревичем и В. Л. Фурманом в 1950 году. Составлена программа и манифест организации. В них говорилось о перерождении социализма в государственный капитализм, о том, что власть Сталина — бонапартизм, и о том, что колхозы надо повсеместно заменить совхозами, чтобы крестьяне получали зарплату, как рабочие).

Девятого августа 1951 года Указом Президиума Верховного Совета СССР министром госбезопасности будет назначен С.Д. Игнатьев. Кадровую работу возглавит генерал-майор Епишев А.А. (бывший секретарь Одесского обкома партии). Генерал-майор М. Рюмин станет заместителем министра, а в ноябре его снимут со всех постов.

Пятого марта 1953 года умрет И.В. Сталин, и между его приемниками развернется борьба за власть. Одним из влиятельных был заместитель председателя Совета Министров СССР, член комиссии по внутренней и внешней политике Л.П. Берия.

Через два дня, 7 марта 1953 года, МГБ и МВД объединили в одно ведомство, которое возглавил Л. П.Берия. Став министром, он включился в борьбу за власть. По его указанию создаются группы для проверки «дела врачей», «мегрельского дела», «дела сотрудников МГБ» и других, кроме тех, к которым причастен сам.

28 марта 1953 года по его предложению, утвержденный ЦК партии, будет опубликован Указ «Об амнистии». На свободу вышли 1200000 заключенных, следственные дела прекратили в отношении 400000 человек.

К июню 1953 года борьба за власть достигнет максимальной точки напряжения. При участии военных во время Пленума ЦК Л.П. Берия будет арестован и в декабре 1953 года расстрелян.

Все эти процессы вносили в работу ведомства нестабильность. Призыв июльского пленума (1953 г.) извлечь из дела Берия политические уроки деятельности органов госбезопасности, был воспринят «как всегда». (Из стенограммы июльского (1953г.) Пленума ЦК КПСС. Заключительное слово Г. М. Маленкова: «Выводы и уроки состоят в том, что надо: Исправить создавшееся за ряд лет неправильное положение, когда Министерство внутренних дел фактически ушло из-под контроля партии, и взять под систематический и неослабный контроль всю деятельность органов МВД в центре и на местах»).

Началась огульная критика сотрудников и очередная чистка кадрового аппарата. Возрастала «руководящая и направляющая» роль партии. Эти перемены отражались и на деятельности Воронежского Управления, его сотрудников, в том числе и бывших.

С 7 марта 1953 года по 26 июня 1953 года – наиболее активный период проверки «дел сотрудников МГБ».

В это время в Представительстве в Болгарии прозвучал непредсказуемый звонок из Москвы. В.Н. Суходольского вызвали к Л.П. Берии. Беспрецедентный разговор, угрозы, отстранение от работы. Полная неясность: состоится ли встреча с болгарскими коллегами, с семьей, продолжится ли жизнь… И – третий инфаркт, на этот раз – в мирное время.

После разоблачения «преступной деятельности» Л.П. Берии ЦК КПСС в августе 1953 года вновь направит В.Н. Суходольского в Болгарию. Но «исправление неправильного положения» набирало новые обороты. Воронежский областной комитет КПСС в это время ставит вопрос о прекращении «Дела КПМ», что считалось важным «с точки зрения ликвидации вредных последствий, связанных с культом личности». Уже там, в Болгарии, Суходольский давал объяснения в Центр по поводу Воронежского молодежного дела 1949 года (КПМ).

Из выписки из заключения Особой Инспекции УК КГБ СССР по материалам расследования о нарушениях советской законности, допущенных сотрудниками бывшего УМГБ Воронежской области по делу так называемой «Коммунистической партии молодежи»(КПМ):

«Таким образом, расследованием установлено, что бывший начальник Управления МГБ Воронежской области генерал-майор Суходольский В.Н., работающий в настоящее время старшим советником КГБ СССР в Болгарии, неоднократно давал указания о подслушивании телефонных разговоров партийно-советских работников, хотя в большинстве случаев оперативной необходимости в этом не было. За указанно нарушение считаем необхо-димым т. Суходольскому объявить ВЫГОВОР». 

В декабре 1954 года, по заключению Особой Инспекции, председатель КГБ СССР генерал армии Серов И.А. объявит Суходольскому В.Н. выговор «за неоднократные указания о подслушивании телефонных разговоров партийно-советских работников без оперативной необходимости».

Годы колоссального нервного напряжения, рубцы на сердце… В августе 1955 года, по его просьбе, будет отозван из Болгарии и направлен в распоряжение Управления кадров КГБ СССР. Затем Кремлевская больница и в феврале 1956 года, по заключению Центральной военной экспертной комиссии КГБ при СМ СССР, он был признан инвалидом второй группы. Уволен из органов приказом КГБ СССР 9 февраля 1956 года по болезни в запас КГБ СССР. Суходольскому В.Н. была назначена пенсия, в порядке исключения, в размере 700 рублей.
А на пороге уже стоял исторический XX съезд партии…

В.П. Наумов в своей статье «к истории секретного доклада Н.С. Хрущева на ХХ Съезде КПСС» (Новая и новейшая история.-1996,-№4), публикуя воспоминания А.И. Микояна, напишет:

«Большая часть членов Президиума ЦК в полной мере осознавала свою ответственность за участие в сталинских злодеяниях. Их пугала мысль, что кто-то другой будет разбираться в тех преступлениях, в которых они были повинны. Но было бы несправедливым полагать, что это было единственное чувство, которым руководствовались члены президиума. Они являлись и соучастниками преступлений, и их жертвами, и заложниками Сталина одновременно… Они боялись ответственности за совершенные преступления, боялись, что съезд может спросить каждого, какую роль он играл в организации массовых репрессий».
И грянул гром…

25 февраля 1956 года Н.С. Хрущев выступит с речью на XX Съезде партии:

«… Товарищи! Нам нужно решительно, раз и навсегда развенчать культ личности, сделать надлежащие выводы как в области идейно-теоретической, так и в области практической работы. Для этого необходимо:

…В-третьих, полностью восстановить ленинские принципы советского социалистического демократизма, выраженные в Конституции Советского Союза, вести борьбу против произвола лиц, злоупотребляющих властью. Необходимо до конца исправить нарушения революционной социалистической законности, которые накопились за длительный период в результате отрицательных последствий культа личности».

В статье «Забвению не подлежит», посвященной В.Н. Суходольскому и приуроченной к 60-летию Победы, председатель Совета ветеранов УФСБ РФ по Тульской области полковник Салихов В.А. напишет:

«XX Съезд КПСС. Страна вступает в новый свой исторический период. Реабилитированы многие тысячи жертв политических репрессий. Ищут и, как правило, находят не истинных виновников, кто действительно нарушал законность, а «стрелочников». То же своего рода репрессии. То же самое желание уцелеть, не потерять руководящее кресло и привилегии.

И будто забыли, кто осуществлял партийное руководство органами госбезопасности, спускал директивы и указания, называл их вооруженными отрядами партии», «неусыпными стражами революции, обнаженным мечом пролетариата», «карающей рукой своего народа»». 


Механизм исправления «нарушения революционной социалистической законности» набирал все новые обороты.

В.Н. Суходольский с момента прибытия из Болгарии на Родину, в том числе в больнице, непрерывно давал «объяснение по вопросам поставленным» перед ним представителем КПК (Комиссии партийного контроля) при ЦК КПСС. Выезжая в Воронеж, еще и еще раз перечитывал «Дело КПМ», внимательно изучал докладные записки с тенденциозно подобранными фактами. В основе обвинения – «Дело КПМ».

Попытаемся и мы, вместе с Владимиром Николаевичем и его оппонентами пролистать материалы, составить хронологию событий по основному обвинению.

В декабре месяце 1948 года УМГБ по Воронежской области поступили оперативные данные о наличии в городе Воронеже молодежной организации, именовавшейся «Коммунистическая партия молодежи – КПМ».

Руководителем организации был Батуев, 1930 года рождения, учащийся 10-го класса средней школы. Его отец до 1949 года являлся секретарем Воронежского обкома ВКП (б) по кадрам, убывшего к тому времени на учебу в Москву. В ее состав входили также дочь заведующего административным отделом лбкома партии Макаревича, сын председателя облсуда Руднева, сын сотрудника МГБ Луткова и дети других ответственных работников.

11 февраля 1949 года в МГБ СССР направлена информация о нелегальной молодежной организации, но как антисоветская она не квалифицируется.

Начальник 5-го Управления МГБ СССР Волков в Указании от 16 марта 1949 года № 3/314-11359: констатировал, что группа КПМ имеет антисоветскую направленность, и предложил УМГБ обеспечить по делу проведение активных мероприятий, подвести квалифицированную агентуру и т.д.:

«Одновременно с агентурной разработкой руководящего состава, необходимо провести тщательно продуманные профилактические мероприятия в отношении рядовых участников организации. В целях зашифровки проведения профилактических мероприятий желательно это сделать через комсомольские организации соответствующих школ…» 

4. 22 февраля 1949 года поступила информация, что Батуев ослабил руководство организацией, и она «механически» прекратила работу.

5. На начало апреля 1949 года, по словам Батуева, организация насчитывала около 70 человек, о большинстве которых УМГБ не располагало даже установочными данными. В силу этих причин профилактическая работа среди рядовых участников затянулась.

6. 27 июля 1949 года в МГБ СССР направлена справка по предварительной разработке, в конце которой отмечалось: «…Усматривается, что нелегальная организация как таковая прекратила свою работу».

7. 27 августа 1949 года от источника поступила информация, что «КПМ» не прекратила своей деятельности. Участники, разъехавшись по своим местам, будут создавать такие же организации среди студентов и курсантов военного училища.

8. 13 сентября 1949 года Справка Секретарю Воронежского обкома ВКП(б) Жукову К.П. (Жуков К.П. – первый секретарь Воронежского обкома КПСС в 1949-1954 годах) написана Суходольским В.Н. с предложением: «По линии УМГБ считаю необходимым провести профилактические мероприятия, путем допроса каждого из участников «КПМ», с последующим их предупреждением, что если они не прекратят нелегальной и, по существу, вредной работы, будут наказаны в уголовном порядке. Считаю также необходимым предупредить об этом родителей указанных выше лиц».

9. 14 сентября 1949 года Суходольский В.Н. напишет на Справке: «Тов. Литкенсу. С настоящим ознакомлен 13.IX.49 г. секретарь обкома ВКП (б) т. Жуков, который с мероприятиями согласен, т. Батуева он лично вызовет из Москвы для переговоров, касающихся его сына. В отношении мероприятий профилактического порядка поручаю провести лично Вам. После проведения мероприятий сообщить в МГБ СССР».

10. В связи с убытием в отпуск на лечение, профилактику по отношению участников этой молодежной организации Суходольский В.Н. поручил провести лично своему заместителю Литкенс С.Е., ранее работавшему в МГБ СССР начальником отдела по молодежи и осуществлявшему с момента приезда в Воронеж наблюдение и руководство по делу «КПМ».

(СПРАВКА. Литкенс Сергей Евграфович, 1912 года рождения, уроженец города Ленинграда, член ВКП(б) с 1939 года. Образование – высшее, инженер-геолог, окончил в 1935 году Московский геологический институт, на оперативной работе – с мая 1936 по 1946 год в Центральном аппарате в Москве. С 1946 по 1949 годы – заместитель МГБ Литовской ССР (г. Вильнюс). С августа 1949 по 7 апреля1953 года – заместитель начальника Управления г. Воронежа. Затем откомандирован в распоряжение УК МВД СССР. Социальное положение – служащий: его дед, Литкенс Александр Александрович, – личный врач К.Е. Ворошилова, а отец, Евграф Александрович, – заместитель председателя Главполитпросвета при Наркомпросе Н.К. Крупской, с декабря 1920 года – второй заместитель наркома по просвещению А.В. Луначарского. Поддерживал тесные деловые отношения с В.И. Лениным, был близким другом Л.Д. Троцкого). 

11. С 17 сентября до конца октября 1949 года генерал Суходольский, по настоянию врачей, находился в отпуске. С 17 сентября 1949 года – и.о. начальника УМГБ Литкенса С.Е.

12. С 17 по 22 сентября 1949 года. Задержанные и доставленные в УМГБ участники «КПМ» признались не только в нелегальной, но и в антисоветской деятельности. При объективной и партийной оценке полученных материалов, учитывая социальную среду участников организации, даже на этапе следствия, необходимо было закончить профилактикой. Остановиться. Однако это не случилось.

По докладу Литкенса С.Е. секретарь обкома Жуков К.П. оценил эти показания как серьезные и рекомендовал посоветоваться с руководством МГБ СССР. В результате этого Литкенс привез санкцию МГБ СССР на арест семерых участников организации. В том числе – санкцию ЦК партии (Маленков Г.М.) на арест сына бывшего секретаря обкома Батуева Б.

В то же время Литкенс составил и направил за подписью министра МГБ СССР Абакумова В.С. письмо на имя Сталина – «О ликвидации антисоветской организации «КПМ» среди студентов г. Воронежа».

13. 21 октября по докладу Литкенса секретарь обкома Жуков К.П. дал разрешение на прослушивание телефонных разговоров, ведущихся с квартиры Батуевых.

14. Все последующие аресты проводились с санкции МГБ СССР (в деле есть письменные указания) и с согласия секретаря обкома Жукова, у которого возникло только одно сомнение в целесообразности привлечения к ответственности Руднева, сына председателя областного суда. Но, узнав, что Огольцов (Огольцов С.И. в 1946-1952 годах – заместитель министра МГБ, заместитель председателя коллегии МГБ) считает целесообразным его арестовать, тоже дал согласие.

15. В 1949 году бригада МГБ проверяла в Воронеже работу следственного отдела УМГБ. Претензии были только к Литкенсу – за задержание некоторых участников «КПМ» больше положенного срока при профилактике в сентябре 1949 года. (Задержаны 17 сентября, протокол о задержании оформлен 22 сентября).

16. На всем протяжении следствия этим делом занимались работники прокуратуры и лично облпрокурор. У них сомнений в виновности арестованных не возникало.

17. При направлении следственного дела, согласно указаниям МГБ СССР, (Огольцов) на Особое Совещание, представитель Прокуратуры войск МВД в Главной военной прокуратуре, тщательно знакомился с материалами дела.

18. По постановлению Особого Совещания при МГБ СССР от 24 июня 1950 года за принадлежность к антисоветской организации осуждены: восемь человек – на десять лет заключения в ИТЛ, один- на восемь лет, один – на шесть лет, десять человек – на пять лет, один человек- на три года, один – на два года.

19. Пятого июля 1954 года Центральная комиссия по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, рассмотрев архивно-следственное дело на «КПМ», а также материалы проверки этого дела УМВД по Воронежской области в 1953 году, своим решением от 5 июля 1954 года (протокол № 6) снизила меру наказания для основных обвиняемых до пяти лет и освободила из под стражи, с применением Указа Президиума Верховного Совета СССР об амнистии, освободив остальных по статье 8 Уголовного Кодекса РСФСР, с прекращением на них следственного дела.

20. 27 апреля 1955 года военный прокурор Воронежского военного округа в своем письме сообщил в КПК при ЦК КПСС о молодежной деле «КПМ», якобы также «сфабрикованном» бывшим руководством УМГБ.

21. Третьего января 1956 года генерал Суходольский В.Н. обратится с письмом-объяснением на семи листах, «чтобы избежать возможных ошибок при решении КПК при ЦК КПСС вопроса о коммунистах-работниках КГБ».

22. Пятого января 1956 года генерал Суходольский В.Н. направит Председателю КГБ при Совете Министров СССР генералу армии Серову И.А. для сведения объяснение по вопросам, поставленным перед ним представителем КПК при ЦК КПСС Гуляевым 29 декабря 1955 года. В заключении напишет:

«Товарищ председатель! Я единственно прошу Вас дать правильную и объективную оценку моим действиям. В настоящее время по болезни прохожу Центральную врачебно-экспертную комиссию, но я надеюсь, что в скором времени я сумею вновь встать в ряды работников органов Комитета Госбезопасности и быть полезным нашему государству».

23. Девятого февраля 1956 года генерал Суходольский В.Н. уволен из органов приказом КГБ СССР по болезни в запас КГБ СССР.

24. 24 октября 1956 года, надзорное производство №02/ДСП-7688-56. Судебная Коллегия, соглашаясь с протестом, определила: «Постановление особого Совещания при министре государственной безопасности от 24 июня 1950 года отменить и дело до обвинений Батуева, Луткова и других (перечисляются) отменить и производством прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления».

25. В справке, подготовленной …. на имя секретаря Воронежского обкома КПСС Школьникова А.М. подчеркивается:

«Проверкой произведенной отделом административно и торгово-финансовых органов и партийной комиссией при обкоме партии, в органах государственной безопасности Воронежской области, в период работы начальника УМГБ тов. СУХОДОЛЬСКОГО В.Н.. и его заместителя тов. ЛИТКЕНС С.Е. (с ноября 1946 г.и по ноябрь 1951 г.) выявлены многочисленные грубейшие факты нарушения социалистической законности». 

26. Объяснение Суходольского В.Н. секретарю обкома партии Школьникову А.М. (Школьников А.М. – первый секретарь Воронежского обкома КПСС в 1955-1960 годах) по докладу Лукьянова, в котором в качестве примера незаконного ведения следствия указывается на дело «КПМ» (на 21 листе).

27. Объяснение Суходольского В.Н. председателю партийной комиссии при Воронежском обкоме КПСС Н. Макаревичу. Разумеется, прежде всего – по делу «КПМ». Да, бывшему заведующему административным отделом, чья дочь входила в «КПМ» и через которую некоторые участники намеревались воспользоваться хранящимся у него на квартире автоматом».

28. 23 марта 1957 года бюро Воронежского обкома КПСС исключит Суходольского Владимира Николаевича из рядов партии с формулировкой:

«За массовое нарушение социалистической законности, незаконные аресты и фальсификацию отдельных дел, в бытность начальником Облуправления МГБ, неискреннее, непартийное поведение на Бюро Обкома. Ввиду совершенных им тяжелых преступлений перед Партией и советским народом просить Совет Министров СССР лишить звания генерал-майор». 

29. 26 марта и 6 апреля 1957 года Суходольский В.Н. обратится в бюро Воронежского обкома КПСС с просьбой «пересмотреть, если бюро сочтет возможным, решение от 23 марта и вынесении менее сурового наказания».

Свое 50-летие 7 мая генерал Суходольский встретит без партийного билета. Этому способствовала роковая цепь факторов. Тот случай, когда количество перерастает в «качество»: 1. «Исправить создавшееся за ряд лет неправильное положение, когда Министерство внутренних дел фактически ушло из-под контроля партии» (июньский 1953 года Пленум ЦК).; 2. «До конца исправить нарушения революционной социалистической законности»(XX Съезд партии); 3. «После лживого разоблачения так называемой «Коммунистической партии молодежи» как якобы контрреволюционной антисоветской организации, с последующими арестами сына бывшего секретаря обкома ВКП/б/ Батуева, сына председателя облсуда Руднева и других, начальнику б. УМГБ Суходольскому и его заместителю Литкенс удалось скомпрометировать ряд работников партийно-советских органов». (Из справки, представленной в бюро обкома партии). Не только и не столько личные обиды, сколько умело составленные справки на основе тенденциозного подбора фактов, создающие иллюзию правды. Бюро обкома не могло не поверить «составителю», профессионально стоящему на страже Закона. 

30. Третьего ноября 1957 года Постановлением Совета Министров СССР №1068 В.Н. Суходольский будет лишен звания генерал-майор за нарушение «социалистической законности» и снят с воинского учета. Ему была прекращена выплата пенсии за выслугу лет.

Казалось, справедливость восторжествовала! Могли ли члены бюро обкома поверить в оправдания Суходольского В.Н., когда и Верховный Суд СССР, и КПК при ЦК КПСС, и Военная прокуратура «убедительно доказали», что дело «КПМ» сфабриковано, «в материалах не просматривается антисталинская направленность». Никто не верил….

А он искал справедливость и писал, писал, писал…

15 мая 1967 года. Председателю КПК при ЦК КПСС Швернику Н.М.

23 сентября 1957 года – Председателю КГБ при Совете Министров Союза ССР генералу армии Серову И.А.

15 октября 1957 года – Первому секретарю ЦК КПСС Хрущеву Н.С.

15 октября 1957 года – заместителю КПК при ЦК КПСС Бойцову И.П.

28 марта 1966 года – XXIII Съезду КПСС. Со словами «Я верю, что партия наказывает за ошибки и упущения, но никогда не мстит».

А просьба всюду была одна: «смягчить тяжелые наказания, вынесенные мне бюро Воронежского обкома КПСС в марте 1957 года».
Но так и никто не верил….Никто…

….Кроме бывших членов «КПМ».

- В Программе «этот пункт звучал так: «В случае невозможности отстранения от власти И.В. Сталина демократическим путем КПМ не исключает возможности насильственного смещения И.В. Сталина и его окружения с занимаемых постов». - А. Жигулин, «Мы были той виной сильны».- «Молодой Коммунар».-1988, 1 декабря.

- «А цели КПМ были предельно ясны и конкретны: любыми возможными средствами – устранение от руководства партией и страной Сталина и его клики как проводящих преступную антинародную политику, не имеющую ничего общего с идеями ленинизма».- Ю.Киселев, В. Рудницкий, А. Селезнев, Н. Стародубцев, В. Туголуков, Д.Буденный, Е. Миронов, И. Сидоров.- «По праву памяти».- «Молодой Коммунар».- 1988, 1 декабря.

На другие пункты обвинений в свой адрес Владимир Николаевич давал вполне ясные и аргументированные объяснения.

– Ему ставят в вину «неоднократные указания о подслушивании телефонных разговоров партийно-советских работников без оперативной необходимости» в 1949-1950 годы. Но за это он уже наказан три года назад. В декабре 1954года по заключении Особой Инспекции председатель КГБ СССР генерал армии Серов И.А. объявит Суходольскому В.Н. выговор.

- Ему вменяют в вину нарушение соцзаконности при проведении операции по участника подпольных групп ИПХ. Он четко все разъясняет:

«Проведенные в 1951 г. операции по участникам подпольных групп «Истинно-православных христиан» (ИПХ)в значительной мере были ответом на активную деятельность этого подполья, тем более что в августе 1950 года в соседней Тамбовской области фанатично настроенные участники «ИПХ» учинили погромные действия, сопровождаемые убийством колхозников и поджогом 14 домов. Операции проводились по согласованию с обкомом КПСС.

Все арестованные общественно-полезным трудом не занимались, некоторые из них вели паразитический образ жизни, бродяжничали.

При операциях были задержаны 12 человек, уклонившихся от военной службы, и изъято оружие. Наряду с правильными мероприятиями, работниками на местах были допущены нарушения социалистической законности, выразившейся в задержании ряда лиц без оформления соответствующими постановлениями в течение одного-трех дней.

Эти нарушения, по объяснению сотрудников, руководивших операциями, происходили в силу того, что нередко из тайников извлекались неизвестные люди, требовавшие время для их проверки, а члены сект, как правило, на вопросы следователей отвечают крайне неохотно. По этому вопросу в 1952 году МГБ СССР проводило расследование, которое сочло возможным ограничиться предупреждением сотрудников, допустивших названные нарушения». 


СПРАВКА: Все проходящие по делу лица были осуждены 17 февраля 1951 года Особым Совещанием при МГБ СССР к разным срокам лишения свободы (от 5 до 10 лет каждый) по ст.ст. 58-10, 58-11 и другим УК РСФСР). Реабилитированы все в соответствии со ст.1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 16 января 1989 года.

Он будет писать объяснение Съезду партии в последний раз. Писать надеясь на справедливость. Писать, не доходя только до крика: «НЕ ВИНОВЕН!»

Помните, воронежский поэт Анатолий Жигулин, из «Не сфабрикованного дела КПМ», писал:
Вина, она была, конечно.
Мы были той виной сильны.
Нам, виноватым, было легче,
Чем взятым вовсе без вины.
Владимир Николаевич Суходольский без страха и упрека сражался с фашистским Абвером под Тулой, с «лесными братьями» в Прибалтике, а сдали его – свои. Правда, после смерти проявят о семье «заботу». «Учитывая, что Суходольский искупил свою вину жизнью, Воронежский обком КПСС высказывает мнение не оставлять семью Суходольского без нашего внимания...»

Имеется заключение о назначении пенсии по случаю потери кормильца жене умершего пенсионера В.Н. Суходольского в размере 50 рублей в месяц. Утвердил заключение в порядке исключения заместитель председателя Комитета государственной безопасности при СМ СССР генерал-майор А.Н. Малыгин 13 сентября 1968 года.
И извечный вопрос «Что делать?»


СПРАВКА. Федеральный закон от 28.03.1998г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»

Статья 47. Присвоение воинских званий

1. Воинские звания военнослужащим присваиваются:

высших офицеров - Президентом Российской Федерации.

Статья 48. Лишение воинского звания, снижение в воинском звании, восстановление в воинском звании

1. Военнослужащий, а также гражданин, пребывающий в запасе или находящийся в отставке, могут быть лишены воинского звания только по приговору суда за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.• • • • •
Пункт 2 статьи 48 по его конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не может являться препятствием для восстановления в прежнем воинском звании лиц, лишенных воинского звания во внесудебном порядке (Определение Конституционного Суда РФ от 02.04.2009 N 483-О-П).
• • • • •
2. Гражданин, лишенный воинского звания, после снятия или погашения судимости может быть восстановлен в прежнем воинском звании должностным лицом, имеющим право присваивать это воинское звание в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы.(в ред. Федерального закона от 04.12.2006 N 203-ФЗ).

Указ Президента РФ от 16.09.1999г.№ 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (в редакции Указов Президента РФ от 10.01.2009г. № 30, от 28.04.2009 г. № 469, от 5.07.2009 г. № 743, от 29.11.2009 г. № 1363)

Статья 25. Порядок восстановления в воинском звании

1. Гражданин, лишенный воинского звания, после снятия или погашения судимости может быть восстановлен в прежнем воинском звании должностным лицом, имеющим право присваивать это воинское звание, по просьбе гражданина при наличии положительного отзыва органа внутренних дел Российской Федерации и решения комиссии военного комиссариата.

2. Заявление гражданина о восстановлении в воинском звании рассматривается военным комиссаром не позднее чем в месячный срок со дня его поступления в военный комиссариат.

При наличии оснований для восстановления гражданина в прежнем воинском звании военный комиссар оформляет представление о восстановлении гражданина в воинском звании.

Восстановление гражданина в воинском звании в этом случае может быть произведено приказом должностного лица, имеющего право присваивать это воинское звание, применительно к порядку его присвоения.

3. Гражданин, лишенный воинского звания в связи с незаконным осуждением, восстанавливается в прежнем воинском звании после вступления в силу решения о его реабилитации со дня лишения его воинского звания.

Гражданин, которому восстановлено воинское звание, пользуется правами и льготами, установленными федеральными законами и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации, в соответствии с восстановленным воинским званием.
Уже нет той партии, по решению которой его лиши партбилета и звания генерал-майор. Но есть правопреемница – Компартия Российской Федерации, которая могла бы исправить досадную ошибку и ходатайствовать перед военным комиссаром Воронежской области о восстановлении Владимира Николаевича в воинском звании генерал-майор - посмертно.

Передо мной – вырезки из газет, материалы, опубликованные ко Дню Победы. Вот только названия не праздничные: «Клевета страшнее пули», «Генерал, которого предали», «Улица забытого генерала», «Забвению не подлежит»… Смотрю документальный фильм «Забытый генерал»… И это все о нем, о В.Н. Суходольском.

Вновь листаю семейный альбом Суходольских. Вот по теплому южному морю, крепко взявшись за руки, бегут счастливые дети генерала Суходольского В.Н. и полковника Литкенса С.Е. Они даже не подозревают, что совсем скоро «Лиана» свяжет их отцов по рукам и ногам, разорвет семейную дружбу…..

Дети Суходольского Инна Владимировна и Геннадий Владимирович давно стали взрослыми, но по-прежнему, верят в добрую сказку. Вот зазвонит телефон, и им скажут: «Мы приглашаем вас на праздник. Правда восторжествовала. Мы хотим передать вам на хранение генеральские погоны вашего отца….»

Ссылка: Опальный генерал - Информационный портал "Коммуна"

Комментариев нет:

Отправить комментарий