суббота, 12 марта 2011 г.

Кронштадтский бумеранг


Виктор Краснояров, кандидат исторических наук

11 марта 2011 г.

В марте исполняется 90 лет событиям, которые вошли в мировую историю под названием «Кронштадтский мятеж». Не даром говорят, что самый опасный враг, твой бывший друг. Увы, история знает не мало случаев неверности друзей и измены союзников. Тогда пути кронштадтских моряков независимо от партийности и бывших офицеров, старшим из которых, несомненно, был генерал Козловский, совпали.

Понять суть происходящих тогда событий не так просто, особенно если учитывать те революционные традиции, которые имелись в городе морской славы. В общей сложности по этому вопросу написаны десятки книг, но окончательную точку в этом деле ставить рано. Многие десятилетия кронштадтские события 1921 года трактовались в нашей стране как мятеж, подготовленный белогвардейцами, эсерами, меньшевиками и анархистами, которые опирались на активную поддержку неких иноземных сил. «Мятежники» и их сторонники пытались доказать, что движение их стихийно и является началом третьей русской революции, а главный его тезис - «Власть советам, а не партиям». Большинство фактов, которыми оперируют обе стороны, совпадают. Скорее всего, истина лежит, где-то рядом или ее тут нет вовсе. Возможны десятки других версий, вплоть до самых невероятных, начиная от личных амбиций вожаков восстания, и кончая процессами в самой партии большевиков.
В марте 1921г. страна переживала трудный период. Седьмой год в России шла кровопролитная война. В связи с экономической разрухой возрастала напряженность. Правда, большевики считали разруху следствием войны, а их противники результатом некомпетентного управления страной. При таких условиях даже самая благородная власть могла оказаться под вопросом. Диктатура же пролетариата, таковой не являлась. Политика «военного коммунизма», в условиях завершения гражданской войны, вызывала серьезное недовольство. Одним из всплесков негодования стал «Кронштадтский мятеж».

Последовательность хода событий, происходивших тогда в Кронштадте достаточно хорошо изучена и почти не вызывает споров ни у историков, ни у социологов. Еще в декабре 1920г. в докладе в особый отдел ВЧК говорилось, что более 40% членов РКП организации Балтфлота вышли из партии. Причин выхода из партии называлось много, но в основном писали по: «религиозным убеждениям».

В феврале 1921г. в крупных городах и, прежде всего, в Москве и Петрограде, прошли забастовки рабочих. Кульминацией событий в Петрограде стала демонстрация на Васильевском острове 24 февраля. В Кронштадте о событиях в Петрограде узнали с некоторым запозданием и в связи с тем, что информация была крайне противоречивой, решили выслать делегацию для выяснения обстановки.

По возвращении делегатов, брожение среди матросов усилилось, результатом возмущения стало принятие 28 февраля резолюции, противоречащей сложившемуся в стране положению вещей.

С целью переломить ситуацию, на следующий день в Кронштадт прибыл председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Михаил Иванович Калинин, т.е. президент (!). Причем, как сейчас принято говорить, с супругой.

Разрядить обстановку ему не удалось, а сам он чуть не стал заложником. Власть фактически уже была в руках заговорщиков. К марту 1921г. в Кронштадте имелся богатый опыт революционной борьбы. Поэтому нет ничего удивительного, что «мятежники» без единого выстрела пришли к власти в городе - крепости. 2 марта ревком легализовался в лице президиума собрания. Возникновение очага конфронтации на стратегически важном направлении требовало от властей срочных действий. Переговоры означали потерю времени. К тому же «повстанцы», уверенные в своей неуязвимости, выдвигали дополнительные требования.

Переговоры быстро зашли в тупик. 5 марта Кронштадту был предъявлен ультиматум, а штурм был назначен на 7 марта, но затем перенесен на 8 марта (день открытия Х съезда). Штурм, в связи с недостатком сил, изначально был обречен на провал. Лишь подтянув к Кронштадту наиболее боеспособные части, усилив их членами коммунистической партии, вплоть до делегатов съезда, крепость удалось взять. В части 7-й армии влилось 2758 коммунистов, как направленных по партийным мобилизациям, так и вступивших добровольно. Коммунисты в основном вливались в ряды армии рядовыми бойцами.

Как вспоминали участники событий: «Это была исключительная по своему напряжению борьба… Прежде чем мы вступили в нее, пришлось вести еще более серьезную борьбу за свои красноармейские части». Задача командования была: «в сжатые сроки превратить находящуюся в распоряжении командования живую силу в воинские части, способные к боевым действиям на льду».

«Это значит, что каждый - и ты в том числе - должен перебороть свой страх перед льдом - льдом, который представляется тебе настолько тонким и слабым, что вот-вот провалится…», но он «на столько крепок, что в нем нельзя вырыть не только окоп, но хоть какую-нибудь ямку, чтобы спрятать в ней голову; льдом таким белым, таким плоским, что ты весь, от макушки до пят, находишься на виду у невидимого для тебя противника».

Выражение: «Мы залили Кронштадт кровью», которое людская молва приписывает журналисту М. Кольцову (Фридлянд), вполне можно уточнить «…своей кровью». «Штрафники», накануне отказавшиеся штурмовать Кронштадт, понесли большие потери, ворвавшись в город с юго-запада, однако ценой своей жизни они спасли тех, кто наступал на город с востока. У восточной части южной группы, потери то же были велики, они сконцентрировались главным образом на острие главного удара: у Петроградских ворот, вдоль улицы Петроградской, у Машинной школы и, наконец, на Якорной площади. На южных фортах, через которые пробивались «штрафники», сопротивление тоже было яростным, с большими потерями был взят и шестой северный форт.

Таким образом, короткое по времени существование мятежного ревкома, позволило достаточно точно изучить хронологию происходящих тогда событий. Однако, ответить на главный вопрос: как в колыбели революции могли произойти такие события однозначно не удалось до сих пор. Возникла и еще масса вопросов.

Например, почему подавляющее большинство военачальников, неговоря уже о чекистах, в свое время «карающим мечом пролетариата отрубившим последнюю голову ядовитой монархической гидре», во время массовых репрессий само было уничтожено? Если перечислить имена военачальников и политиков, связанных с кронштадтскими событиями в 1921г., в голову, несомненно, придет мысль, что истребление было целенаправленным. Расправа над восставшими была жестокой.

Были уничтожены: Батис Э. И. (?- 1937), Бубнов А. С. (1884-1940) Дыбенко П. Е. (1889-1938), Зиновьев (Апфельбаум) Г. Е.; (1883-1936), Зоф В. И. (1889-1937), Иппо Б. М. (1898-1937), Казанский Е. С. (1896-1937), Кожанов И. К. (1897-1938), Кузьмин Н. Н. (1884-1939), Путна В. К. [31.3(12.4).1893 - 11.6.1937]; Пятаков Г. (Ю.) Л. (1890-1937), Раскольников Ф. Ф. (1892-1939) (объявлен «врагом народа»), Седякин А. И. (1893-1938), Троцкий (Бронштейн) Л. Д. (1879 - 1940, убит), Тухачевский М. Н. (1893-1937), Хаханьян Г. Д. (1896-1938). Репрессированы еще сотни, а быть может тысячи участников штурма. Даже лично преданный Сталину К. Е. Ворошилов был смещен со своего поста. Еще десятки руководителей по разным причинам не дожили до массовых репрессий.

До среднего и младшего командного состава репрессии, скорее, всего, не дошли. В штурме участвовали будущие маршалы: бывший штабс-капитан Ф. И. Толбухин, командир пулеметной команды И.С. Конев, командир проводников-лыжников, будущий адмирал Ю.А. Пантелеев, будущий главный маршал авиации Новиков А.А., будущий - главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров.

Не выяснено и число репрессированных кронштадтцев. В список арестованных были внесены кроме них жители Петрограда и Петроградской губернии, включая заложников, военнослужащие частей 7 армии и Балтийского флота, а также частей и учреждений Петроградского военного округа, в который входило несколько губерний. Не выяснена разница между приговоренными к заключению и побывавших в заключении, т.е. арестованных. Заметим, что помилование в те неспокойные годы скорее было нормой, чем исключением. Из 2103 приговоренных к расстрелу, отметка о приведении приговора в исполнение имеется менее чем в ста случаев. Но были также расстрелы «на месте» и «при попытке к бегству», без суда и следствия.

Следует отметить, около 8000 человек, в том числе, наиболее активные участники восстания, ушли по льду в Финляндию.

Как бы мы сегодня не относились к событиям марта 1921 года в Кронштадте, нет сомнения, что в первую очередь их следует считать трагедией. Поэтому памятник многочисленным «жертвам событий весной 1921 года», все же следует установить!


Газета Котлин № 5 2011г

Ссылка: Кронштадтский бумеранг - Газета Котлин

Комментариев нет:

Отправить комментарий