пятница, 4 марта 2011 г.

Репрессированный алфавит


Олег Колесников,
член Правление Хабаровского "Мемориала"

80 лет создания первой советской письменности для народов Севера 

    Малоизвестным остается тот факт, что первая, созданная в СССР, письменность для народов Севера в своей основе имела… латинский алфавит.
    Малочисленные народы Дальнего Востока и Сибири до конца 1920-х гг. в большинстве своем не имели письменности. Но дать этим народам русский алфавит на заре становления Советской власти никто не решался. В эпоху безраздельного господства идей интернационализма советские чиновники от образования боялись обвинений в насильственной русификации коренного населения. Непростая задача создания новой письменности была возложена на научно-исследовательскую ассоциацию при Институте народов Севера в Ленинграде. В осуществлении больших замыслов принимали участие лингвисты, этнографы, для создания словарей широко привлекались студенты института – представители коренных народов.  

    К концу 1930 г. был разработан проект единого северного алфавита на основе латинской графики, который был утвержден Всесоюзным комитетом нового алфавита 23 февраля 1931 г. Были выпущены первые буквари и учебная литература, в том числе и на языках аборигенов Дальнего Востока: ульчей, нанайцев, нивхов, коряков и других малых народов.
    В последующие годы началась активная ликвидация безграмотности через обучение коренного населения новой письменности. Подвижниками народной грамотности становятся все те же выпускники Ленинградского института народов Севера (ИНСа). Многие из них работали в составе окружных и районных комитетов нового алфавита. Среди них был способный литератор, талантливый учитель и издатель первых газет и журналов на нанайском языке Александр Дмитриевич Оненко.
    Сколь успешной оказалась его деятельность, свидетельствуют конкретные факты. С декабря 1932-го по май 1933 года Оненко на первых курсах ликвидаторов неграмотности среди взрослого населения подготовил 76 культармейцев, которые к осени 1933 года организовали преподавание в школах восьми селений, охватив обучением почти 450 человек. А уже к 1936 году воспитанники Оненко смогли обучить грамоте 23 процента всего нанайского населения. Эти цифры о многом говорят.
    К сожалению, судьба этого человека закончилась трагически в годы сталинских репрессий. Согласно краевой Книги памяти Александр Оненко был арестован в октябре страшного 1937 года, обвинен по 58-й статье «за японский шпионаж и контрреволюционную агитацию повстанческого характера», расстрелян как «враг народа» в Хабаровске в апреле 1938. 

    Его трагическую судьбу разделил другой выпускник ИНСа, также трудившийся во главе районного комитета нового алфавита, но ниже по Амуру, в Ульчском районе – Семен Николаевич Сипин.
О Сипине написал книгу его сын, Николай Семенович, заслуженный работник культуры РСФСР, который в 1990-х гг. возглавлял хабаровское отделение Ассоциации коренных малочисленных народов Дальнего Востока. В книге он рассказывает о работах своего отца в области лингвистики и национальной драматургии. Сипин старший создавал национальные театральные пьесы, переводил на язык своего народа сказки Пушкина, трудился над созданием учебных пособий для преподавания в школах ульчского языка. Но и он не избежал трагической развязки в годы сталинского произвола. В октябре 1937 г. он был взят по делу двадцати шести амурских рыбаков, о чем подробно пишет в своей книге «Дело краевого масштаба» А.С. Сутурин. По тем же стандартным нелепым обвинениям, что приписывались многим его коллегам, Семен Сипин был расстрелян в Николаевске в марте 1938.
    Что говорить, преступный сталинский режим уничтожал лучших людей из интеллектуальной элиты всех без исключения народов СССР. А следом и сам новый алфавит «подвергся репрессиям». Секретари обкомов, «просоленные в чистках» лихолетья, «со всей остротой» поставили вопрос перед ЦК партии о письменности северных народов. В духе борьбы с буржуазным влиянием и так называемым «формализмом» в образовании, начались разговоры о том, что единый северный алфавит – «плод явно формалистического творчества». «Север буквально «наводнен» латинизированной литературой… и эти латинизированные книги некуда девать» – писалось в отчете Восточносибирского обкома ВКП(б) за 1936 год.
    Нашему региону пришла очередь распрощаться с новой письменностью в апреле 1937 г. Дальневосточный исполнительный комитет советов согласно приказу из Москвы постановляет: письменность народов Севера перевести на алфавит с русской основой, запретив преподавание в школе и использование прежнего латинизированного письма.

    В большинстве своем репрессированные деятели национальной культуры и просвещения были реабилитированы: кто в 57-м, кто – в 58-м году. Нуждается, пусть и не в восстановлении в правах (убитых не воскресить), но уж точно в реабилитации и единый северный алфавит. Ведь именно он стал первой письменностью для десятков малочисленных народов. Именно с его помощью записывались первые художественные произведения национальных авторов. И именно на нем выходили первые массовые издания для коренных жителей нашего края.

1 комментарий:

  1. Greetings from USA! Your blog is really cool.
    You are welcomed to visit me at:
    http://blog.sina.com.cn/usstamps
    Thanks!

    ОтветитьУдалить