среда, 16 марта 2011 г.

Был ли культ? Нет, это была любовь народа! Записки главного охранника Сталина. Часть шестая


Памятники Сталину высекали из камня, отливали из бронзы. И народ вокруг вождя - из того же материала...
Памятники Сталину высекали из камня, отливали из бронзы. И народ вокруг вождя - из того же материала...

Александр ГАМОВ, доктор исторических наук Сергей ДЕВЯТОВ. Фото ИТАР - ТАСС, ФСО России и из архива Николая Власика. — 16.03.2011

«Комсомолка» первой публикует эти документы эпохи.

Продолжение. Начало в номерах от 591112 и 15 марта 2011 года.

«Его не отделяли от родины»

...После смерти Сталина появилось такое выражение, как «культ личности». Если человек-руководитель своими делами заслуживает любовь и уважение окружающих, что в этом дурного? Если любовь и уважение чрезмерны, то это перерастает в культ.

Но не надо забывать, что нельзя навязывать народу любовь к кому-либо, заставить его поклоняться кому-либо, это может быть только по воле самого народа, никакая агитация не сможет внушить народу любовь к кому-либо, будь то государственный деятель, поэт или артист.

Народ любил и уважал Сталина. Он олицетворял собой страну, которую вел к процветанию и победам. Под его руководством было сделано немало хорошего, и народ это видел. Сталин пользовался огромным авторитетом, жил только интересами страны, интересами своего народа. Личной жизни у него не было!

Я не считаю, что этот «культ», о котором сейчас так много говорят, причинил большой вред стране.


На Кубе народ очень любит своего вождя и руководителя Фиделя Кастро. Он заслужил эту любовь. Он много сделал и делает для народа. Если жители на своих домах пишут: «Это твой дом, Фидель», - разве это не похоже на культ личности? А что в этом плохого? Это - доказательство любви и уважения.

Наши солдаты шли в бой с возгласом: «За Родину, за Сталина!» - они не отделяли его от Родины. А разве их учили этому, внушали это? Нет, все это возникало стихийно и помогало побеждать.

«Что мешало указать на ошибки? Страх?»

Легко обвинить человека во всех смертных грехах, когда он мертв и не может ни оправдаться, ни защититься. Почему же при жизни никто не решился указать ему на его ошибки. Что же мешало? Страх? Или не было этих ошибок, на которые надо было указывать?

Уж на что был грозен царь Иван IV, а находились люди, которым дорога была Родина, которые, не боясь смерти, указывали ему на его ошибки. Или перевелись на Руси смелые люди?

Да нет, война показала, что Сусанины не перевелись на русской земле. Молодежь, ничего в жизни еще не успевшая испытать, не задумываясь, отдавала жизнь за Родину, закрывая своей грудью вражеские дзоты.

Так в чем же дело? Долгое время все молчали и никто не решался опровергнуть хотя бы одно обвинение, выдвинутое против умершего. И только спустя 30 лет начали появляться робкие попытки оправдания...
Эту старинную китайскую вазу Николаю Власику подарил сам Мао Цзэдун.
Эту старинную китайскую вазу Николаю Власику подарил сам Мао Цзэдун.
«Он никогда не зазнавался»

Можно ли обвинять Сталина в зазнайстве, в приписывании себе всех успехов в Великой Победе? На приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года Сталин, поднимая тост,  сказал: «У нашего правительства было немало ошибок, были моменты отчаянного положения в 1941 - 1942 гг., когда наша армия отступала, но русский народ верил своему правительству, не отступился от него в тяжелую минуту, а поддержал его, и эта вера обеспечила нам победу над врагом. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие. За здоровье русского народа!»

А свои способности Сталин доказал, будучи Верховным главнокомандующим во время войны, которую под его руководством наша страна выиграла.

 А тому, кто сомневается в этом, рекомендую прочитать переписку Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в 1941 - 1945 годах, которая характеризует вождя как крупного государственного деятеля и мудрого военного руководителя.

Эту переписку не мешало бы прочитать каждому советскому человеку.

Окончание следует.

ИЗ ДНЕВНИКА

«Вождь вспылил, когда ему подали холодное вино» 
12/XI 51 г. Ближняя дача. Валынское.

В виду моей болезни не мог взяться за тетрадь, хотя можно было  много чего записать поучительного для будущего, для назидания нашего народа, чему можно поучиться у нашего любимого Великого Сталина.

Например, позавчера, 12/XI 51 г., я был приглашен т. Сталиным, там были т. Берия и т. Поскребышев. Сталин попросил молодое вино, но по вине начхоза Орлова вино подали холодное. Тогда как согласно его (Сталина. - Ред.) указаниям оно должно храниться только при температуре не ниже чем 13 - 15 градусов тепла. На этой почве он делал замечания, и  мной была проведена инструкция всему хозаппарату. Своим халатным отношением многих сотрудников хозаппарата эти инструкции были нарушены. Вино хранилось в камере при 7 градусах тепла.

Сталин был крайне возмущен и расстроен, из-за этого у него создалось законное недоверие к нам. Он вызвал т. Орлова, который, в свою очередь, невразумительно объяснил, почему это все произошло. Мне пришлось взять на себя всю вину. Объяснить, почему не исполняются его распоряжения и мои инструкции.

Сталин, как всегда, прав, вина была наша общая. Это вино не шло к столу. Орлов не проконтролировал то, как оно хранилось. И когда нужно было подавать, то он не видел, как его помощник взял из кладовой и понес к столу. Орлов допустил элементарные нарушения правил нашего распорядка и грубейшим образом нарушил инструкцию дважды. Во-первых, не проверил, как оно хранилось, во-вторых, в каком виде его подавали на стол.
Иосиф Сталин (второй справа) на привале после охоты в Сальских степях. У самовара - Климент Ворошилов. Август, 1933 г.
Иосиф Сталин (второй справа) на привале после охоты в Сальских степях. У самовара - Климент Ворошилов. Август, 1933 г.

Конечно, все это возмутило т. Сталина, и он справедливо выразил свое к нам отношение. Сам же он сильно нервничал, выругал Орлова, меня и сказал с презрением то, что я  не забуду всю мою жизнь. По этому поводу я не могу спать уже 3 - 4 суток. Сталин сказал, что если я так буду относиться к своим обязанностям, как вы, то меня народ растерзает, и он будет прав. Если ты упустишь хоть раз какое-нибудь дело, то ночами не спишь, совесть мучает, пока все не исправишь. И вы так относитесь к своим обязанностям. Эти доподлинные слова вождя поучительны для нас всех.

До конца обеда я просидел за столом ни живой ни мертвый. Не знаю, как сердце выдержало, думал, что сознание потеряю. Пока он немного не успокоился, больно было страшно, он так сильно вспылил и нервничал. А для нас всех его здоровье - это самое главное для народа. Осознавать в его присутствии, что виной этого всего ужасного являешься ты, просто ужасно. Лучше бы тут умереть на месте, чем пережить такое мучительное испытание.

P. S. О том, как оценивают историки события, описанные Николаем Власиком, читайте в одном из ближайших номеров «КП» после завершения серии публикаций.

Комментариев нет:

Отправить комментарий