пятница, 18 марта 2011 г.

Вождь принял врага за друга. И заплатил за это жизнью


Иосиф Сталин, крайняя слева - мать вождя Екатерина (Кетеван) Георгиевна, рядом с ней - Лаврентий Берия. За спиной у Сталина грузинский коммунист, фамилия которого не установлена. Тифлис, 1935 г. Фото Николая Власика.
Иосиф Сталин, крайняя слева - мать вождя Екатерина (Кетеван) Георгиевна, рядом с ней - Лаврентий Берия. За спиной у Сталина грузинский коммунист, фамилия которого не установлена. Тифлис, 1935 г. Фото Николая Власика.

Александр ГАМОВ, доктор исторических наук Сергей ДЕВЯТОВ. Фото из семейного архива Николая Власика и ФСО России. — 18.03.2011

ФСО России рассекретила архив генерала Власика.

«Комсомолка» первой публикует эти документы эпохи.

Окончание. Начало в номерах от 59111215 и 16 марта 2011 года.

«Как Берия входил в доверие»

Самым губительным и опасным - и для страны, и для Сталина - было то, что среди людей, особенно близких к вождю, оказался такой страшный предатель, как Берия. Он давно рвался к власти всеми ведомыми и неведомыми путями. Он был способен на все, и ему уже надоело ждать.

Берия подрывал у Сталина доверие к людям, развивал в нем подозрительность. Зная мою неподкупную преданность вождю, он постарался удалить меня от него, так ему удобнее было действовать.

Он всячески запугивал Сталина. Теперь мне совершенно ясно, что Берия сам сфабриковал документы, которые якобы присылали нам наши друзья из соцстран и в которых содержались угрозы убийства Сталина. Об этом докладывали
Иосифу Виссарионовичу. Ставили в известность и меня, чтобы я принял меры для усиления охраны, особенно при поездках на юг. Все это делалось, чтобы нервировать Сталина, вызвать у него еще большую подозрительность. И Берия этого добился.


Был период, когда Сталин, недовольный Берия, лишил его своего доверия. Произошло это вскоре после войны. Сталин стал выражать недовольство в отношении руководства Берия в МГБ, приводил примеры провалов в агентурной работе и спрашивал меня: кто повинен в плохой работе органов госбезопасности? Я сказал, что считаю - агентурная работа была вообще заброшена...

Сталин тут же при мне позвонил Маленкову (в то время зампред Совмина СССР. - Ред.) и распорядился освободить Берия от руководства МГБ, оставив его на руководящей работе в МВД. Этот разговор происходил в присутствии Поскребышева (секретарь Сталина. - Ред.). Каким-то путем все стало известно Берия. Я узнал это, когда он допрашивал меня. Берия мне сам сказал об этом.

Хочу упомянуть еще об одном событии, обострившем мои отношения с Берия. Во время последней поездки Сталина в Грузию ко мне поступили сведения о том, что там при поступлении в вузы требовалась взятка в 10 тысяч рублей, и вообще о процветании взяточничества в Грузии. Я доложил об этом Сталину. Виновные были привлечены к ответственности и понесли наказание.

В последние годы жизни Сталин изменил к Берия свое отношение. Это произошло в 1950 году, когда Лаврентий во время отдыха Сталина на юге при­ехал к нему с докладом и продемонстрировал кинофильм о законченных испытаниях отечественной атомной бомбы. Вождь снова вернул ему свое прежнее расположение. Тов. Сталин подчеркивал, что только участие Берия могло принести такие блестящие результаты.
В 1961 году Николай Власик обратился к Никите Хрущеву с просьбой о реабилитации. Хрущев так и не ответил. Опального генерала полностью реабилитировали (посмертно) только в 2000 году, при президенте Владимире Путине.
В 1961 году Николай Власик обратился к Никите Хрущеву с просьбой о реабилитации. Хрущев так и не ответил. Опального генерала полностью реабилитировали (посмертно) только в 2000 году, при президенте Владимире Путине.
«Я был против  «дела врачей»

Когда Берия и его подручные все снова пришли к власти, то стали жестоко мстить мне. Произошло все это следующим образом. После смерти тов. Жданова медсестра кремлевской больницы Тимошук опротестовала диагноз врачей, лечивших его, о чем было доложено на Политбюро. После вскрытия тела тов. Жданова комиссией было установлено, что лечение было правильным, а заявление Тимошук ошибочно и совершенно безграмотно.

Все же через несколько дней мне было поручено Сталиным провести тщательную проверку всех профессоров, лечивших тов. Жданова, и взять их под агентурную разработку, что мною и было выполнено. Никаких данных, порочащих профессоров, не было, о чем я и доложил Сталину. Но, несмотря на это, «дело врачей» было передано на дальнейшую разработку в МГБ.

«Последняя его ошибка стала роковой»

В мае 1952 года мне заявили, что в Управлении охраны, которое я возглавлял, не все благополучно. Сталин предложил создать комиссию для проверки нашей работы под председательством Маленкова, который настоял на том, чтобы ввести в комиссию Берия. С первого заседания было видно, что руководит комиссией не Маленков, а Берия. На втором заседании был арестован мой зам, а я был отстранен от руководства.

Я обращался с письмом к
т. Сталину, но ответа не получил, письмо мое, видимо, до него не дошло. Вскоре решением комиссии я был исключен из партии и командирован в Асбест. В ноябре 1952 г. я был вызван в Москву и арестован по «делу врачей».

Я обвинялся в том, что не принял мер по сигналу Тимошук и покрывал вражеские действия профессоров. После разоблачения банды Берия, когда вся ложь была вскрыта, все врачи Санитарного управления Кремля были освобождены и реабилитированы.

***

Сталин был беспощаден к врагам, но крепко любил друзей. И если он принял врага за друга, приблизил его к себе и доверял ему, это была его ошибка. Роковая ошибка. Да простится она ему! Он заплатил за нее дорогой ценой - своей жизнью...

Использованы материалы из книги «Ближняя дача вождя», которая выйдет из печати
в ближайшие недели.

P.S. О том, как оценивают историки события, описанные Николаем Власиком, читайте в следующем номере «КП».
Домино Власика. Николай Сидорович любил забить козла, иногда делал это в компании со Сталиным.
Домино Власика. Николай Сидорович любил забить козла, иногда делал это в компании со Сталиным.
ИЗ ДНЕВНИКА

«Когда ему сказали, что я хотел его отравить, он не поверил»


1950-е годы

...В 1948 г. был арестован комендант Ближней дачи Федосеев. Следствие вел Серов (замминистра МВД. - Ред.). У Федосеева было взято показание на меня, что я будто хотел отравить Сталина. Сталин усомнился в этом и лично проверил это, вызвав Федосеева на допрос, где тот заявил, что это ложь, которую его заставили подписать побоями. Он пожаловался Сталину, что его избивали. После этого дело взяли из МВД (которое курировал зампредсовмина СССР Берия. - Ред.) и передали лично Абакумову (министру МГБ. - Ред.)

 1960-е годы

...Я был жестоко обижен Сталиным. За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только одни поощрения и награды, я был брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он отдал меня в руки врагов. (Уничтожить меня физически помешало разоблачение самого Берия как врага народа.) Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам я ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел в своей душе зла на Сталина.

Комментариев нет:

Отправить комментарий